Можно ли научиться верности или это врожденное чувство: Презентация на тему Итоговое сочинение по литературе в 11 классе. Рассуждения по тематическому направлению «верность» и «измена»

Содержание

Верность это особый дар. | Marco Berluskoni

Верность это особый дар. Ему нельзя научиться. Либо есть, либо нет. Преданность это врожденное. Как группа крови, музыкальный слух или отпечатки пальцев. Она в крови, в голове, в сердце. Это качество характера. Верность это для сильных. Это порода. Kак у волков — с одним и на всю жизнь, до последнего вздоха. Влюбляются люди временно, запомните это. Любят до нутра. И насквозь. Потому что любить это невозможность отказаться, оставить, предать, обмануть, изменить. 

 

Мне не нужна верность в штанах. Самцовая. Мне нужна верность МУЖСКАЯ. Верность в мозгу и в сердце. Взрослая. Преданность, основанная на ответственности и доверии. Безусловная. Не зависящая от каких — либо временных факторов, расстояний, обстоятельств или настроения. Когда я уверенна, что мой человек меня никогда не предаст. Когда это внутри, естественное, как дыхание. Когда в мозгах только ты. В каждой клеточке — ты. Когда в постели, в душе тоже ты. Всю жизнь — ты. Вот это — верность. 

 

Одни говорят, что верность это роскошь. Чушь. Если любишь, верность это не роскошь, это единственная возможная данность, ибо человек становится твоей кожей, которую ты не можешь больше снять. Другие утверждают, что верность это не чувство, а решение. Снова чушь. Верность это такое же сильное ЧУВСТВО, как любовь или ненависть. По щелчку пальцев не проходит. Нельзя вечером ложась спать сказать человеку "люблю" и быть ему верным, а на утро проснуться, разлюбить и пойти "налево". Даже если поссорились, разошлись, если расстояние между вами, но есть чувства, ждать будешь. Только его одного ждать. Так будешь ждать, что скулы сводит. Но дождешься. Чтобы уткнуться носом в его горячую спину, задохнуться нежностью, умереть в его руках, все простить, только бы он был. Некоторые говорят, подумаешь, измена, в жизни всякое бывает...Так вот. Когда любишь — не бывает. И не может быть. 

 

Ты решишь, что я сошла с ума, а я не знаю, как можно целовать человека, смотреть ему в глаза, обнимать, держать за руку, говорить все эти святые слова о любви, а потом идти и ложиться в чужую постель, целовать чужие губы, гладить чужие руки и волосы. Если действительно любишь, от этого просто все кишки наружу вытянет — так будут тебе отвратительны мысли о чужих прикосновениях. Как сказал Высоцкий :"В этом мире я ценю только верность. Без этого ты никто и у тебя нет никого. В жизни это единственная валюта, которая никогда не обесценится." Подумай об этом. 

 

Любая измена, даже мысленная это грязно и низко. Либо ты любишь и хранишь верность, либо закрой свой рот и уходи. 

Подпишись на мой канал !

Литература в 11 классе: Верность и измена...

·        •      Можно ли научиться верности или это врожденное чувство?

•      Может ли являться верность критерием любви?

•      Измена - это есть предательство по отношению к самому себе?

•      Что может толкнуть человека на измену?

•      Как измена может повлиять на отношения людей?

•      Допустимо ли сражаться на стороне своих врагов?

•      Предательство и измена: возможно ли прощение?

•      Верность своему слову: насколько это важно?

•      Согласны ли вы с утверждением : «Доверие — признак мужества, а верность — свидетельство силы»?

•      Подтвердите или опровергните слова Ф.Шиллера: «Верная любовь помогает переносить все тяготы»?

•       Может ли быть неверным благородное сердце?

•      Какое предательство самое страшное?

•      Можно ли иметь дело с человеком, которому нельзя доверять?

•      Как, по- вашему, связаны понятия верность и любовь?

•      Как, по-вашему, связаны верность и дружба?

•      Чем опасна измена?

•      Подтвердите или опровергните высказывание У. Черчилля: «Глуп тот человек, который никогда не меняет своего мнения».

•      Можно ли простить предательство?

•      В чем причины измен и предательств?

•      Когда возникает выбор между верностью и предательством?

•      Важно ли быть верным слову?

Словарная работа: Верность – стойкость и неизменность в чувствах, отношениях, в исполнении своих обязанностей, долга. Измена –  предательство интересов Родины, переход на сторону врага. Нарушение верности кому –  или чему – нибудь. Постоянство, выдержка, неизменность, твердость, непоколебимость, рачение, рачительность, честность, точность, исправность, добросовестность, аккуратность Предательство, вероломство, неверность, непостоянство, неустойчивость, переменчивость, обман Афоризмы и высказывания известных людей:  «Постоянство — основа добродетели»  О.Бальзак «Верность — заповедь дружбы, самое драгоценное, что вообще может быть дано человеку»
Э. Тельма
«Предатели предают прежде всего себя самих» Плутарх «Будь верен сам себе, и тогда столь же верно, как ночь сменяет день, последует за этим верность другим людям» Шекспир «Верная любовь помогает переносить все тяготы» Ф.Шиллер «Доверие — признак мужества, а верность — свидетельство силы» Мария Эбнер Эшенбах «Измена зарождается в сердце прежде, чем проявляет себя в действии» Дж.Свифт «В этом мире я ценю только верность. Без этого ты никто и у тебя нет никого. В жизни это единственная валюта, которая никогда не обесценится» В.Высоцкий

Верность – это черта характера, которая привлекает людей, потому что верный человек надёжный, он всегда является опорой в любой жизненной ситуации, на такого человека можно положиться, ему можно верить. Верность всегда связана с терпением, самоотдачей, верный человек не требует ничего взамен, он бескорыстен. В основе верности людей всегда доверие друг другу. Верность – это постоянство. Верный человек всегда точно знает, чего он хочет, к чему стремится, поэтому достигает высоких результатов, осуществляет задуманное. Человек может быть верен в дружбе, любви. Верность – основа патриотизма. Человек, верный своему народу, Родине, никогда не станет предателем. Это тот стержень, на котором держатся стойкость, смелость, мужество, непреклонность, патриотизм. Измена – нарушение верности кому- или чему-либо. Измена – это поступок, результат выбора личности, способной нарушить взятые на себя обязательства, предать идеалы, людей, Родину. Это неспособность человека быть верным своему выбору, выбору профессионального пути, целей, идеалов или нравственных ориентиров. Измена в любви – это нанесение глубокой душевной раны любящему, предательство. Измена идеалам – это отход человека от тех принципов, ориентиров, которые он выбрал когда-то для себя. Это может лишить его жизненной опоры, сделать несчастным. Измена Родине, народу – это стремление выбрать для себя лично лёгкий путь, выжить любой ценой в трудный для страны период, предать всё, что составляет основу жизни человека, это одно из отрицательных нравственных качеств человека, которое всегда было презираемо в обществе.
Основные аспекты раскрытия темы
Верность и измена - противоположные проявления человеческой личности. Два решения, два возможных пути для героя:  остаться верным или предать, изменить. Несмотря на кажущуюся простоту в плане раскрытия темы, перед автором будущей работы встает ряд вопросов. КОМУ или ЧЕМУ быть верным? КОМУ или ЧЕМУ изменить? В связи с этим проявляются несколько аспектов:
Верность нравственным заповедям.
Верность-измена Отечеству, большой и малой родине. Верность-измена в дружбе, любви. Верность-измена идеалу, целям, принципам, ценностным установкам. Верность долгу, профессии. Верность-измена своему внутреннему «Я». Верность-измена как категории, определяющие систему ценностей героя Верность заповедям Христовым, Закону Божию становится нерушимой категорией нравственной оценки человека еще в древнерусской литературе. Немыслима победа героя, предавшего свою веру. Таков нравственный канон.  В «Житии Александра Невского» создан образ князя, чьи прославленные победы являются плодом убежденной веры. «Не в силе Бог, но в правде», – говорит он дружине перед началом битвы с иноземными захватчиками. И помощь в борьбе за правое дело оказывают ему и «сродники» – великомученики Борис и Глеб, и небесное воинство. Для русской литературы измена, предательство христианской веры есть прямой путь к гибели – нравственной и физической. Отступничество и ересь приводят к возмездию и Божьему суду. В стихотворении
Г.Р. Державина
«Властителям и судиям» читаем: Восстал всевышний бог, да судит Земных богов во сонме их; Доколе, рек, доколь вам будет Щадить неправедных и злых? Обличение несправедливого судейства, отступничество от Божьих заповедей, по мнению лирического героя, грозит возмездием: И вы подобно так падете, Как с древ увядший лист падет! И вы подобно так умрете, Как ваш последний раб умрет! Тема измены Божьим законам звучит и в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Раскол в душе главного героя, еретическая теория, созданная им, ведут на край гибели. Любовь как основу мира Раскольников пытается изменить, заменить на силу: "Сила, сила нужна: без силы ничего не возьмешь; а силу надо добывать силой же..." Однако путь в никуда еще не пройден, покуда есть та, кто снова дарит веру: «Оба сидели рядом, грустные и убитые, как бы после бури выброшенные на пустой берег одни. Он смотрел на Соню и чувствовал, как много на нём было её любви, и странно, ему стало вдруг тяжело и больно, что его так любят». Верность Богу немыслима без любви к человеку. Убить человека – значит совершить великую измену, подобно Каину. ВЕРНуться (стать верным вновь) можно через покаяние.
Верность – измена  Отчизне, родному краю
Проблема верности Родине в трудные годы испытаний или в мирное время не остается без внимания русской классики. «Ребята! не Москва ль за нами? Умремте же под Москвой, Как наши братья умирали!» И умереть мы обещали, И клятву верности сдержали Мы в Бородинский бой. Клятва в верности братьям по оружию для героев «Бородино»  М.Ю. Лермонтова – это и клятва своей Отчизне. Быть верным родной земле – значит, по мысли ветерана той битвы, быть готовым сложить за нее голову. Поэтому поколение новобранцев, живущих «под бременем познанья и сомненья», вызывает горькую усмешку. Способны ли они на тот же подвиг или изменят в трудную минуту, ибо вовсе не богатыри?.. Лермонтов оставляет читателя наедине с этой мыслью, дает возможность рефлексирующим современникам определиться с отношением к России – родине и государству… Верность своей стране, готовность служить ей до последнего вздоха является главной мыслью и в поэме «
Василий Теркин
»                                    А.Т. Твардовского. Словно подхватывая и развивая мысль поэта-предшественника, он создает новую формулу верности: Бой идет святой и правый. Смертный бой не ради славы, Ради жизни на земле. Знаменитый рефрен не оставляет сомнений: ведь земля – она та самая, родная! Измена ей – это измена семье, детям, любимым, всему, что дорого и свято. Эта мысль становится лейтмотивом всей литературы периода Великой Отечественной войны. Свидетели событий: поэты, писатели, военные корреспонденты – донесли до потомков идею верности и готовности к самопожертвованию как залога грядущей победы. Причины отступничества, измены интересовали классиков литературы не меньше героических этапов истории страны. На страницах книг мы знакомимся не только с образами патриотов. Персонажи изменников, созданные в литературе, помогают нам определиться с собственной нравственной позицией. А.С. Пушкин «Полтава»: в 1708 году Мазепа перешел на сторону противника Российского государства в Северной войне – шведского короля Карла XII.  За измену и предательство его наградили орденом Иуды. В поэме Александр Сергеевич показал Мазепу как вероломного лицемера, для которого нет ничего святого ("не ведает святыни", "не помнит благостыни").
Н.В. Гоголь
«Тарас Бульба»: младший сын Тараса Бульбы – «мазунчик» Андрий – жил не по законам Запорожской Сечи, а по зову сердца. Из-за любви казак предает свою Отчизну. "А что мне отец, товарищи и отчизна? Отчизна моя – ты!" – говорит он возлюбленной. Для казаков, чей закон гласит: «Нет уз святее товарищества», – Андрий не кто иной, как предатель.  Казалось бы, неразрешимую дилемму – простить сына-изменника или покарать неверного – Тарас Бульба разрубает как гордиев узел. Ведь атаман не мыслит себя вне Сечи и предательство Андрия он простить не может. Но не только на войне чтят верность. Не только на войне возможна измена. Иногда тихий подвиг Левши (Н.С. Лесков «Левша») звучнее и действенней батального грома. «Мы к своей родине привержены», – говорит Левша, отказываясь остаться в Лондоне. Его образ, как и образ генерала Платова, по-казачьи прямодушного и грубого, противопоставлен образу императора Александра Павловича. Восхищение царя всем иностранным сказитель воспринимает с обидой. А вслед за ним и читатель задумывается о том, что чувствует Александр по отношению к стране, в которой поставлен быть царем... По-своему тема верности родной земле, своим корням развивается в «
Прощании с Матерой
» В.Г. Распутина. Пронзительной болью в душе читателя отдаются слезы старухи Дарьи: «Могилки, значитца, так и оставим? Могилки наши, и родные. Под воду?» Разоренные могилы, сожженные дома, затопленная деревня, погибший «царственный листвень» – трагедия разыгрывается на фоне равнодушия и молчаливой измены. Андрей, Соня, Павел пока не осознают, как страшно может откликнуться предательство. Изменения необратимы: «Если мы с тобой кинули, нас с тобой не задумаются кинуть. О-ох, нелюди мы, боле никто...». С чего же начинается путь к измене? Как и любое зло, измена начинается с маленькой лжи, с минутного сомнения в том, в чем сомневаться нельзя. А.И. Солженицын свою Нобелевскую речь закончил русской пословицей: «Одно слово правды весь мир перетянет». А самым простым, доступным ключом праведной жизни писатель считал личное неучастие во лжи: «…пусть ложь всем владеет, но в малом упрёмся: пусть владеет не через меня!». Верность – измена в отношениях между людьми Рассмотреть антитезу «любовь-измена» можно и под другим углом. Верность и измена в отношениях между людьми. Здесь уместно привести аргументы не только из отечественной литературы. Обратимся к трагедии В. Шекспира «Гамлет». Имена друзей-предателей Гильденстерна и Розенкранца уже давно стали символом вероломства.  Решиться на обман принца Гамлета было не так уж трудно, когда измена оплачена. Размышления главного героя о собственной судьбе также связаны с рассматриваемой проблемой, ведь перед принцем неразрешимая дилемма: остаться верным памяти отца, выполнить его просьбу и отомстить, либо уподобиться изменщице-матери и жить, закрыв глаза на правду.  Сомнения и метания Гамлета находят свое воплощение в известном монологе: Смиряться под ударами судьбы, Иль надо оказать сопротивленье И в смертной схватке с целым морем бед Покончить с ними? Умереть. Забыться. Свой выбор принц все же делает. Окруженный изменниками Гамлет идет до конца, чтоб вывести вероломных на чистую воду. Не менее яркий пример измены в дружбе рисует А. Дюма в романе «Граф Монте-Кристо». Эдмон Дантес, преданный друзьями, через всю жизнь пронес мысль о мести, о возмездии. Но герою не чужда справедливость. Верный другу капитан Моррель получает неожиданную помощь в самую трудную минуту. Его семья, оказавшаяся на грани разорения, снова получает возможность жить безбедно, спокойно, не уронив ни чести, ни достоинства. Примеры верной дружбы в зарубежной литературе должны быть знакомы школьникам. Здесь и герои романа А. Дюма «Три мушкетера», и команда «Дункана», посвятившая себя поискам капитана Гранта             (роман Ж. Верна «Дети капитана Гранта»), и многие другие произведения. Верность и измена в любви Этот аспект проблемы, очевидно, вызовет самый сильный резонанс. Любовь как чувство, обнажающее истинный нравственный облик героев, традиционно является темой уроков литературы в старших классах. Вот лишь несколько цитат, которые помогут начать размышление о природе верности и измены: Его любовь постыла мне. Мне скучно, сердце воли просит... (Земфира. А.С. Пушкин «Цыганы»). Героини поэмы Пушкина Земфира и Мариула не имеют никаких нравственных обязательств перед мужчинами и детьми. Они слепо следуют своим желаниям, повинуются страстям. Пушкин намеренно создал образ матери Земфиры, которая оставила дочь ради новой любви. В цивилизованном обществе этот поступок вызвал бы всеобщее порицание, но Земфира не осуждает мать. Она поступает так же. Цыгане не считают измену грехом, потому что никто не в силах удержать любовь. Для старика поступок дочери обычен. Но для Алеко – это покушение на его права, которое не может остаться безнаказанным. «Ты для себя лишь хочешь воли», – обвиняет убийцу отец Земфиры. Считая себя свободным, Алеко не желает видеть свободными других. Впервые Пушкин изобразил изгнание романтического героя не только из цивилизованного общества, но и из мира свободы. Алеко изменяет не   традициям, а общечеловеческим ценностям. Но я другому отдана; Я буду век ему верна. (Татьяна. А.С. Пушкин «Евгений Онегин»). Роман А. С. Пушкина "Евгений Онегин" содержит множество проблемных вопросов: супружеская верность, ответственность и страх быть ответственным. Герои в начале романа совершенно разные люди. Евгений – городской сердцеед, который не знает, чем развлечь себя, чтобы спастись от скуки. Татьяна – искренняя, мечтательная, чистая душа. И это первое чувство для нее отнюдь не развлечение. Она живет, дышит им, поэтому совершенно не удивляет, как скромная девушка, внезапно идет на такой смелый шаг, как письмо любимому. У Евгения тоже есть чувства к девушке, но он не желает потерять свою свободу, которая, впрочем, совсем не приносит ему радости. По истечении трех лет герои встречаются снова. Они очень изменились. Вместо закрытой мечтательной девушки теперь рассудительная, знающая себе цену светская дама. А Евгений, как оказалось, умеет любить, писать письма без ответа и мечтать о единственном взгляде, прикосновении к той, что когда-то готова была вручить ему свое сердце. Время изменило их. Оно не убило любовь в Татьяне, но научило ее держать под замком свои чувства. А что ж до Евгения, то он, возможно, впервые понял, что такое любить, что такое быть верным. Татьяна Ларина не выбрала путь измены.  Она честна: «Я вас люблю (к чему лукавить?). / Но я другому отдана; / Я буду век ему верна». Кто не помнит этих строк?  Можно долго спорить: права ли героиня?  Но в любом случае её верность долгу жены, верность принятым обязательствам вызывает и восхищение, и уважение.  «Мы расстаемся навеки, однако ты можешь быть уверен, что я никогда не буду любить другого: моя душа истощила на тебя все свои сокровища, свои слезы и надежды» (Вера. М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени») Бэла и княжна Мери, Вера и ундина – такие непохожие, но одинаково больно задетые Печориным, пережившие и любовь к нему, и его измену. Княжна Мери – гордая и сдержанная аристократка глубоко увлеклась «армейским прапорщиком» и решила не считаться с предрассудками своей знатной родни. Она первая призналась Печорину в своем чувстве. Но герой отвергает любовь Мери. Оскорбленная в своем чувстве, искренняя и благородная Мери замыкается в себе и страдает. Сможет ли она поверить теперь кому-нибудь? Бэла наделена не только красотою. Это пылкая и нежная девушка, способная на глубокое чувство. Гордая и стыдливая Бэла не лишена сознания своего достоинства. Когда Печорин к ней охладел, Бэла в порыве негодования говорит Максиму Максимычу: «Если он меня не любит… я сама уйду: я не раба, я княжеская дочь!».  Отношения с ундиной были для Печорина просто экзотическим приключением. Она – русалка, девушка из забытой сказки. Этим она и привлекла Печорина. Для него это один из витков судьбы.  Для нее – жизнь, где каждый борется за своё место. Любовь к Вере была наиболее глубокой и длительной привязанностью Печорина. Не более того! Среди своих скитаний и приключений он оставлял Веру, но снова к ней возвращался. Печорин причинил ей много страданий. Он не дал ей ничего, кроме душевных терзаний. И тем не менее она любила его, готовая принести в жертву любимому человеку и чувство собственного достоинства, и мнение света, и честь мужа. Вера стала рабой своего чувства, мученицей любви.  О её измене узнает муж, она теряет свою репутацию, разладились добрые отношения с супругом.  Окончательную разлуку с Верой Печорин переживает как катастрофу: он предается отчаянию и слезам. Нигде так ясно не обнаруживается безысходное одиночество героя и порождаемые им страдания, которые он скрывал от других, будучи тем не менее постоянно неверным в отношениях с женщинами.  «Ведь это нехорошо, ведь это грех, Варенька, что я другого люблю?» (А.Н. Островский «Гроза») Верность и измена — это всегда выбор своего поведения в отношениях с любимым. И за этот выбор несёт ответственность не один, а оба — Он и Она. Героиня пьесы Островского «Гроза» изменила мужу.  Всем сердцем полюбила она Бориса, слабого, безвольного человека.  Тайные встречи Катерины с ним – это желание любви, взаимопонимания. Она осознает греховность своего поведения и страдает от этого.  Самоубийство – смертный грех, Катерина знает это. Но идет на это по разным причинам, в том числе, не сумев самой себе простить измены. Может ли читатель оправдать героиню? Понять может, сочувствовать может, но оправдать – едва ли.  И не только потому, что заповедь нарушена – предательство трудно простить. «Меня мучает только зло, которое я ему сделала. Скажите только ему, что я прошу его простить, простить, простить меня за все...». (Наташа Ростова об Андрее. Л.Н. Толстой «Война и мир»). История размолвки Наташи и князя Андрея, крушение, казалось бы, идеальной истории любви возмущает, повергает в недоумение, заставляет вновь и вновь искать ответ на вопрос: «Чем подлый, недалекий Анатоль Курагин затмил блистательного, утонченного, умного Болконского в глазах юной Ростовой»? Что толкнуло Наташу в объятья «подлой, бессердечной породы»? Падение Наташи, ее слезы и боль читатель переживает всем сердцем и, сам того не замечая, делает свой выбор в пользу верности, сочувствуя, все-таки осуждает измену героини. «Нет, Николай Алексеевич, не простила. Раз разговор наш коснулся до наших чувств, скажу прямо: простить я вас никогда не могла.  Как не было у меня ничего дороже вас на свете в ту пору, так и потом не было. Оттого-то и простить мне вас нельзя». (Надежда. И.А. Бунин «Темные аллеи»). Произведения Бунина о любви трагичны. Для писателя любовь – это вспышка, солнечный удар. Его любовь не терпит продления.  Если герои и верны этой любви, то только в душе, в воспоминаниях. Героиня новеллы «Тёмные аллеи» сумела сохранить в памяти верность своей первой и единственной в жизни любви к Николаю, где-то в глубине её души теплится огонёк этого прекрасного чувства, так сильно пережитого ею в молодости к «Николеньке», которому, как говорит героиня, она отдала «свою красоту».  А что же герой? Для него отношения с Надеждой — мимолётное увлечение красавца-барина горничной. Он даже и не понял, что предал любимую, изменил их любви, когда просто забыл о ней. Но оказалось, что именно эта любовь и была главной в его жизни. Нет счастья у Николая: жена изменила ему и бросила, а сын вырос «без сердца, без чести, без совести». Измена любви делает несчастными обоих, а верность любимому согревает сердце героини, хотя при встрече она и обвиняет его, не прощая за предательство. «За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!»                     (М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»). Это роман о любви двух людей, которые до встречи друг с другом были каждый по-своему одинок и несчастен. Маргарита будет искать своего Мастера, а когда найдет его, то больше они никогда не расстанутся, потому что именно любовь является той силой, благодаря которой можно пережить все тяготы и невзгоды бытия, не растеряв при этом таких качеств, как верность, надежда, доброта и сочувствие! Чистота нравственного облика Маргариты, ее верность, преданность, бескорыстие, мужество при исполнении долга – это извечные черты русских женщин, способных и коня на скаку остановить, и разделить вместе со своим любимым все тяготы и лишения, которые выпадают на их долю. Она до конца верна своему Мастеру. Но не забудем, что Маргарита совершает и предательство. В силу своей симпатии к героине литераторы никогда не делают акцента на том, что, полюбив Мастера, Маргарита изменила своему мужу.  А ведь её любовь была изменой по отношению к нему. Ради Мастера героиня в какой-то степени предает и себя, ведь она соглашается продать душу дьяволу, быть на балу у Воланда, надеясь, что тот поможет вернуть ей любимого, чего, вероятно, не сделала бы при других условиях.  Таков характер Маргариты – она готова на все ради любви. Козни дьявола искусительны: булгаковская героиня подсознательно мучается из-за своей измены мужу и остро ощущает свою вину. В романе М.Булгакова есть и другие вероломства. Иуда предает Иешуа. Пилат предает справедливость. Мастер предает дело своей жизни. Есть предатели и среди гостей на балу.  А еще барон Майгель, Берлиоз. Страшно, когда человек сознательно отдает себя служению мнимым ценностям, понимая их ложность.  Вот она, измена самому себе!  Писатель убежден, что страшнее открытого зла конформизм тех, кто зло понимает, готов осудить его, но не делает этого из-за малодушия, что все, кто когда-либо пошел на поводу у трусости, так или иначе приходят к предательству. История зарубежной литературы дарит нам еще один пример удивительного свойства человеческой души – способности верно ждать той самой минуты, той самой встречи... Любовь, забыть которую нет сил Тому из нас, кто истинно любил. (Данте Алигьери. «Божественная комедия»). Данте и Беатриче.  Недосягаемой она была для Данте при жизни.  Но он остался верен ей и после её смерти, открыто, не таясь, расточал самую возвышенную хвалу возлюбленной. Его Беатриче в поэме возвысилась, утратила земные черты, стала мечтой, идеалом жизни, светочем на скорбном пути поэта: «Если жизнь моя продлится ещё несколько лет, я надеюсь сказать о ней то, что никогда ещё не было сказано ни об одной женщине».  Данте исполнил свое обещание, он написал великую поэму, в которой воспел свою музу. Не случайно в Раю Данте и его спутник Вергилий встречают тех, кто был верен и добродетелен: святая Лючия, библейские пророки. Они рядом с ней, его божественной Беатриче. Это ли не пример удивительной верности возлюбленной?  Измена Родине, любимой, друзьям… Что может быть страшнее? Поэтому в девятом, самом страшном круге Ада находились, по мнению Данте, предатели родины, изменники. Там первый убийца на земле – Каин, там Люцифер, восставший против Бога, там Иуда, предавший Христа, там Брут и Кассий, предавшие Юлия Цезаря. Вот куда ведет путь изменника – в ад! Нельзя не вспомнить о трагическом исходе еще одной истории любви: Нет, не клянись Обманчивой луной В любви до гроба деве молодой! Иль будешь, как луна, непостоянен... (Джульетта. В. Шекспир «Ромео и Джульетта»). Любовь Ромео и Джульетты, в буквальном смысле любовь до гроба, трогательна и безгранична. Но разве не были «изменниками» два юных сердца? Ведь предали они традиции семьи, нарушили незыблемую (до тех пор!) истину: Монтекки и Капулетти – враги навсегда. Но у кого поднимется рука осудить влюбленных. Их верность друг другу заставляет трепетать, а смерть кладет конец извечной вражде «двух равно уважаемых семей». Можно говорить о верности и измене, анализируя эпизоды из таких произведений, как «Мать изменника», сказки «№ IX, № XI» из «Сказок об Италии» М. Горького; «Анна Каренина» Л. Толстого; «Олеся», «Гранатовый браслет», «Суламифь» А. Куприна; «Сотников» В. Быкова; «Тихий Дон» М. Шолохова и др. Верность – измена присяге, долгу При таком подходе к раскрытию темы мы явно увидим переклички с темой чести и бесчестия. Ведь измена присяге бесчестит человека. Вероломство делает героя клятвопреступником."Швабрин упал на колени... В эту минуту презрение заглушило во мне все чувства ненависти и гнева. C омерзением глядел я на дворянина, валяющегося в ногах беглого казака" (Гринев. А.С. Пушкин "Капитанская дочка"). Предатель Алексей Швабрин не берег честь смолоду. Автор характеризует его как циничного пустого человека, способного оболгать девушку только из-за того, что она отказала ему во взаимности, как низкого человека, изменника, труса, предателя. Когда во время штурма и взятия Белогорской крепости Швабрин понимает, что осады плохо укрепленной крепости не выдержать, он переходит на сторону Пугачева. Позже, для того чтобы сохранить свою жизнь, Швабрин пресмыкается перед Пугачевым. Алексей Швабрин навсегда останется чужим среди своих, своим среди чужих. Он предал родину, любимую девушку, друга, всех обитателей Белогорской крепости. И отношение "своих" к нему всегда будет презрительным.  В. Шекспир "Король Лир" В "Короле Лир" представлена целая галерея предателей. Вот любящие дочери клянутся в верности и любви своему отцу, соревнуясь в пышности сравнений и изысканности гипербол. "Как не любили дети / Доныне никогда своих отцов", – начинает Гонерилья. Ей вторит Регана: "Не знаю радостей других, помимо / Моей большой любви к вам, государь!". И лишь одна младшая и любимая Корделия говорит просто, искренне: "Я вас люблю, как долг велит, / Не больше и не меньше". Но Лира такие слова не устраивают, подобное поведение дочери видится ему не просто непочтительным – предательским. Поэтому он отдает все королевство ее сестрам. Среди этих разборок появляется и Эдмунд, незаконнорожденный сын графа Глостера, служившего Лиру много лет. Эдмунд задумал очернить своего брата Эдгара в глазах отца, чтобы завладеть его частью наследства. Корделия становится королевой Франции и выигрывает. Лир первый месяц живет у Гонерильи, которая его ни во что не ставит, давая понять, кто здесь главный. Дочерний долг забыт. От прежней любви и верности отцу не осталось и следа. Гонерилья предает родного человека, отказывает ему в заботе и внимании.  Прилюдное унижение суждено испытать Лиру и от Реганы. И только тогда он осознает, как был несправедлив к Корделии. Эдмунд предает Глостера, который в итоге лишается глаз. Кажется, сама земля не может выдержать этот неиссякаемый поток измен, предательств. Все умерли. Говоря словами Эдмунда, "колесо судьбы свершило свой оборот". Лир сходит с ума. Верная дочь, Корделия, узнав о несчастьях отца, жестокосердии сестер, спешит к нему на помощь. Эдмунд приказывает убить их обоих. Корделию убивают по приказу Эдмунда. Лир не может этого пережить и умирает. Гонерилья закалывается, перед этим отравив сестру. О, эти лживые льстецы! Как крысы, Они перегрызают пополам Святые узы крови, угождают Страстям господ, льют масло в их огонь. И леденят их каменные души.

Цитата: Верность - это такая редкость и такая ценность. Это не врожденное чувство:

ЦИТАТА

Верность - это такая редкость и такая ценность. Это не врожденное чувство: быть верным. Это решение.
 4 года назад 

Похожие:

Верность - это такая редкость и такая ценность. Это не врожденное чувство: быть верным. Это решение.

Евгений Евтушенко

Верность — это такая редкость и такая ценность. Это не врожденное чувство: быть верным. Это решение.

Верность — это такая редкость и такая ценность.
Это не врожденное чувство: быть верным.
Это решение.

Верность - это такая редкость и такая ценность. Это не врожденное чувство: быть верным. Это решение..

Верность — это такaя редкость и такая ценность. Это не врожденное чувство: быть верным. Это решение.

Видите ли... видите ли, сэр, я... просто не знаю, кто я сейчас такая. Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была утром, когда встала, но с тех пор я всё время то такая, то сякая — словом, какая-то не такая.

Льюис Кэрролл "Алиса в стране чудес"

Настоящий мужчина — это мудрость, мужество, милосердие. Настоящая женщина — это такая женщина, ради которой мужчина стремится быть мудрым, мужественным, милосердным.

Фазиль Искандер "Человек и его окрестности"

Война — это не только смерть, это еще такая жизнь. Если не придумаешь, ради чего тебе жить на войне, тебя убьют. © Битва за Севастополь

Хранить верность — это достоинство, познать верность — это честь.

Мария фон Эбнер-Эшенбах

Дружба такая же редкость как и любовь. А знакомых… мне не надо. Марина Цветаева

Дружба такая же редкость как и любовь. А знакомых… мне не надо. Марина Цветаева

Дружба такая же редкость как и любовь. А знакомых… мне не надо. Марина Цветаева

Все, что выматывает душу и нервы – не любовь, это борьба самолюбий. Любовь – это тишина, такая особенная тишина, когда слушаешь и слышишь, понимаешь и понят.

Хранить верность - это достоинство, познать верность - это честь.

Сны — это вторая реальность, а любовь во сне такая красивая! © 9 рота

Любовь — это прекрасная вещь, не такая уж необходимая, как утверждают, но для полного счастья нужно быть любимым и горячо любить самому.

Франсуаза Саган "Смутная улыбка"

Верность — это одна из задач любви; но это всегда задача только для того, кто любит, и никогда не может быть требованием, направленным на партнера.

Виктор Франкл

Верность — это одна из задач любви; но это всегда задача только для того, кто любит, и никогда не может быть требованием, направленным на партнера.

Виктор Франкл

Женщине дана такая сила и такая власть над людьми, больше которой на земле нет ничего. И как же глупо она силу эту растрачивает! © Михаил Пришвин

Человек никогда не присутствует там, где он на самом деле находится. Он вечно копается в прошлом или заглядывает в будущее, а просто спокойно побыть в настоящем- такая редкость.

Элизабет Гилберт

Родитель — это такая профессия, в которой невозможно преуспеть. Нужно ограничиться тем, чтобы причинять как можно меньше зла. Бернар Вербер

Ну, у меня привычка такая: если мне кто-нибудь нравится, то я смотрю на него, смотрю, хотя знаю, что это неловко.

Владимир Железников

"ты счастлива?" - это такой трудный вопрос. я всегда говорю "да", потому что у меня есть друзья, я смеюсь над шутками, гуляю и веселюсь. моя жизнь не такая плохая, как могла бы быть и у меня нет ужасных проблем. могло быть и хуже. но ночью, в 3 часа, когда я одна и все еще не сплю, думая о жизни, я понимаю, что я плачу всем сердцем.

А ведь это такая невозвратимость, такой горький отлом души: лишиться любви к себе хотя бы одного человека.

Юрий Трифонов "Дом на набережной"

Свобода — это высшая ценность, и если любовь не дает вам свободы, тогда это не любовь. Ошо

Свобода — это высшая ценность, и если любовь не дает вам свободы, тогда это не любовь.

Это была сильная, жестокая любовь, в которой собственно любви содержалось только на четверть, а остальное — жгучая ненависть. Но именно такая концентрация и такой настой и называются настоящей любовью.

Алексей Иванов

Вы должны знать, что свобода — это высшая ценность, и если любовь не дает вам свободы, тогда это не любовь. Ошо

Если и есть на свете такая штука, как абсолютное счастье, то это ощущение, что ты — в правильном месте.

Фэнни Флэгг "Жареные зелёные помидоры в кафе «Полустанок»"

«Чувство любви»: Можно ли сохранить отношения надолго

Категорически нет! Не всем из нас удастся провести всю жизнь с одним любящим партнером, но по природе своей мы моногамны. Да, именно так. Моногамны по природе. Где бы я ни заявляла это, слушатели всякий раз начинали сомневаться, но доказательства непреложны: мы запрограммированы на то, чтобы надолго оставаться с одним и тем же партнером. Полиамория и краткосрочные отношения не относятся к предпочтительным стратегиям большинства мужчин и женщин.

Какие аргументы выдвигают пессимисты? Если приглядеться, окажется, что они не так уж и весомы. Число разводов между людьми младше 50 лет на самом деле снижается (и всегда было ниже в других странах, например в Канаде). Процент измен, как правило, вычисляется на основании недостоверных исследований и сильно преувеличивается. Согласно правдоподобным данным, всего 25 % мужчин и 11 % женщин действительно ходят налево.

Полигамия сохраняется у примитивных народов, как правило, из-за того, что мужчин меньше, а отсутствие образования, равных прав и возможностей не позволяет женщинам самостоятельно обеспечивать себя и детей. Что касается природы, то 90 % птиц образуют моногамные пары. И несмотря на то что среди млекопитающих моногамия редка, в эту категорию попадают виды, которые больше заботятся о выживании потомства и популяции в целом. К таким видам относятся калифорнийский хомяк, карликовая игрунка, бобр, волк — и человек. Все эти млекопитающие биологически запрограммированы на привязанность к тем, кто от них зависит, и к тем, от кого зависят они.

Кроме того, у всех этих видов вырабатывается окситоцин — нейромедиатор и гормон, который укрепляет привязанность как между родителями и детьми, так и между партнерами. У людей окситоцин выбрасывается в мозг в такие моменты максимальной эмоциональной связи, как кормление грудью и оргазм. Недавние исследования показали, что даже если любимого человека физически нет рядом, мысль о нем вызывает выброс окситоцина в мозге. Достаточно просто подумать о возлюбленном. Окситоцин также уменьшает выработку гормонов стресса и помогает успокоиться и испытать счастье, еще сильнее укрепляя связь между любящими людьми. Как я уже говорила, окситоцин часто называют гормоном объятий, но у ученых есть для него еще одно имя: молекула моногамии.

интервью психолога Кита Лоринга //Психологическая газета

Психолог, психотерапевт, сертифицированный и зарегистрированный в Великобритании клинический терапевт искусствами Кит Лоринг дал интервью Юлии Дьяковой для Международного сообщества психологов и психотерапевтов «Integratio»:

Юлия: Кит, спасибо, что согласился на это интервью, надеюсь, беседа будет такой же увлекательной, как и прежде.

Кит: Я тоже рад, очень важная тема.

Юлия: Но мы сегодня не будем говорить об арт-терапии...

Кит: Мы будем говорить о любви, о творчестве, о том, как замечать небольшие детали, видеть красоту вещей, их чудо. Я недавно слушал передачу про орхидеи... Это абсолютно потрясающие создания! Вот такие небольшие детали подпитывают мою жизненную силу, и тогда что-то внутри меня остается плодородным – словно почва, которая может давать новые всходы. Таково творчество – выражение себя через искусство, музыку, танец.

Юлия: А что тебя сегодня порадовало? Какие моменты были наиболее яркими?

Кит: Сегодня я пытался сориентироваться в парке – а там все было перекопано, все тропинки перекрыты, так что моя привычная дорога оказалась отрезана.

Юлия: Не без приключений...

Кит: Да, мне пришлось искать новый маршрут, и я его нашел – к месту встречи с Дилей в дельфинарии. И в этом тоже что-то есть: чтобы находить новые пути, а не оставаться в привычном. Это одно из свойств творчества: оно никогда себя не повторяет.

Юлия: Мне понравилось, как ты упомянул, что можешь в чем-то малом обнаруживать нечто большое и значительное. Я видела это на твоих программах: как ты замечаешь в человеке ростки чего-то значительного и большего для него. Ты делаешь это виртуозно. Как научиться подмечать великое в малом?

Трудности идентичности, или Что делает меня мной? Практика мультимодальной терапии искусствами

Кит: Это основывается на чувствительности, на моих ощущениях и на наблюдательности. Обращать внимание, куда и как смотрит человек: как он держит свое тело, пока разговаривает, как у него двигаются руки, ноги. И одновременно это внимание к собственному телу. Это похоже на сенсорное отзеркаливание: где-то внутри у меня появляется чутье, ощущение того, что может происходить с другим человеком. Это нечто, что находится вне слов. Возможно, это такая коммуникация, которая со-настроена с глубинным чутьем – моим и моего собеседника. А также очень небольшие детали: например, когда кто-то колеблется, тревожится – подобные моменты подсказывают мне, что здесь есть что-то важное, и это стоит развернуть.

Юлия: Ты сейчас говоришь о том, что есть некий протяженный процесс. Но я много раз замечала, как ты в считанные мгновения умудряешься найти подход: к официанту, который прошел мимо, к бармену, к любому случайному человеку. Доля внимания, доля секунды, которая точно позволяет человеку запомнить тебя навсегда. Не знаю, запоминаешь ли ты, но человек тебя запоминает. Словно есть ключик, который ты подбираешь волшебным образом.

Кит: Я правда запоминаю все эти встречи. Мой внутренний настрой про то, чтобы человек чувствовал себя хорошо, и мне важно, чтобы человеку было интересно быть с самим собой – как с хорошим другом. Может, у людей это связывается в памяти с моим присутствием, но это не то, что для меня важно.

Юлия: Супер!

Кит: Это становится еще более значимым, когда человек становится невидимым – в том числе, и для себя самого. Как будто ангел, который внутри, лишен внимания, взгляда, свидетельствования. Или ребенок, который внутри – свободный, спонтанный, полный игры и энергии – оказывается незамеченным... Человек мог совсем забыть о нем, но я чувствую его – как дыхание жизни, которое восстанавливает, возвращает к жизни что-то покинутое, оставленное... Внутри человека всегда живет что-то прекрасное, и это важно замечать.

Юлия: Как у тебя хватает ресурса на всех?

Кит: Я думаю, это похоже на течение реки, чей источник лежит далеко за пределами меня. Это не то, что принадлежит мне, но является потоком, который течет сквозь меня, и я ощущаю свое сердце открытым, поэтому я могу это замечать.

Юлия: То есть, ты всегда в со-настройке с этим потоком?

Кит: Возможно, что не постоянно, но я очень к этому стремлюсь. Но это одновременно заставляет меня чувствовать удивление и благоговение. Я могу быть не настроен на поток, но вдруг приходит нечто и настраивает меня на него, открывает меня...

Юлия: Я сейчас вспомнила, как артисты рассказывают, что когда они выходят на сцену к зрителям, то получают мощную отдачу от зала, если они отдают искренне. Это похоже?

Кит: Думаю, да.

Юлия: Это так или иначе связано с творчеством?

Кит: Да, и с отношениями. Есть чувство синергии между артистом и публикой, и когда это соединение происходит, то ощущается, что в этот момент высвобождается очень много энергии. Будто та жизнь, которую ты даешь, становится жизнью, которую ты получаешь. Любовь, которую ты даешь, становится любовью, которую ты получаешь.

Юлия: А есть люди, которые тебе не нравятся?

Кит: Есть люди, чьи слова и поступки могут мне не нравиться. И есть люди, к которым у меня внутри не рождается спонтанного отклика – подобного тому, когда внутри появляется чувство "мы станем хорошими друзьями". Но у меня есть чувство любви практически ко всем, хотя это не означает, что мне все нравятся. Это разные вещи: когда ты любишь, и когда тебе кто-то нравится. У меня есть чувство любви к людям, даже когда они неприятны, или агрессивны, или осложняют мою жизнь. Во мне все равно есть чувство любви к ним, которое начинается за границами меня; этот источник лежит за пределами моего Я.

Юлия: То есть, когда ты работал с заключенными в тюрьмах, это тоже было таким "течением любви"? Как ты находил частичку любви или поток любви к тем, кого осудило общество?

Кит: Думаю, это было про то, чтобы увидеть ребенка в каждом из них. Увидеть раненого ребенка внутри такого человека. Заметить невидимое, услышать то, что они не могли сказать, или не было возможности сказать. И представить, что могло быть, если бы они жили в других условиях.

Помню одну девушку в колонии для несовершеннолетних: она выросла в семье и в обстановке, в которой наркотики всегда были под рукой, и их употребление поощрялось. Насилие, как способ решения проблем, там было нормой, и царила атмосфера, в которой все говорили на повышенных тонах. Хотя и там бывали моменты проявления доброты и заботы... Несколько раз она попадала в колонию, и мы с ней работали. У нее был замечательный прогресс, она во многих смыслах преобразилась. Она открыла для себя, какой она может быть в безопасной, поддерживающей, внимательной, питающей обстановке. И вот ее освободили в очередной раз, и за ней приехали мама, тетя и друзья. Они забрали ее назад, в ее старую обстановку, которая была неизменна: там по-прежнему были наркотики и насилие. И вся работа, которая была проделана, весь прогресс внутри нее тут же оказался разбитым. Я говорю "разбитым", хотя она знала, что этот опыт был настоящим... Но в условиях домашнего окружения ей было слишком сложно поддерживать найденную ею правду. И через три-четыре недели она снова вернулась в колонию. Я помню длинный коридор в колонии... Она снова шла по нему и вдруг увидела меня. И она побежала вдоль этого коридора и просто прыгнула ко мне на руки со словами: "Кит, прости меня, я так старалась, но у меня ничего не получилось..."

Я знаю, что поведение человека не всегда соответствует его глубинной правде, правде его души. И когда человек видит себя моими глазами, когда я становлюсь для него зеркалом, показывающим, кем на самом деле он мог быть, то он видит спрятанную, отделенную часть себя.

Это же касалось молодых парней, с которыми я работал в тюрьмах. Было много глубоких трогательных моментов с людьми, которые были "списаны со счетов" теми, кто просто не понимал, как обстоятельства могут повлиять на человека, на его самоощущение, на то, как он проявляется в этом мире. Ранняя травма очень сильно влияет на то, как человек понимает и чувствует себя, поэтому для тех ребят это был важный опыт: почувствовать к себе другое отношение.

Юлия: А ты помогаешь понежить этого ребенка, посмотреть на него – того, который так и не вырос, не получил надлежащих условий и любви, или ты доращиваешь взрослого, который к тебе приходит? Чему ты уделяешь больше внимания?

Кит: Я думаю, что оба компонента тесно связаны. У ребенка, который пережил трудный опыт, к которому он не был по-настоящему готов, его боль и внутреннее страдание, с которыми он растет, никуда не уходят. Будто часть человека оказывается запертой в прошлом, и тогда для него процесс взросления и становления самим собой включает исцеление от травм прошлого, освобождение от давления того опыта, который оставил такой глубокий след в психике; так, чтобы человек мог расти, цвести, жить созидательной, творческой жизнью. Это вовлекает обе части: и взрослую, и детскую.

И это также про то, чтобы взрослый начал всерьез относиться к потребностям ребенка. Порой человек может становиться циничным, переставать обращать внимание на важные вещи и даже враждебно относиться к своей детской части, которая связана с очень сильной уязвимостью. Поэтому необходимо создание безопасной среды, в котором человек может выдерживать свою уязвимость и с уважением относиться к полученным в детстве ранам, которые он продолжает нести во взрослой жизни. Требуется огромное мужество, чтобы снова почувствовать себя маленьким, когда ты уже сильный и большой, а в детстве тебе преждевременно пришлось стать сильным.

Юлия: Что, на твой взгляд, помогает взрослому человеку вернуться в это состояние ребенка и быть открытым, радостным, чистым?

Кит: Любопытно, что это именно творчество, творческое самовыражение. Например, когда человек рисует – особенно, если он не одаренный художник – и его поддерживают в том, чтобы он начал рисовать, будто он снова маленький. Тогда словно бы открывается окно во внутренний мир, и мы можем перенестись в прошлое и вернуться в прежний опыт. Вернуться в то время, которое человек, возможно, забыл, в то время, которое было до травмы, оставившей в человеке много боли и сделавшей его реактивным. Но мы можем вернуться в то время, когда человек еще был невинным. Рассказы, драматические виньетки, создание рисунков... Искусство никогда не лжет, и оно восстанавливает забытую правду о человеке: кто я есть на самом деле, каким я был до того, как моему сердцу пришлось ожесточиться... До того, как я наполнился страхом, горечью, неуверенностью. Очень нежный процесс – и очень мощный. И сколько же в самом этом процессе неискушенности: когда человек входит в контакт со своим ребенком и рисует из своей детской части.

Юлия: Почему бывает так, что дети росли в одинаково сложных условиях, но один сломался, а у второго хватило внутренней силы и решимости преодолеть обстоятельства и выбрать иной путь?

Кит: На этот вопрос есть несколько ответов. Один из самых важных – когда у ребенка есть кто-то, с кем он чувствует себя безопасно, тот, кто дает ребенку чувство защищенности. Человек, который своевременно, уместно, чувствительно, со-настроенно, с готовностью откликается на ребенка, когда тот чувствует страх, неуверенность, боль, и воспринимает ребенка всерьез, верит тому, что тот говорит, и поддерживает его. Тогда ребенок понимает, что для него в этом мире есть место безопасности, и такой опыт позволяет регулировать реакцию стресса в организме. "Мне было страшно, а теперь я в безопасности" – это тот опыт, который усваивается, интроецируется, дает знание, что страх не длится вечно, что "мое напряжение не останется со мной навсегда", что оно проходит, и все налаживается. Это психическое пространство, в котором ребенок знает, что он в безопасности, и от этого можно безопасно зависеть – часто это пространство является конкретным человеком.

Такая безопасная зависимость позволяет исследовать мир с чувством внутренней защищенности и вырастать в свою независимость. Это становится интернализованным внутренним ресурсом, то есть, устойчивостью. Происходит что-то хорошее, и я могу восстановиться, у меня есть доверие процессу восстановления, потому что я знаю, что я могу восстановиться, потому что у меня в опыте уже столько примеров восстановления.

Когда нет подобного безопасного пространства, когда ответственный за создание безопасности и защищенности становится тем, кто создает разрушение, дистресс и травму, тогда человек уже нигде не чувствует себя по-настоящему безопасно и защищенно. Поэтому нет чувства, что "со мной все будет хорошо" и поселяется страх, что "ничего не хорошо, и никогда не будет хорошо, всегда что-то не так, со мной что-то не так, нет настоящей защищенности, и я никогда не буду в порядке", потому что не приходит настоящего успокоения в ответ.

Юлия: Могут ли книги быть таким безопасным убежищем?

Кит: Думаю, что да. Что только ни становится вариантом такого безопасного места. Множество примеров того, как дети совершенно удивительным образом ухитряются находить чувство защищенности, "островки" мира и покоя... Дети – и взрослые тоже.

Юлия: Вроде примеров для подражания, ролевых моделей...

Кит: Да! Это становится отсылкой к тому, во что я могу верить, чему могу доверять, когда оказываюсь в мире книге. Или это может быть учитель, или кто-то из бабушек и дедушек. Порой даже воображаемый друг, плюшевый мишка или животные: кошки, собаки... Мы очень изобретательны в том, чтобы создавать для себя место комфорта. И мы также можем находить нечто, что, хотя и не заменяет безопасность, но само по себе становится источником чувства защищенности через то, как оно переживается. Искусство может быть таким источником: музыка, текст, танец, рисунок.

Юлия: Когда взрослые часто боятся совершить ошибку – это является следствием небезопасного детства, или есть другие причины? Почему взрослым так страшно ошибиться?

Кит: Я думаю, часто, когда нас кто-то критикует, мы чувствуем тревожность. Может быть, все настолько просто. И когда нас критикует кто-то, чье мнение для нас действительно важно, когда его слова попадают в нашу сердцевину, то внутри остается сомнение, что либо я в порядке, либо что-то со мной не так. И когда такой человек подвергает критике какой-то мой поступок, то это переживается, что со мной что-то не в порядке. Поэтому страх неудачи – это страх того, что с тобой что-то не так, тебя нельзя принять, тебя нельзя любить.

Юлия: Наверное, так и есть. А можно ли эту безопасность создать себе самому?

Кит: Это очень хороший вопрос. Я думаю, что это возможно, и когда я отвечаю на твой вопрос, я опираюсь на свой собственный опыт. Я думаю, что у меня внутри есть ресурс "надежной базы". Это переживается, как будто внутри есть Тот, кто по-настоящему верит в меня. Это не про то, что я думаю, какой я замечательный. Но я знаю, что мнение людей обо мне не обусловливает то, что я чувствую о самом себе. У разных людей по отношению ко мне возникают самые разные, порой совершенно полярные реакции. И если им верить, то можно начать переживать себя либо кем-то совершенно божественным, либо, наоборот, "исчадием ада".

Но я-то знаю, что я – это просто я. И, наверное, любовь, которую я ощущаю внутри себя, она просто течет ко всем... И ко мне тоже. У меня есть чувство, что что-то меня по-настоящему поддерживает и любит, и не потому что я такой "совершенный". Чувство любви, которое просто есть... Оно не работает в логике "любовь будет, если я сделаю что-то хорошее, и любви не будет, если я сделаю что-то плохое". Просто любовь.

Может быть, это переживание во многих смыслах наивное, неискушенное, но это и придает ему целостность, и учит меня многому о любви, о ее качестве, надежности, последовательности. Любовь является безопасной базой привязанности, и у меня внутри есть это ощущение и переживание ее присутствия во мне. И моя дружба с людьми - это чудесные, красивые отношения: любящие и добрые, когда любовь просто течет между нами без препятствий, словно любовь – это кислород.

Юлия: Правильно ли я понимаю, что ты так же терпимо относишься к своим недостаткам, если они у тебя есть?

Кит: Я с большим принятием отношусь к своей раненой части, к своим ограничениям и непоследовательности. Это не означает, что я никогда не думаю о себе плохо... Хотя не уверен... Я, скорее, отношусь к себе с чувством сопереживания, прощения, понимания – это те же ценности, которые я передаю тем, с кем встречаюсь. И я думаю, что понимание того, почему я так себя чувствую, почему я поступаю определенным образом, помогает регулировать внутренний процесс, который иначе мог бы вызывать ощущение саморазрушения. И это снова один из тех моментов, когда на помощь приходит искусство. Я обращаюсь к рисунку, танцу, тексту, драме – чтобы помочь себе понять, что произошло, и почему оно произошло именно так, и какой внутренний страх или потребность проявили себя в данный момент.

Понимание и принятие нужны не для того, чтобы оправдывать себя, а для того, чтобы давать себе сопереживание и любовь, ведь именно они являются самыми важными и активными компонентами развития личности. Они питают рост. Любовь совершенно не заинтересована в том, чтобы ломать и ранить человека, ее единственный интерес – исцеление и восстановление.

Юлия: К вопросу о "ранить": я вспомнила, как на одной из мастерских ты говорил о том, что мы растем в отношениях. Часто получается, что мы раним друг друга в отношениях. Как можно сделать так, чтобы в отношениях мы могли раскрывать себя, своего партнера, и чтобы эти отношения были действительно тем, что питает и выращивает?

Кит: Когда есть чувство, что расти – достаточно безопасно. Это основа, но даже с ней бывает много сложностей. В наших близких отношениях часто живут неосознанные потребности, которые не были приняты в прошлом, и которые мы проецируем на наших партнеров. В наших проекциях очень много ожиданий, которые наш партнер никогда не сможет по-настоящему встретить и восполнить. Это, в свою очередь, приводит к разочарованию, и тот миф, который мы создали о человеке, исчезает. Поэтому для того, чтобы отношения действительно питали, и мы в них расцветали, важно, чтобы они становились ясными, осознанными, конгруэнтными, подлинными.

Один из способов приходить к ясности в отношениях – это творческий диалог. Например, когда ко мне приходит пара с какой-то проблемой, один из способов диалога, к которому мы прибегаем – это создание совместного стиха, в котором каждый по очереди пишет строку. Этот творческий акт бережно поддерживает процесс коммуникации между партнерами. И существует прямая связь между творческим самовыражением и тем, что лежит в нашей глубине, которую мы можем даже не осознавать – и тогда в процессе диалога проступает глубинная правда. И, когда мы обнаруживаем суть, отношения могут начать основываться на чем-то подлинном, а не на иллюзии, не на наших предположениях о том, какими отношения являются или какими они должны быть.

Конечно, мы часто входим в отношения с целой "библиотекой" книг, сказок, фильмов, всего, что мы могли увидеть и прочитать – все, что могло создать для нас такой образ отношений, в которых нам будет хорошо, и какой должна быть "настоящая любовь". Но с таким сильным влиянием среды у отношений очень мало шансов сохранять свою подлинную целостность и траекторию, быть такими, какими они являются на самом деле.

Мой интерес состоит в том, чтобы освобождать отношения от навязанных представлений, от ожиданий, которые могут основываться на фантазиях, на семейных и культурных устоях. Есть ты и есть я. Поэзия и движение помогают обретать ясность. Движение – чудесный инструмент, позволяющий исследовать то, что блокирует близость и интимность. Оно позволяет почувствовать, как страх накапливается в мышцах, и этот процесс позволяет дать обратную связь нашему партнеру: вот то, что мне сейчас нужно, а вот то, чего я боюсь. Тогда можно сообщить: "Мне страшно не из-за тебя!". И мы сможем понять страх и его истоки. Но на это, конечно, нужно время. Любовь – это искусство.

Юлия: Что для тебя самое важное в отношениях?

Кит: Раскрывать, узнавать правду отношений, и оставаться верным их целостности, основываясь на ясности, конгруэнтности. И еще чувство любви, которая существует не для того, чтобы служить мне, моим интересам, это не эгоцентричная любовь, это нечто, что лежит вне меня. Любовь, которая свободна от моих собственных требований или желаний. Любовь, которая освобождает другого, которая не заключает человека в мои страхи или неуверенность, в мое желание обладать. Любовь никогда не сковывает, не лишает свободы. А страх и неуверенность помещают человека в клетку. Поэтому я хочу, чтобы те, кого я люблю, чувствовали себя абсолютно свободными, как птицы. Чтобы все небо было полным птиц, и ни одна не оставалась в клетке.

Юлия: Почему, по-твоему, люди встречаются и вступают в отношения?

Кит: (Смеется) Это смысл жизни. Это то, чего все мы жаждем больше всего на свете: контакт, связь, принадлежность, привязанность.

Юлия: Сразу вспоминаются гаджеты, в которых так много возможностей для общения, но они как будто больше разъединяют нас, чем помогают близости.

Кит: Когда они действительно отчуждают нас, то они подавляют настоящую близость. Думаю, что это путешествие не за теми отношениями, которые, в итоге, оставляют нас с чувством невстреченности и неудовлетворенности, но за такими отношениями, которые определяются качеством подлинности и целостности. Невозможно жить без любви.

Юлия: Я размышляю о том, как обычным людям применить то, о чем ты говоришь. Я уже представила, как арт-терапевты ссорятся в стихах!

Кит: Это важно – восстановить свою детскую неискушенность, непосредственность, спонтанность. Вернуть себе врожденное чувство внутреннего позволения выражать себя. Часто это самовыражение принимает творческую форму. В игре ребенок задействует каждую модальность искусства. Важно научиться чему-то, о чем мы могли забыть. Научиться снова играть, танцевать. Хотя, на самом деле, все, чему ты учишься – это то, что ты позабыл. Важно поддерживать друг друга и создавать пространство, в котором каждый может выражать себя так, как он себя чувствует.

Юлия: Я знаю, что ты не даешь готовых рецептов. Но скажи что-нибудь для пар, которые сейчас, возможно, в кризисе, или им стало скучно друг с другом. Как зажечь искру, которая вернет то, что было в период влюбленности? Этот вопрос меня попросили задать: сказали, без рецепта не уходить.

Кит: Ну, можно начать с совместного стиха. И еще с подарка. С подарка, в котором есть символическое значение, которое, возможно, передаст то, о чем болит сердце. Может быть, это будет подарок, который символизирует какое-то горевание об утрате ценного в отношениях. Нужен такой подарок, у которого есть настоящая ценность, потому что он идет из подлинного, искреннего источника, из нашей сути. И важно, чтобы мы дарили подарок по собственной воле. Подарок, в котором нет намека на манипуляцию, и которым мы не пытаемся чего-то добиться, соблазнить. Иначе он станет притворством и ничего не будет стоить. Подарок, который мы дарим искренне и открыто, отражает для вас и вашего партнера ту красоту, которую вы видите в нем. У такого подарка может быть настоящая сила для исцеления. Но он также может и ранить, потому что свойства его таковы, что он напоминает человеку о том, что он потерял или похоронил, о том, что ему больно и страшно восстанавливать.

И никогда не надо забывать, что слово "любить" – это глагол. Это то, что ты делаешь, а не только то, что ты чувствуешь. Чувства могут быть непоследовательными.

Юлия: Возможно, это особенность нашей культуры, но нередко для сохранения семьи человек, чаще всего женщина, отказывается от сохранения верности себе настоящей. Так может поступить и мужчина. Например, терпеть ради детей или по другим причинам. Возможно ли сохранять верность себе, находясь в отношениях, которые не питают?

Кит: Такой хороший вопрос... Я думаю, что принципиально важно оставаться верными себе, даже если это означает какую-то жертву. Мы не должны терять чувство внутреннего согласия с тем, что мы делаем. Но если отношения опустошают нас, загоняют нас в страхи и неуверенность, если отношения высасывают из воздуха кислород, если любовь не просто оказывается раненой, но ее игнорируют... В такие моменты страдание может быть очень сильным. И здесь речь уже не идет о любви. А в отношениях, где нет любви, трудно дышать.

Это сложный вопрос, на который невозможно дать общий ответ. Потому что нет абстрактных отношений, всегда есть отношения между двумя конкретными людьми. Идет ли речь о том, что питает жизнь, делает ее более богатой и полной, либо о том, что отнимает жизнь, обедняет ее – но причины, по которым отношения складывается тем или иным образом, всегда сложные, неоднозначные, и часто их истоки лежат в прошлом.

Нас нигде по-настоящему не учат тому, что действительно означает кого-то любить. Нас нигде не учат тому, как быть родителями и растить детей. Эту информацию мы часто перенимаем у своих родителей. Подразумевается, что мы должны и так все знать. Но мы чувствуем, когда приходит первая любовь – и как много обещаний и надежд она несет... И важно учиться любить, быть открытым знанию. Не думать, будто знаешь как любить лишь потому, что чувствуешь любовь. Ведь это так же сложно, как сложно устроен каждый отдельный человек. А когда встречаются двое, то это тем более непросто. Но я абсолютно верю в любовь, которая привносит жизнь и укрепляет, усиливает ее – для каждого!

Но я знаю, что когда люди приходят ко мне с очень серьезными проблемами, то мы обнаруживаем, что это лишь отчасти связано с их отношениями, а большая часть сложностей уходит корнями в прошлое, предшествующее встрече с человеком, с которым вы пришли в кабинет терапевта.

Юлия: Ты говоришь, что мы еще не знаем, что значит "любить", что значит "быть родителем". Но ты-то уже знаешь. Расскажи.

Кит: Я думаю, что мы все что-то знаем об этом. Если мы окажемся в кругу людей и пригласим каждого поделиться своими мыслями о том, что значит быть хорошим отцом, хорошей матерью, то у каждого будет, что сказать. И, скорее всего, отклик на каждую фразу поддержал и усилил бы этот внутренний ресурс. Но, чтобы исцелять кого-то и действительно любить кого-то, нужно сначала обратиться к себе и быть верным процессу своего собственного исцеления, и быть смиренным и кротким в этом процессе. Так, чтобы любовь и исцеление стали частью твоей собственной натуры, и тогда это становится позитивным "заражением" – ты как будто "подхватываешь" любовь от другого.

Юлия: Ты уходишь от ответа. Так что для тебя любовь? Список ингредиентов, пожалуйста.

Кит: Это смирение, кротость. Невозможно идти в любовь с гордыней и высокомерием. Надо идти с открытостью, восторгом, с готовостью к переменам, с готовностью самому быть переменой. Словно ты сажаешь семена, которым потребуются любовь и забота, чтобы они взошли. Никогда не следует обвинять другого за то, как ты чувствуешь себя. Многое в отношениях создается совместно. Если я начну нападать и обвинять тебя, то будет лишь ссора. Мы будем запускать свои защиты, и они отдалят нас друг от друга. В этом нет жизни и любви. Нужны нежность, деликатность, прикосновение. И чувство кротости и благости, когда слово "прости" идет из глубины сердца. Это слово способно творить чудеса, если то, что ты сказал или сделал, ранит другого.

Жить любовью и помнить о том, что "любить" – это глагол. Любовь отражается в том, что мы говорим и делаем. Осознавать, какую атмосферу я создаю своим присутствием. Является ли она пространством защищенности, нежности и красоты, или она про насилие, страх и агрессию? Есть очень много вещей, которые порождают все новые и новые вопросы. Создавать любовь, творить любовь. И я думаю, что многие из нас знают, что это такое.

Юлия: По-крайней мере, чувствуют.

Кит: Да, но я также помню о том, что многое вокруг подрывает нашу способность любить. Я бы не хотел идеализировать или романтизировать ее. Факт в том, что каждому из нас бывает больно, и мы реагируем на боль. Раны ранят, и наша травма может ранить других. Поэтому нам всем нужно исцеление: чтобы мы не ранили друг друга, но исцеляли. Вот, что делает любовь.

Юлия: Я знаю, как мы назовем наше интервью.

Кит: (Улыбается) Как?

Юлия: Искусство любви.

Кит: (Смеется) Да, как у Эриха Фромма, только у него "Искусство любить".

Юлия: Ну, нот всего семь, и повторы неизбежны. Последний вопрос, Кит. Есть ли какие-то возможности, которые ты бы хотел раскрыть для себя?

Кит: Моя музыка для меня очень важна, но у меня так мало возможности по-настоящему уважать тот дар, который был мне дан. Я часто с грустью думаю о замечательных группах, с которыми работал. Я – словно художник, который не пишет картин. Я часто играю на гитаре, пианино, ударных – все это есть... Но что-то в твоем вопросе напоминает мне об этой моей части.

Юлия: Может, стоит начинать и заканчивать твои мастерские музыкой?

Кит: Есть целая серия мастерских, которая называется "Жизнетворчество", которые я хотел бы и здесь провести. В них задействованы все модальности искусства. Это мастерские для всех – ведь мы все рождаемся творцами. Это не терапевтические группы в чистом виде, хотя сам процесс опосредованно терапевтичен. Эти мастерские про самовыражение, про осознание того, что в каждом из нас кроется огромное количество таланта и творческого ресурса, и все мы рождаемся с этим. Юля, ты знаешь об этом благодаря процессам на наших мастерских, когда мы видим, как у людей возникают стихи и тексты.

Юлия: Большое спасибо, Кит, будем завершать.

Кит: Спасибо, Юля, беседы с тобой всегда очень важны.

Быть верным — это вести себя так, словно время не существует ▷ Socratify.Net

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Хватит вести себя так, как будто Вам осталось жить 500 лет!

Билл Гейтс (30+)

Хотя человеческой жизни нет цены, мы всегда поступаем так, словно существует нечто еще более ценное.

Антуан де Сент-Экзюпери (100+)

Поступай так, словно это сон. Действуй смело и не ищи оправданий.

Карлос Кастанеда (50+)

Оставайся верным мечтам своей юности.

Герман Мелвилл (6)

Трагедия нашего времени: нас учили, как вести себя в приличном обществе, а само приличное общество так и не сформировали.

Неизвестный автор (1000+)

Там, где существует время, ничего не вернешь назад.

Кафка на пляже (Харуки Мураками) (50+)

Всё, что раздражает в других, может вести к пониманию себя.

Карл Густав Юнг (50+)

Ужас любых отношений в том, что они зависят от двоих. Ты можешь быть самым лучшим, верным, честным и преданным, но это не гарантирует ровным счётом ничего.

Неизвестный автор (1000+)

Верность — это такая редкость и такая ценность. Это не врожденное чувство: быть верным. Это решение!

Неизвестный автор (1000+)

Надо учиться любить себя — любовью здоровой и святой, чтобы оставаться верным себе и не терять себя.

Так говорил Заратустра (Фридрих Ницше) (500+)

Ревность — Психология человека

Ревность всегда рождается вместе с любовью, но не всегда вместе с ней умирает.
Франсуа де Ларошфуко

Ревность. Что мы о ней знаем? Мы знаем, что это довольно сильное чувство, которое могут испытывать многие люди. При этом, для кого-то оно негативное, а кто-то считает его вполне естественным чувством для любого здорового человека. Кто-то считает, что ревность убивает любовь, а кто-то наоборот, видит в этом чувстве прямое доказательство любви – раз ревнует, значит любит. Кто-то считает ревность признаком неуверенности человека в себе, а для кого-то это самая обычная борьба за свое счастье. Я считаю, что ревность не имеет какой-то определенной окраски – негативной или позитивной. Это действительно такое чувство, которое присуще всем людям, просто у разных людей оно проявляется по-разному и не все могут его контролировать. Также я считаю, что без ревности наша жизнь не была бы такой интересной, такой захватывающей, такой живой и яркой. Хотя, надо признать, что без нее и безумия в нашей жизни тоже было бы меньше. Все-таки ревнивые люди могут порой совершать невероятные глупости. В этой статье, друзья, мы с вами поговорим о том, что такое ревность, как с ней совладать и как следует относиться к ревнивым людям.

Итак, первым делом давайте разберемся с тем, что такое ревность. Качественное определение этого понятия позволит нам очень далеко продвинуться в его понимании. Ревность – это прежде всего чувство. Не будем пока спешить называть его деструктивным или еще каким. Вначале разберемся с тем, что оно из себя представляет. А любое чувство – это стихийный процесс, который оказывает свое влияние на поведение человека вопреки его воле. Если смотреть еще глубже, то можно сказать, что ревность – это одна из врожденных реакций человека на внешний мир, которую он плохо контролирует. Вы ведь наверняка знаете, что чувства вызывают эмоции, а эмоции трудно поддаются контролю, особенно если они очень сильные. Так вот, чувство ревности есть в каждом человеке, в этом можно не сомневаться. Ревнуют все, и взрослые, и дети. Дети в основном ревнуют родителей. А взрослые люди в основном ревнуют своих партнеров. Так что мы имеем это чувство с рождения. Однако ревность нельзя назвать полностью врожденным чувством, потому что некоторые моменты в поведении ревнивых людей являются приобретенными. Мы можем не просто ревновать, мы можем делать это разными способами. То есть, мы можем научиться выражать свое чувство ревности каким-то определенным образом. В одних случаях оно выражается преимущественно через обиду, в других через агрессию, в третьих случаях через страх и так далее. И точно так же, человек, в зависимости от его развития, может быть очень ревнивым или в меру ревнивым и даже практически совсем не ревнивым. Все зависит от того, как у него складывается жизнь. Если жизнь у человека складывается хорошо, он многого добивается, многое имеет и благодаря своим успехам чувствует себя достаточно уверенно, то чувство ревности в нем будет выражаться очень слабо и только в исключительных ситуациях. А если ему не хватает внимания, любви, уважения, симпатии со стороны окружающих и из-за этого он не уверен в себе, то тогда он может быть очень ревнивым. Так что умение удовлетворять свои потребности за счет и с помощью других людей, сказывается на нашем чувстве ревности самым непосредственным образом.

Пойдем дальше и посмотрим, из чего состоит чувство ревности. Тут мы можем дать ему сразу несколько определений. Ревность – это неуверенность. Ревность – это страх. Ревность – это гордость. Ревность – это эгоизм. Ревность – это зависть. И еще можно сказать, только очень аккуратно, что ревность – это любовь. Но сразу сделаем оговорку, что любовь в ревности выражается тогда, когда ревнивец думает о дорогом ему человеке, о его интересах и счастье, а не только о себе. Так что ревность может быть достаточно многоликой. Точнее, это чувство состоит из разных чувств и поэтому может проявляться по-разному. Давайте рассмотрим все эти составные части ревности более подробно.

Неуверенность человека в себе – это очень частая причина для ревности. Но давайте подумаем – в чем именно не уверены люди, когда ревнуют, в каких своих способностях? Они не уверены в том, что смогут найти замену тому человеку, в котором они нуждаются и которого ревнуют, если тот от них уйдет. Тут они боятся за свое будущее. Также они не уверены в своей конкурентоспособности, поэтому боятся, что необходимое им внимание, любовь, уважение и другие ресурсы их партнер будет отдавать кому-то другому. В этом случае они боятся за свое настоящее. Также можно добавить, что в детстве они не получили достаточной любви, ласки, внимания и тепла, поэтому чувствуют себя неудовлетворенными – им может не хватать того внимания, которое они получают от партнера. Здесь они уже боятся повторения прошлого. Так что, как видите, неуверенные в себе люди многого боятся, поэтому стараются держаться за то, что имеют.

При этом хочу заметить, что в случае с неуверенными людьми, не страх играет ключевую роль, а не способность этих людей противопоставить этому страху сильное решение. Часто они боятся того, с чем вполне могли бы справиться, но их неуверенность подавляет в них сильные качества и вынуждает вести себя достаточно эмоционально и хаотично. Из-за этого их ревность похожа на состояние полного отчаяния, когда они ведут себя, так сказать, капризно, пытаясь таким образом чего-то добиться от других людей. Сами они объясняют свою ревность любовью к дорогому им человеку, что не всегда соответствует действительности. Часто неуверенные в себе люди не столько любят того, кого ревнуют, сколько держатся за этого человека, как за единственную, по их мнению, возможность с кем-то быть. Любить таким людям сложно, так как чувство любви у них приглушается чувством страха. Такие люди часто, что называется, болеют ревностью, то есть, она у них находится в хронической форме. Их ревность мешает им объективно смотреть на вещи. Иной раз они даже специально ищут возможность обидеться на человека, чтобы привлечь к себе его внимание в виде жалости. При этом, я часто замечал за такими людьми одну особенность – они могут легко отказаться от своего партнера ради более, с их точки зрения, интересного человека. Так что являясь большими ревнивцами, неуверенные в себе люди нередко сами предают своего партнера, ради кого-то условно лучшего. Так что ревность этих людей – это не доказательство их любви к человеку. Но бывают, разумеется, и исключения.

Чтобы с такими людьми успешно взаимодействовать необходимо показать им свою зависимость от них. Это на первом этапе отличный способ вселить в них больше уверенности и сделать их менее ревнивыми. Ну а дальше этим людям необходимо помогать последовательно повышать уверенность в себе за счет грамотной стратегии, чтобы, с одной стороны, они не были чрезмерно ревнивыми и не отравляли вам жизнь, а с другой, не впали в другую крайность и не начали мнить из себя невесть кого.

Что касается чувства страха, то здесь все можно свести к человеческим потребностям, для удовлетворения которых нужны соответствующие ресурсы. А люди – это тоже ресурс и очень ценный. Люди могут многое дать друг другу, как в материальном, так и в духовном смысле. Поэтому, когда человек боится, что не сможет удовлетворить те или иные свои потребности с помощью другого человека – своего партнера, из-за того, что тот может завести или уже завел отношения на стороне – он ревнует его. Например, жена может ревновать своего мужа к другой женщине в том числе и потому, что он из-за этой женщины способен лишить ее части тех ресурсов, в которых она нуждается, тех же денег. При этом, не исключено, что сам мужчина ей может быть не очень-то и нужен – ей нужны только те ресурсы, которые она от него получает. Это как вариант. Или мужчина может бояться не удовлетворить свою потребность в сексе, из-за того, что его женщина общается с другим мужчиной и поэтому может от него уйти. Как человек, как личность – женщина мужчину может не интересовать вообще, а вот как сексуальный партнер она ему нужна. Вот все эти возможные потери ресурсов и как следствие, невозможность удовлетворить с их помощью свои потребности – вызывают у людей страх, который в свою очередь приобретает форму ревности. Конечно, страх тесно связан с неуверенностью, но в отличии от нее, он базируется на реальной, а не вымышленной угрозе лишиться необходимых для удовлетворения различных потребностей ресурсов. Такой страх может возникнуть и у вполне уверенных в себе людей, так как любой человек боится что-то потерять. Страх утраты – это очень сильный страх. Ну а ревность – это лишь одна из форм проявления этого страха.

Что касается гордости – еще одной составной части ревности, которая у некоторых людей может преобладать над остальными составными частями, то это чувство выражается в ущемленном эго ревнивца, который считает, что уж кого-кого, а его никто не может обмануть, предать, бросить, променять на другого. Это как знаете, думать, что все вокруг тебя любят так же сильно, как ты сам себя любишь. Что естественно, не так. Однако у некоторых индивидуумов очень сильно завышена самооценка, поэтому они бесятся от того, что другие люди не относятся к ним также, как они сами к себе относятся. Им не нравится, что окружающие не видят в них богов. Такие вот гордые люди очень болезненно воспринимают любые отказы со стороны других людей и тем более со стороны своих партнеров. Они обычно считают своих партнеров своей собственностью, которой можно распоряжаться как вздумается. Они не стремятся создать равноправные отношения с другими людьми – они хотят владеть ими. Ревность охватывает этих людей обычно тогда, когда их партнер заявляет о своих интересах и желаниях, вопреки их воле и желаниям. И выражается эта ревность, как правило, в достаточно агрессивной форме. Гордые люди не боятся потерять своего партнера, они боятся потерять свою веру в собственное величие. С такими людьми лучше быть осторожным, ибо ревность, основанная на гордости, часто подталкивает ревнивцев к достаточно безумным поступкам. От таких людей нужно уходить внезапно и быстро, чтобы не стать жертвой их ревности.

Что касается эгоизма, то он лучше всего заметен тогда, когда ревнивец сам недостаточно честен со своим партнером, но от него, от партнера, ждет преданности и верности. Знаете, есть такие люди, как среди мужчин, так и среди женщин, которые сами не прочь завести роман на стороне, но своим партнерам запрещают это делать. Они думают только о себе и своих желаниях и потребностях, а потребности и желания других людей их не интересуют. Их ревность – это желание ограничить других, не ограничивая при этом себя. Такие люди ведут себя как дети – они хотят брать, но не хотят ничего давать взамен. Это нередко приводит их к одиночеству. Дети, кстати, тоже ревнуют своих родителей именно из-за эгоизма. Ребенок может ненавидеть своего братика или сестренку только потому, что мама и папа уделяют ему свое внимание и заботятся о нем. При этом, этому ребенку тоже может всего хватать, но он все равно будет ревновать. Такая ревность, я считаю, является показателем зависимости человека от других людей, из-за которой у него проявляется чувство жадности. Он ревнует не столько потому, что боится что-то потерять, сколько потому, что хочет иметь как можно больше всего. Среди взрослых людей много таких эгоистов, которые ведут себя как дети. Они ревнуют не потому, что им чего-то не хватает или что их партнер, друг, дает повод для ревности. Они ревнуют потому, что просто хотят большего. Для них существуют только они и их интересы, и желания. А интересы, желания, чувства, потребности других людей они понять не в состоянии. Что касается отношения к таким людям и их ревности, то я могу порекомендовать вам только одно – старайтесь держаться от них подальше. Это самый лучший способ противостоять ревности эгоистов. Лучшее, на мой взгляд, наказание для эгоиста – это одиночество.

Говоря о зависти, как о еще одной составной части ревности, можно сказать следующее: часто ревнивые люди считают, что как те, кого они ревнуют, так и те, к кому они ревнуют – получают от жизни больше чем они. Знаете, когда человек обделен или чувствует себя обделенным, он ненавидит тех, кто, как ему кажется, получает от жизни больше. На самом деле зависть часто является ложным чувством. Человеку может только казаться, что у других людей жизнь лучше, чем у него, тогда как у каждого человека свои проблемы, свои трудности, свои испытания. Но для ревности, основанной на зависти, все эти рассуждения не имеют никакого значения. Люди ревнуют, потому что завидуют, а завидуют потому, что не умеют ценить и наслаждаться тем, что имеют. Таким людям нужно просто показать – как прекрасна их жизнь и если потребуется, то показать также и то, как она ужасна у тех, кому они завидуют. Особенно важно разобраться в отношениях с партнером, чтобы никто не чувствовал себя обделенным. Ревность часто появляется в тех отношениях, в которых люди живут друг с другом на таких условиях, при которых один из них имеет больше прав и свободы, чем другой. Это вызывает обиду, злость, зависть у обделенного партнера и эти чувства начинают питать чувство ревности, которая нередко переходит в чувство ненависти. Такая жизнь ведет людей в тупик. Чтобы справиться с такой ревностью и никому не завидовать – нужно повышать качество своей жизни. Нужно общаться с большим числом интересных людей, постоянно заводить новые знакомства, заниматься любимыми делами, радовать себя почаще тем, что вам нравится. Другими словами, нужно получать от жизни удовольствие, удовлетворяя свои потребности и не думать о том, что другой человек – ваш партнер или друг, живут лучше вас.

Как видите, друзья, такое чувство как эгоизм может сочетать в себе несколько других чувств, которые могут считаться негативными или нейтральными, в зависимости от того, как на них посмотреть. Если вы кого-то ревнуете, то вы должны понимать, какие чувства и в какой степени питают вашу ревность, чтобы понять, как можно взять это чувство под контроль. А делать это необходимо, чтобы не стать его жертвой. Ведь иногда ревность может подтолкнуть человека к таким насильственным действиям, как убийство или самоубийство, что, как вы понимаете, является абсолютной глупостью. И чтобы этой глупости избежать нужно изучать свои чувства – искать причины, которые их вызывают и разбираться с ними. А заодно и чувства окружающих вас людей желательно изучить, особенно близких людей. Ведь если эти люди кого-то ревнуют, то в будущем от них можно ожидать неприятных сюрпризов. Ревнивые люди часто зацикливаются на своей ревности, способствуя таким образом развитию этого чувства. И со временем оно переходит в хроническую форму. Хроническую склонность к ревности называют ревнивостью. Когда этот чувственный недуг поражает человека – ревность становится для него самоцелью.

Несмотря на вышесказанное, я не был бы собой, если бы не сказал, что от ревности есть польза. Она, в определенной своей форме, делает людей более бережливыми к отношениям, учит их ценить то, что они имеют и помогает им бороться за свое счастье. Ведь какая альтернатива есть у ревности? – Это полное безразличие к другим людям, к партнеру и излишняя самоуверенность, когда человеку все равно, как его партнер себя ведет, с кем он общается, чего хочет и так далее, потому что он знает, что всегда сможет найти ему замену. С одной стороны, это выглядит довольно смело, но с другой, при таком подходе к жизни, люди совершенно не ценят и не берегут имеющиеся у них отношения и не пытаются удержать партнера, друга, если видят, что теряют его. Они не стремятся понять и иногда даже простить дорогих им людей, считая, что легко смогут найти им замену. И в итоге, любые отношения могут оказаться под угрозой, если люди совсем перестанут друг друга ревновать, а значит и не будут бояться потерять друг друга. И ни о каком прощении друг друга речи тоже не будет, в тех случаях, когда кто-то из партнеров совершит ошибку. А ведь мы все совершаем ошибки, человек не идеален. Но если мы не будем пытаться удержать своей ревностью дорогого нам человека, если не будем бороться за отношения с ним, не будем стараться его простить, когда это необходимо, а вместо этого начнем менять партнеров как перчатки, то тогда мы просто упустим свое счастье. Так что при таком взгляде на отношения между людьми – я вижу в ревности определенную пользу. В конце концов, наделила же нас зачем-то природа этим непростым чувством, значит, оно нам необходимо. Поэтому нужно относиться к нему с пониманием.

Однако в нашем обществе принято смотреть на ревность, преимущественно как на негативное, разрушительное чувство. Ревнивцы кажутся нам неуверенными в себе, неоправданно подозрительными и нередко излишне агрессивными людьми, с крайне неприятным и даже порой опасным поведением. Безусловно, такое выражение ревности не красит человека. Но я не спешу присоединяться к мнению большинства и видеть в ревности только негатив, не спешу предлагать людям бороться с этим чувством всеми доступными способами. Слишком много я знаю историй, когда ревнивые люди так сильно цеплялись за партнера, стараясь удержать его всеми силами, что им удавалось сохранить отношения, которые в последствии делали их счастливыми. Так что говоря о ревности – важно учитывать не только негативные стороны этого чувства и связанные с ним плохие истории, но и те случаи, когда люди благодаря ему обретали свое счастье. Это поможет нам лучше понять и принять ревность, как чужую, так и свою собственную. Но ревность должна быть здоровой и разумной. А чтобы она такой была, ее необходимо контролировать. Для этого важно понимать, что ее вызывает.

Нельзя также забывать и о том, что некоторые люди своим поведением дают повод для ревности. Они играют на чувствах неравнодушных к ним людей и делают это специально, чтобы таким образом набить себе цену и повысить свою самооценку. Порой это походит на издевательство над влюбленным, который страдает из-за манипуляций любимого человека. А с таким чувством как любовь играть опасно, ведь от любви до ненависти, как известно, один шаг. Так что все эти игры в ревность не так просты, как кажутся и чреваты серьезными последствиями для всех их участников. У людей есть чувства, которые нужно понимать и уважать, если мы хотим поддерживать с ними хорошие отношения и не хотим иметь с ними серьезных проблем из-за их ревности. Поэтому даже если человек ревнует из-за своей неуверенности и стремится посадить свою любовь в “золотую клетку”, или ведет себя достаточно настойчиво и агрессивно, выражая свою ревность в крайне непривлекательной форме, то нужно помочь ему справиться со своими чувствами, а не пытаться играть на них. Не шутите с ревностью – она непредсказуема и опасна в своей наихудшей форме.

Для некоторых людей ревность является доказательством очень сильной любви. Им очень важно убедиться в том, что их партнер к ним не равнодушен, поэтому они хотят, чтобы он их хотя бы немного ревновал. Для этого они устраивают разного рода провокации, чтобы заставить партнера ревновать, и эти провокации нередко оказываются весьма успешными. Тем не менее, я хочу предупредить таких людей о том, что ревность может породить семя недоверия, которое со временем способно разрастись до невероятных размеров. Ревность – это не самое лучшее доказательство любви. Забота о человеке, жертвование чем-то ради него – вот настоящее доказательство. А ревность, как видно из вышенаписанного – имеет много ликов, которые могут говорить о разных причинах возникновения этого чувства. Поэтому лучше не подрывать доверие к себе со стороны дорогого вам человека своими провокациями ради его ревности. Это может навредить вам в долгосрочной перспективе. Ведь отношения без доверия – это всегда напряжение, нервозность, страх, неуверенность и обиды. К тому же, ревность способна свести человека с ума, и он может натворить глупостей. Сами знаете, на какие безумные поступки способны люди в порыве ревности, которая может начаться с невинного подозрения и перерасти в огромную проблему. Поэтому повторю то, что сказал выше – не шутите и не играйте с ревностью, тогда не пострадаете от нее.

Таким образом, дорогие друзья, мы с вами видим, что ревность – это, конечно, в большинстве случаев чувство неприятное и некрасивое, иногда даже опасное, как для того, кто ревнует, так и для того, кого ревнуют и даже для того, к кому ревнуют. Но иногда это чувство может быть весьма уместным. В частности, оно доказывает, что люди не безразличны друг другу и позволяет им держаться за свои отношения. Также нужно понимать, что у любой ревности всегда есть причина, либо объективная, либо субъективная, которую необходимо найти и изучить, если у вас возникли проблемы с этим чувством. Ревность не опасна, когда вы ее контролируете. Но чтобы обрести этот контроль – нужно знать о причинах своей или чужой ревности.

Статья опубликована: 01.03.2017. Последнее обновление: 08.03.2020

Применение социальных настроений к исследованию акций

Посмотрите это видео, чтобы узнать о социальных настроениях, измеряемых с помощью S-Score, инновационной функции, предоставляемой Social Market Analytics и являющейся частью исследования акций Fidelity.

Следующие шаги для рассмотрения

Найти акции

Сопоставьте идеи с потенциальными инвестициями с помощью нашего скринера акций.

Преимущества сохранения верности для здоровья

Несмотря на то, что в обществе становится все труднее сохранять верность своей работе и отношениям, а также своим спортивным командам, все больше исследований показывает, что есть реальные выгоды для людей, которые вкладываются в долгосрочную перспективу.

Ученые задокументировали пользу для здоровья от длительных романтических отношений, включая уменьшение заболеваемости и увеличение продолжительности жизни. Другое исследование показало, что сотрудники, которые работают в одной компании, а не ищут работу, по большей части получают лучшую финансовую компенсацию и работают более продуктивно и творчески. Другое исследование показывает, что продолжение поддержки команды из родного города помогает облегчить беспокойство, связанное с переездом в новый город.

Исследования, посвященные лояльности и доверию, показывают, что эти качества могут иметь фундаментальное значение для человеческих взаимоотношений, говорят некоторые психологи.Они говорят, что в жизни мало гарантий, что другой человек не причинит нам вреда. По их словам, оставаясь верным кому-то и сохраняя взаимное чувство доверия, люди могут взаимодействовать с другими, не подозревая постоянно об их мотивах.

Долгосрочные обязательства в отношениях связаны с большим чувством удовлетворенности жизнью, счастьем и множеством практических преимуществ, таких как совместное использование имущества и детей, как показывают исследования. Было обнаружено, что люди с сильной социальной поддержкой или социальной вовлеченностью имеют более низкий риск диабета, гипертонии и сердечных приступов.Одно исследование с участием 4000 мужчин за 22-летний период показало, что женатые мужчины в возрасте 50, 60 и 70 лет живут значительно дольше, чем те их же возраста, которые никогда не были в браке, которые были разведены или овдовели, согласно исследованию Центра РАНД. Исследование старения.

Другое исследование с участием 130 пар молодоженов показало, что почти все обсуждения конфликтов между парами касались того, могут ли они рассчитывать на другого человека. По словам Джона Готтмана, директора Исследовательского института взаимоотношений в Сиэтле и почетного профессора психологии Университета Нью-Йорка, пары, которые лучше всего развивали доверие и лояльность в отношениях, были теми, кто сосредоточился на максимальном благополучии своего партнера, а не самих себя. Вашингтон.

Социальная мотивация у детей грудного и раннего возраста

Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2016 19 января; 371 (1686): 20150072.

Департамент психологии Йоркского университета, Йорк, YO10 5DD, UK

Опубликовано Королевским обществом. Все права защищены.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Наша зависимость от членов нашей группы оказала глубокое влияние на нашу мотивацию: успешное групповое функционирование требует, чтобы мы были мотивированы взаимодействовать и взаимодействовать с окружающими.Другими словами, нам нужно принадлежать. В этой статье я исследую истоки нашей потребности в принадлежности, которые возникли в процессе развития. Я обсуждаю существующие свидетельства того, что с самого начала развития дети стремятся присоединиться к другим и сформировать прочные связи с членами своей группы. Кроме того, когда детей лишают чувства принадлежности, это отрицательно сказывается на их благополучии. Такое внимание к социальной мотивации позволяет нам изучить, почему и при каких обстоятельствах дети проявляют то или иное поведение.Таким образом, он является важным дополнением к исследованиям социального познания. Таким образом, это открывает важные вопросы для будущих исследований и обеспечивает столь необходимый мост между психологией развития и социальной психологией.

Ключевые слова: развитие ребенка, социальная мотивация, потребность в принадлежности, принадлежность, остракизм, членство в группе

1. Введение

Люди сильно зависят от членов своей группы. Только копируя их навыки и методы, мы можем научиться выживать в разнообразных, а иногда и во враждебных условиях [1,2].Только сотрудничая с ними, мы можем получить доступ к пище, убежищу и защите от нападения [3]. Дети рождаются в этих социальных группах. С самого начала развития они взаимодействуют не только со своими опекунами, но и со своими сверстниками и другими взрослыми [4].

Очевидно, что наша зависимость от членов нашей группы оказала сильное влияние на наши когнитивные способности. У нас есть сложные навыки для понимания психического состояния окружающих [5,6], участия в совместных действиях с нашими социальными партнерами [7] и обучения на их поведении [8,9].Экспериментальные психологи продемонстрировали, что многие из этих навыков проявляются на раннем этапе развития [10,11] и что их успешное выполнение имеет важное значение для функционирования детей.

Наша зависимость от членов нашей группы также оказала глубокое влияние на нашу мотивацию. Успешное групповое функционирование требует, чтобы мы были мотивированы взаимодействовать и взаимодействовать с окружающими. Отсюда следует, что для понимания социального поведения детей необходимо рассматривать как социальное познание, так и социальную мотивацию [12,13].Однако социальная мотивация значительно реже оказывается в центре экспериментальных исследований с маленькими детьми, чем социальное познание.

Акцент на социальной мотивации позволяет нам задавать различные дополнительные вопросы о развитии детей. Например, чтобы понять теорию разума, мы должны учитывать не только то, когда в процессе развития дети впервые способны понимать намерения, желания и убеждения других и как они могут это делать [5,10,14], но и почему, и при каких обстоятельствах дети мотивированы делать выводы о психическом состоянии других [12].Чтобы понять подражание, мы должны сделать больше, чем просто исследовать, как приобретается этот сложный навык [15,16], и подумать, почему дети выбирают имитацию [17–19]. Чтобы понять принадлежность к группе, мы должны выйти за рамки способности детей классифицировать социальный мир [20–23] и учитывать желание детей принадлежать к разным социальным группам [24,25].

Социальное поведение детей, конечно же, зависит от множества мотиваций. Здесь я концентрируюсь на одной конкретной мотивации: необходимости принадлежать.Концепция потребности в принадлежности имеет долгую историю в социальной психологии, но наиболее четко ее сформулировали Баумейстер и Лири [26]. Сосредоточившись на литературе со взрослыми, они утверждали, что люди стремятся к позитивному взаимодействию с другими в контексте длительных отношений. Иногда его называют «основным социальным мотивом», и считается, что он лежит в основе самых разных видов социального поведения [27]. Концепция необходимости принадлежать была очень влиятельной в социальной психологии, мотивируя большое количество теоретических и эмпирических исследований с участием взрослых (например,грамм. [27–31]), и предоставил основу для интерпретации, с помощью которой можно понять большую часть социального поведения. При этом он объединил множество, казалось бы, несопоставимых открытий в рамках социальной психологии. Хотя Баумейстер и Лири [26] предположили, что необходимость принадлежать была врожденной, они обсудили очень мало исследований, посвященных ее происхождению и эволюции.

Ниже я излагаю свой аргумент о том, что понимание необходимости принадлежать очень важно для понимания социального поведения маленьких детей.Поступая таким образом, я стремлюсь навести столь необходимые мосты между экспериментальной социальной психологией и психологией развития [32]. Я обсуждаю доказательства того, что маленькие дети стремятся формировать и поддерживать связи с членами своей группы и что их отсутствие вредит их благополучию. Свидетельства, которые я цитирую, часто основаны на исследованиях, которые не были предназначены непосредственно для оценки мотивации. Принимая во внимание, что я интерпретирую существующую работу с точки зрения этой мотивации, я оставлю для будущих исследований, чтобы проверить эти утверждения более непосредственно в экспериментальных условиях.Действительно, после этого обзора я обрисовываю более широкие последствия этой идеи и формулирую набор приоритетов для будущих исследований.

2. Потребность принадлежать

Идея необходимости принадлежать имеет глубокие корни в социальной психологии. Шактер [33], например, писал о важности принадлежности в человеческом взаимодействии, а Маслоу [34] поместил любовь и принадлежность в середину своей иерархии потребностей (см. Также [35–37]). Однако наиболее четкую формулировку этой потребности дали Баумейстер и Лири [26].

Согласно концепции Баумейстера и Лири [26], удовлетворение потребности в принадлежности требует удовлетворения двум критериям. Во-первых, люди должны иметь относительно частые, позитивно оцененные (или, по крайней мере, не вызывающие отвращения) взаимодействия, по крайней мере, с несколькими другими людьми. Во-вторых, эти взаимодействия должны происходить в рамках длительной аффективной заботы о благополучии друг друга. Удовлетворения одного из этих критериев недостаточно для удовлетворения потребности: позитивные взаимодействия вне длительных отношений не будут полностью удовлетворительными, равно как и долгосрочные отношения, в которых отсутствует регулярный контакт.Важно отметить, что это концептуализировано как потребность, а не просто желание. Это означает, что невыполнение этого требования должно сопровождаться серьезным бедствием и долгосрочными негативными последствиями. С другой стороны, неспособность удовлетворить простое желание или желание может вызывать разочарование, но вряд ли приведет к серьезным недугам в краткосрочной перспективе или к негативным долгосрочным последствиям.

Понятие необходимости принадлежать можно различить с помощью ряда связанных теоретических точек зрения. Во-первых, это не просто стремление к социальным контактам или желание взаимодействовать с сотрудниками [38,39], хотя оно охватывает оба этих предпочтения.С точки зрения потребности в принадлежности, позитивные взаимодействия должны быть привлекательными, прежде всего, как первый шаг к формированию более долгосрочных облигаций. Таким образом, позитивное взаимодействие с одним и тем же человеком несколько раз должно быть более полезным, чем одноразовое взаимодействие с несколькими разными людьми.

Во-вторых, потребность в принадлежности отличается от мотивации делиться психологическими состояниями с другими [13,40]. Томаселло и др. . [13] подчеркнули важность изучения социальной мотивации в развитии и предположили, что у людей есть уникальная для каждого вида мотивация делиться целями, намерениями и восприятием мира другими.Они утверждали, что эта мотивация позволяет создавать сложные формы сотрудничества. Напротив, потребность в принадлежности относится не конкретно к сотрудничеству, а скорее к социальным контактам в более общем плане. Перспектива необходимости принадлежать предсказывает, что люди должны стремиться к позитивному контакту с другими. Этот контакт может включать сложные формы сотрудничества, и действительно, сотрудничество может быть особенно важным способом удовлетворения потребностей в принадлежности, но не обязательно. Другими словами, позитивный социальный контакт должен быть полезным, даже если он не предполагает сотрудничества.

Наконец, как подчеркивали сами Баумейстер и Лири [26], необходимость принадлежности отличается по своему акценту от теории привязанности [41]. Потребность в принадлежности сосредоточена не на одном конкретном человеке (попечителе), а на значимых социальных отношениях в целом. Кроме того, отношения с опекуном не обязательно рассматриваются как отправная точка, с которой понимаются другие важные отношения [26]. Перспектива необходимости принадлежности предсказывает, что, помимо отношений с опекуном, с самого начала развития должны иметь значение взаимодействие и отношения с посторонними людьми.

Я не предполагаю, что необходимость принадлежать может вытеснить эти другие точки зрения. Скорее, я утверждаю, что это важное дополнение к ним. В самом деле, взаимодействие между этими различными механизмами и мотивациями и потребность в принадлежности - чрезвычайно многообещающая тема для будущих исследований (например, [42]).

3. Принадлежность к развитию

(a) Стремление к взаимодействию и присоединению

Первый аспект потребности в принадлежности заключается в том, что люди стремятся к позитивному социальному взаимодействию с другими.Имеются убедительные доказательства того, что с самого начала развития дети получают удовольствие от социальных взаимодействий и участвуют в поведении, которое способствует продлению позитивного взаимодействия. Например, к восьминедельному возрасту младенцы улыбаются в ответ своим социальным партнерам [43–45], а к 12-недельному возрасту они редко улыбаются за пределами позитивного личного общения с другими [46]. Примерно в том же возрасте младенцы начинают участвовать в протокольных беседах: последовательности, в которых взрослый и младенец по очереди вокализуют и улыбаются друг другу [47].Эти обмены служат для продления взаимодействия с другими. Важно отметить, что эти социальные обмены не ограничиваются лицами, ухаживающими за младенцами, но также происходят с относительно незнакомыми людьми в лабораторных условиях [46]. Следовательно, они не просто отражают связь младенца и опекуна, но наводят на мысль о более общем удовольствии от социального взаимодействия.

Немного позже в развитии дети начинают активно участвовать в аффилированном поведении. Одним из примеров этого является совместное внимание, при котором младенцы стремятся разделить внимание и интерес с другими [48].Другой пример - имитация [17,18,49]. Предыдущие исследования взрослых показали, что подражание тесно связано с принадлежностью [50], и то же самое, по-видимому, верно и для маленьких детей. Например, 18-месячные значительно более склонны копировать конкретные действия модели, которая кажется доброй и дружелюбной, а не модели, которая кажется холодной и отчужденной [51], а 24-месячные с большей вероятностью будут копировать действия модели, которая участвует в условном взаимодействии с ними, а не того, кто не взаимодействует с ними [52].

Дополнительные доказательства в пользу утверждения о том, что маленькие дети стремятся к позитивному социальному взаимодействию, получены из исследований просоциального поведения [53–55]. Уже с 14 месяцев, а с 18 месяцев, младенцы помогают другим в достижении их инструментальных целей [56,57]. Младенцы будут подбирать для экспериментатора упавшие предметы, указывать им на скрытые возможности этих предметов и направлять их внимание на информацию, о которой они не подозревают [56,58]. Такое поведение не мотивировано желанием внешнего вознаграждения [59] и происходит с поразительной регулярностью в разных культурах [60].Хотя может быть несколько мотивов, лежащих в основе помогающего поведения, по крайней мере, одна мотивация, по-видимому, связана с аффилированностью. Овер и Карпентер [61] показали, что младенцы, которым были нанесены фотографии, изображающие позитивные социальные отношения (две куклы, стоящие лицом друг к другу), в три раза чаще спонтанно помогают экспериментатору, чем младенцы, наделенные фотографиями, изображающими индивидуальность (например, две куклы). куклы, стоящие спиной к спине).

Очевидно, что по мере взросления детей они часто активно ищут социальные контакты с другими.Рекерс и др. . [62] обнаружили, что когда 3-летним детям предоставляется выбор между совместной работой или работой в одиночку, чтобы получить одинаковое вознаграждение, они предпочитают работать вместе. В соответствующей работе Батлер и Уолтон [63] показали, что дети в возрасте от 4 до 5 лет дольше работают над сложной задачей, когда считают, что они сотрудничают с другим ребенком, по сравнению с тем, когда они считают, что работают независимо.

Помимо поиска социальных контактов, маленькие дети участвуют в поведении, которое увеличивает вероятность того, что потенциальные партнеры по взаимодействию оценят их положительно (и, следовательно, вероятность того, что они установят с ними связь).Важное доказательство этого утверждения исходит из работы по управлению репутацией. Энгельманн и др. . [64], например, показали, что пятилетние дети больше делятся и меньше крадут, когда за ними наблюдает сверстник, по сравнению с тем, когда они одни (см. Также [65]).

(b) Формирование и поддержание долгосрочных связей

Точка зрения потребности в принадлежности подчеркивает, что люди заинтересованы в позитивном взаимодействии в контексте более длительных отношений или дружбы.Другими словами, людей должно мотивировать не только желание социальных контактов, но и желание формировать и поддерживать долгосрочные связи с другими.

С самого начала развития дети формируют прочные связи с членами своей группы. Натуралистические исследования показали, что даже младенцы предпочитают определенных сверстников, проводя больше времени в компании одних людей, чем других [4,66]. В дошкольном возрасте у детей формируются устойчивые модели дружбы, которые сохраняются с течением времени [4,67,68].Эти дружеские отношения характеризуются частым положительным взаимодействием, включая разговоры, сотрудничество и положительные эмоции во время взаимодействия [69,70]. Сопутствующие экспериментальные исследования показали, что дети осознают, что дружба подразумевает предпочтительное отношение и что они участвуют в поведении, которое способствует поддержанию этих благоприятных отношений. Olson & Spelke [71], например, показали, что 3-летние дети побуждают другого человека делиться большим количеством ресурсов со своими друзьями, чем с незнакомцем (см. Также [72]).

Дополнительные доказательства в пользу утверждения о том, что дети мотивированы поддерживать отношения с другими, получены из работы по расследованию примирения после конфликта. Натуралистическая работа над детской дружбой показала, что, хотя друзья вступают в конфликты с такой же скоростью, как и те, кто не является друзьями, их усилия по разрешению конфликтов отличаются от друзей. Друзья разрешают свои конфликты быстрее и дружелюбнее, чем не друзья [73–75]. Более того, друзья с большей вероятностью будут снова взаимодействовать друг с другом в положительном ключе после споров, чем не друзья [74].

Дети не только стремятся к примирению после конфликта, они также принимают попытки примирения других. Экспериментальные исследования в более общем плане показали, что дети предпочитают людей, которые хотят восстановить отношения, а не тех, кто этого не делает: дети в возрасте от 4 до 7 лет более положительно оценивают человека, извиняющегося за свой проступок, чем человека, который этого не делает. извиниться или проявить раскаяние [76,77].

Еще один способ подумать о том, стремятся ли дети поддерживать связи с другими, - это выяснить, изменяют ли они свое поведение, чтобы избежать гнева или огорчения своих партнеров по взаимодействию.Доказательства того, что они это делают, получены из исследований белой лжи (то есть лжи, которую лгут, чтобы избавить чувства социального партнера). Талвар и др. . [78] исследовали, как дети от 3 до 11 лет реагируют на разочаровывающий подарок от экспериментатора. Хотя дети показали свое разочарование в одиночестве, когда экспериментатор вернулся и спросил их, понравился ли им подарок, многие ответили утвердительно, и это было верно даже для самых маленьких детей (см. Также [79,80]).Дополнительные данные получены из исследования лести, которое показало, что шестилетние дети описывают картинку более позитивно, когда человек, который ее нарисовал, присутствует и слышит их комментарии. Более того, они проявляют больше лести со знакомыми, чем с незнакомыми людьми, предполагая, что они принимают во внимание свои ранее существовавшие отношения с художником, решая, как реагировать на свою картину [81].

(c) Принадлежность к группе

Баумейстер и Лири [26] сфокусировали свое первоначальное определение потребности принадлежать мотивации к формированию межличностных отношений.Однако впоследствии концепция необходимости принадлежать была распространена на группы. Такие исследователи, как Фиск и Брюэр, подчеркнули, что люди стремятся установить прочные связи с определенными социальными группами [27,35,82]. В следующем разделе я рассматриваю эту перспективу на уровне группы и оцениваю, как дети взаимодействуют с более широкой социальной группой и стремятся к ней принадлежать.

Натуралистическое исследование детского «входного поведения» показало, что дети стремятся присоединиться к группам своих сверстников и используют для этого ряд стратегий.Дети, которым изначально отказывается группа в этих естественных условиях, часто предпринимают неоднократные попытки присоединиться к ним (например, [83]).

Экспериментальное исследование того, как дети взаимодействуют после того, как их поместили в группу, показало, что они часто стремятся привести свое поведение в соответствие с поведением членов своей группы [84–86]. Хаун и Томаселло [86], например, тестировали 4-летних детей в рамках модифицированной версии задания Аша и продемонстрировали, что дети соответствовали неправильным мнениям членов своей группы примерно в одной трети случаев и в трех четвертях. детей подтвердили, по крайней мере, в одном испытании.Важно отметить, что во втором эксперименте, где детям было разрешено дать свой ответ наедине, уровни соответствия были значительно ниже. Это говорит о том, что дети не изменили свое мнение в свете ответов групп, а скорее стремились привести свое внешнее поведение в соответствие с поведением группы. Одна из интерпретаций этих результатов состоит в том, что дети стремились быть принятыми группой и избежать ее неодобрения.

Легкость, с которой люди привязываются к группам, также может говорить о силе потребности принадлежать [26].Действительно, очень тонких сигналов о членстве в группе достаточно, чтобы повлиять на социальное поведение детей. Как минимум с 5 лет дети чувствительны к минимальным групповым манипуляциям. Дети более щедры по отношению к членам своей внутренней группы, чем к членам внешней группы, и запоминают относительно более положительную информацию о членах своей внутренней группы, даже когда группы основаны на произвольных критериях, таких как цвет рубашки ([87], см. Также [22]).

Как отмечалось выше, принадлежность подразумевает долгосрочные отношения.Недавние исследования показывают, что дети преданы своей группе, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, оставаясь верными своей группе, даже когда это дорого обходится лично. Misch и др. . [88] разделили 5-летних детей в одну из двух групп (следуя минимальной групповой процедуре), а затем убедились, что они подслушивают секрет либо от своей собственной группы, либо от другой группы. При подкупе с наклейками, чтобы раскрыть секрет, дети значительно реже раскрывали его, когда он принадлежал к их собственной группе.Другими словами, они заплатили определенную сумму (в виде конфискованных наклеек), чтобы остаться верными своей группе.

Другое исследование показало, что дети старшего возраста ценят принадлежность и групповое функционирование и принимают это во внимание при принятии моральных решений. Например, Киллен и его коллеги показали, что дети принимают во внимание озабоченность по поводу того, насколько хорошо группа будет функционировать, при принятии решения о включении кого-либо в группу (например, [89]).

(d) Последствия социальной изоляции

Принадлежность концептуализируется как потребность, а не просто желание [26].Если это действительно необходимость, то отсутствие социальных контактов должно вызывать беспокойство. Более того, если отсутствие контакта продолжается в течение длительного периода, это должно иметь негативные последствия для здоровья и благополучия [90]. Социально-психологические исследования изучали, как взрослые реагируют на более или менее полный остракизм со стороны группы (например, исключение из онлайн-игры с мячом [91]), а также на более тонкие сигналы исключения со стороны определенных людей, такие как отказ смотреть в глаза свяжитесь с [92,93].

С младенчества дети считают, что даже относительно кратковременное устранение социальных контактов вызывает дискомфорт. Когда мать или экспериментатор перестает взаимодействовать с младенцем, младенец демонстрирует усиление негативного аффекта, уменьшение улыбки и усиление отвращения взгляда [94]. Это может указывать на истоки чувствительности к социальной изоляции. Когда старших детей (8- и 9-летних) исключают из онлайн-игры с мячом в лаборатории, это отрицательно сказывается на их настроении, их самооценке, их чувстве контроля и даже на том, насколько они оценивают свои собственные существование иметь смысл [95–97].Было показано, что длительное социальное исключение имеет серьезные последствия для адаптации детей в школьные годы (см. [98]).

Если у детей есть мотивация принадлежать, то мы можем ожидать, что они ответят на прекращение социального контакта поведением, которое служит для восстановления их чувства принадлежности [99]. Исследования с младенцами и детьми ясельного возраста показали, что, когда человек перестает с ними взаимодействовать, например, отвлекаясь от совместной задачи, он пытается повторно привлечь внимание этого человека и его участие в выполнении задачи [100,101].Более непосредственное исследование реакции на остракизм было проведено Over & Carpenter [99]. Овер и Карпентер проверили, как косвенный опыт остракизма влияет на социальное поведение детей. Они представили 5-летним детям простые числа, в которых одна фигура оказалась исключенной из группы других фигур. Дети, показавшие это видео, в значительно большей степени имитировали действия экспериментатора над объектом, чем дети, показавшие видео, которые не изображали социальную изоляцию.Этот результат был недавно воспроизведен и расширен Уотсон-Джонс и его коллегами, которые показали, что дети более внимательно имитируют ряд задач, следуя видеороликам с изображением исключения, чем по видеороликам, изображающим включение [102]. Дальнейшие исследования с использованием этой базовой парадигмы показали, что дети также рисуют картинки, изображающие более аффилиативные отношения после прайминга с исключением [103].

4. Более широкие последствия

(a) Понимание нетипичного развития

До сих пор я утверждал, что необходимость принадлежать - важная сила в развитии.Сосредоточение внимания на сопутствующих потребностях может помочь нам понять нетипичное, а также типичное развитие. Например, Chevallier и др. . [12] недавно предложили теорию социальной мотивации аутизма (см. Также [104,105]). Вместо того, чтобы сосредотачиваться на когнитивном дефиците, присутствующем при аутизме [106,107], они вместо этого сосредотачиваются на дефиците в ориентации на социальные стимулы, поиске социальных контактов и поддержании социальных отношений. Последние два имеют поразительное сходство с необходимостью принадлежать [26].Эмпирические исследования показали, что дети с аутизмом менее склонны помогать и сотрудничать с другими [108], менее склонны декларативно указывать на своих социальных партнеров [109] и менее склонны привлекать с ними совместное внимание [110]. Что касается дефицита в поддержании долгосрочных связей, взрослые с аутизмом сообщают, что у них меньший интерес к дружбе, чем у людей из нормального населения [111]. Согласно теории социальной мотивации, именно дефицит социальной мотивации имеет последствия для социального познания и поведения, а не наоборот [12, 112].Понимание точной природы дефицита социальной мотивации при аутизме, возможно, подкрепленное социально-психологическими объяснениями потребности в принадлежности, имеет важное значение для разработки вмешательств, направленных на улучшение социального функционирования.

(b) Повышение социальной интеграции

Понимание важности социальной мотивации и необходимости причастности имеет значение для разработки эффективных мер вмешательства, направленных на повышение социальной интеграции у типично развивающихся детей. Уолтон и Коэн [113] разработали краткое вмешательство для улучшения восприятия принадлежности к меньшинствам, афроамериканцам, студентам колледжей в Соединенных Штатах.Это вмешательство привело к повышению средних баллов учащихся из числа меньшинств в течение трех лет и к улучшению самочувствия и здоровья, о которых сообщают сами. Эффективность этого вмешательства была опосредована субъективным толкованием, означающим, что вмешательство не позволяло студентам из числа меньшинств рассматривать повседневные невзгоды как свидетельство того, что они не принадлежат к группе. Понимание первопричины проблемы с точки зрения потребности в принадлежности сделало краткое вмешательство чрезвычайно эффективным [30]. Сопутствующие исследования развития показали, что чувство принадлежности к группе может усилить мотивацию к достижению у детей дошкольного возраста [25], предполагая, что работа над принадлежностью может иметь важные последствия для исследований в области образования [114].

(c) Приоритеты для будущих исследований

Акцент на социальной мотивации предлагает другой взгляд на развитие, где главный вопрос заключается не в , способны ли детей выполнять определенный навык, а в , когда они участвуют в определенной обработке и поведении и почему они это делают. Например, это позволяет нам спросить, при каких обстоятельствах дети имитируют действия членов своей группы [52,99], помогают другим в достижении их целей [61,64,115,116] и обрабатывают свои психические состояния [117].Таким образом, акцент на социальной мотивации является важным шагом на пути к пониманию стратегического социального поведения детей.

Для более полного понимания происхождения принадлежности как одного из аспектов социальной мотивации будет важно ответить на пять общих вопросов, которые я изложу ниже. Во-первых, какова связь между социальной мотивацией и социальной компетентностью? Обычно считается, что социальная компетентность является результатом продвинутых когнитивных способностей. Однако, как пишет Chevallier et al .[12] отмечают, что социальная мотивация может быть ключом к пониманию того, почему одни дети более социально компетентны, чем другие. Дети с высокой социальной мотивацией могут быть более склонны к усердной обработке, чтобы понимать (и сочувствовать) другим. Более того, они могут быть более склонны к поиску определенного опыта и взаимодействия. Опыт такого взаимодействия может позволить им развить более сложные когнитивные способности. Если это так, то сила социальной мотивации детей на раннем этапе развития должна предсказывать их социальные когнитивные способности на более позднем этапе развития [118].Возрастающие когнитивные способности детей (например, то, как они осознают себя в социальных группах) также могут влиять на их социальную мотивацию. Взаимодействие между социальным познанием и социальной мотивацией, вероятно, окажет мощное влияние на развитие, поэтому это важный вопрос для будущих исследований.

Во-вторых, меняется ли потребность в принадлежности в процессе разработки, и если да, то почему? Вопрос об изменении развития обычно сосредоточен на когнитивных способностях. Для будущих исследований будет важно изучить, есть ли изменения в силе или даже в природе социальной мотивации с течением времени.В литературе уже есть намеки на то, что социальная мотивация меняется в процессе развития. Например, Нильсен [51] исследовал имитацию у младенцев и обнаружил, что 18-месячные дети более мотивированы копировать определенные действия демонстранта, чем 12-месячные. Чувствительность к исключению также меняется с развитием; подростки, по-видимому, больше страдают от остракизма, чем дети младшего возраста [95]. В будущих исследованиях следует более подробно изучить преемственность и изменение мотивации.

В-третьих, как потребность в принадлежности соотносится с другими мотивами? У детей часто бывает несколько мотиваций в социальных ситуациях. Например, как и взрослые, дети сильно мотивированы стремлением к личной выгоде [119, 120]. В реальном мире социальные и эгоистичные мотивы регулярно конфликтуют друг с другом [121], и дети должны решать, как регулировать свое положение в группе, в то же время, накапливая выгоды для себя [64,122,123]. Для будущих исследований будет важно изучить, как сила различных мотиваций и взаимодействия между ними влияют на познание и поведение детей.

В-четвертых, как потребность в принадлежности зависит от культурного контекста? Хотя точка зрения потребности в принадлежности предполагает, что основная мотивация к формированию и поддержанию связей с другими должна быть культурно универсальной [26], могут быть важные различия в силе мотивации и в том, как она выражается. Например, недавние кросс-культурные исследования подчеркнули важность уровня взаимозависимости внутри культуры для понимания последствий социальной изоляции [124].Для будущих исследований будет важно изучить истоки этих культурных различий в развитии [125–127].

Наконец, каковы эволюционные истоки принадлежности? Часто считается, что потребность принадлежать имеет глубокие корни в нашей эволюционной истории [26,31]. Однако это предположение не было тщательно оценено. Утверждения об эволюционном происхождении могут быть оправданы только систематическим исследованием эволюционных и сравнительных данных о социальной мотивации.Только после того, как эти доказательства будут изложены, можно будет понять сходство и различия между принадлежностью людей и других социальных животных.

5. Заключение

Я утверждал, что понимание необходимости принадлежать очень важно для понимания развития. Я представил доказательства того, что потребность формировать и поддерживать связи с другими оказывает сильное влияние на поведение детей с самого раннего возраста. Излагая этот аргумент, я стремился свести воедино кажущиеся несопоставимыми результаты в психологии развития и наладить связи между исследованиями в области психологии развития и социальной психологией.

В своей статье 1995 года Баумейстер и Лири утверждали, что если социальные психологи ошибались, думая о необходимости принадлежать, то это было не отрицание ее существования, а скорее недооценка ее последствий [26]. Нечто подобное можно было сказать об исследованиях с маленькими детьми почти 20 лет спустя. Хотя социальная мотивация часто упоминается в экспериментальных исследованиях с младенцами и маленькими детьми, она не часто (или недостаточно часто) является непосредственным объектом исследования. Я стремился указать путь к новой программе исследований, которая систематически исследует важность необходимости принадлежать на раннем этапе развития.Таким образом, эта программа исследований может также пролить новый свет на зрелое социальное познание и поведение: только через понимание его происхождения мы можем надеяться понять природу зрелого социального разума.

Благодарности

Я благодарю Яна Энгельмана, Дэвида Овер, Кейт Эллис-Дэвис и членов группы Минерва за социальные истоки культурного познания за ценные комментарии к предыдущему проекту.

Конкурирующие интересы

У меня нет конкурирующих интересов.

Финансирование

Исследование было поддержано Советом по экономическим и социальным исследованиям (грант №ES / K006702 / 1).

Ссылки

1. Бойд Р., Ричерсон П. Дж., Хенрих Дж. 2011 г. Культурная ниша: почему социальное обучение важно для адаптации человека. Proc. Natl Acad. Sci. США 108, 10 918–10 925. (10.1073 / pnas.11002

) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 2. Harris PL. 2012 г. Доверять тому, что вам говорят: как дети учатся у других. Кембридж, Массачусетс: The Belknap Press / Harvard University Press. [Google Scholar] 3. Томаселло М., Мелис А.П., Тенни С., Вайман Э., Херрманн Э.2012 г. Два ключевых шага в эволюции человеческого сотрудничества: гипотеза взаимозависимости. Curr. Антрополь. 53, 673–692. (10.1086 / 668207) [CrossRef] [Google Scholar] 4. Хэй Д.Ф., Пейн А., Чедвик А. 2004 г. Отношения сверстников в детстве. J. Child Psychol. Психиатр. 45, 84–108. (10.1046 / j.0021-9630.2003.00308.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 5. Виммер Х, Пернер Дж. 1983 г. Убеждения о убеждениях: представление и сдерживающая функция неправильных убеждений в понимании обмана детьми младшего возраста.Познание 13, 103–128. (10.1016 / 0010-0277 (83)

-5) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 6. Baillargeon R, He Z, Setoh P, Scott RM, Sloane S, Yang DY-J. 2013. Понимание ложных убеждений и почему это важно: гипотеза социального действия. В книге «Навигация по социальному миру: чему младенцы, дети и другие биологические виды могут нас научить» (ред. Банаджи М.Р., Гельман С.А.), стр. 88–95. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar] 7. Себанц Н., Беккеринг Х., Кноблич Г. 2006 г. Совместное действие: тела и разум движутся вместе.Trends Cogn. Sci. 10, 70–76. (10.1016 / j.tics.2005.12.009) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 8. Вольшлегер А., Гаттис М., Беккеринг Х. 2003 г. Генерация действия и восприятие действия в имитации: пример идеомоторного принципа. Фил. Пер. R. Soc. Лондон. B 358, 501–515. (10.1098 / rstb.2002.1257) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. Ван И, Гамильтон А. 2012 г. Социальная модуляция ответа сверху вниз (STORM): модель контроля мимикрии в социальном взаимодействии. Фронт.Гм. Neurosci. 6, 1–10. (10.3389 / fnhum.2012.00153) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Мельцов АН. 1995 г. Понимание намерений других: воспроизведение намеренных действий 18-месячными детьми. Dev. Psychol. 31, 838–850. (10.1037 / 0012-1649.31.5.838) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 12. Шевалье С., Кольс Г., Трояни В., Бродкин Е.С., Шульц Р.Т. 2012 г. Теория социальной мотивации аутизма. Trends Cogn. Sci. 16, 231–239. (10.1016 / j.tics.2012.02.007) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Томаселло М., Карпентер М., Колл Дж., Бене Т., Молл Х. 2005 г. Понимание и обмен намерениями: истоки культурного познания. Behav. Brain Sci. 28, 675–691. (10.1017 / S0140525X05000129) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 14. Апперли И.А., Баттерфилл С.А. 2009 г. Есть ли у людей две системы для отслеживания убеждений и состояний, подобных убеждению? Psychol. Ред. 116, 953–970. (10.1037 / a0016923) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 15. Привет, СМ. 2013. Что может дать имитация для сотрудничества? В Сотрудничество и его эволюция (редакторы Stereiny K, Joyce R, Calcott B, Fraser B), стр.313–333. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. [Google Scholar] 16. Мельцов А.Н., Мур МК. 1997 г. Объяснение имитации лица: теоретическая модель. Early Dev. Воспитание 6, 179–192. (10.1002 / (SICI) 1099-0917 (199709/12) 6: 3/4

<179 :: AID-EDP157> 3.0.CO; 2-R) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 17. Нильсен М. 2009 г. Подражательное поведение детей и шимпанзе: окно в передачу культурных традиций. Rev. Primatol. 1, 254 (10.4000 / primatologie.254) [CrossRef] [Google Scholar] 18.Над H, Карпентер М. 2012 г. Включение социального в социальное обучение: объяснение как избирательности, так и верности в поведении детей копированием. J. Comp. Psychol. 126, 182–192. (10.1037 / a0024555) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 19. Ужгирис ИЦ. 1981 г. Две функции подражания в младенчестве. Int. J. Behav. Dev. 4, 1–12. (10.1177 / 016502548100400101) [CrossRef] [Google Scholar] 20. Aboud FE. 2001 г. Формирование внутригруппового фаворитизма и предубеждений за пределами группы у маленьких детей: являются ли они разными установками? Dev.Psychol. 39, 48–60. (10.1037 / 0012-1649.39.1.48) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Беннетт М., Сани Ф. 2008 г. Социальная идентичность в детстве: когда группа становится частью Я-концепции? Soc. Чел. Psychol. Компас 2, 1281–1296. (10.1111 / j.1751-9004.2008.00105.x) [CrossRef] [Google Scholar] 22. Несдейл Д., Флессер Д. 2001 г. Социальная идентичность и развитие групповых установок детей. Child Dev. 72, 506–517. (10.1111 / 1467-8624.00293) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Тернер Дж. К., Хогг М. А., Оукс П. Дж., Райхер С. Д., Ветерелл М. С..1987 г. Заново открывая социальную группу: теория самоклассификации. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Блэквелл. [Google Scholar] 24. Кляйн О., Спирс Р., Райхер С. 2007 г. Показатели социальной идентичности: расширение стратегической стороны модели SIDE. Чел. Soc. Psychol. Ред. 11, 28–45. (10.1177 / 1088868306294588) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Мастер А, Уолтон GM. 2013. Минимальные группы повышают мотивацию детей младшего возраста и способствуют их обучению по групповым задачам. Child Dev. 84, 737–751. (10.1111 / j.1467-8624.2012.01867.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Баумейстер РФ, Лири MR. 1995 г. Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Psychol. Бык. 117, 497–529. (10.1037 / 0033-2909.117.3.497) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Fiske ST. 2010 г. Социальные существа: основные мотивы в социальной психологии, 2-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley. [Google Scholar] 28. Ноулз М.Л., Лукас Г.М., Молден Д.К., Гарднер В.Л., Дин К.К. 2010 г. Нет замены принадлежности: самоутверждение после социальных и несоциальных угроз.Чел. Soc. Psychol. Бык. 36, 173–186. (10.1177 / 0146167209346860) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Карр ПБ, Уолтон GM. 2014 г. Признаки совместной работы подпитывают внутреннюю мотивацию. J. Exp. Soc. Psychol. 53, 169–184. (10.1016 / j.jesp.2014.03.015) [CrossRef] [Google Scholar] 30. Уолтон GM. 2014 г. Новая наука о мудрых психологических вмешательствах. Curr. Реж. Psychol. Sci. 23, 73–82. (10.1177 / 0963721413512856) [CrossRef] [Google Scholar] 31. Уильямс К.Д. 2007 г. Остракизм. Анну. Rev. Psychol. 58, 425–452.(10.1146 / annurev.psych.58.110405.085641) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Данхэм Ю., Олсон КР. 2008 г. Важность происхождения: почему когнитивное развитие занимает центральное место в зрелом понимании социальной психологии. Откройте Psychol. Дж. 1, 59–65. (10.2174 / 1874350100801010059) [CrossRef] [Google Scholar] 33. Шактер С. 1959 г. Психология аффилированности. Экспериментальные исследования источников стадности. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета. [Google Scholar] 34. Маслоу А.Х. 1968 г. К психологии бытия.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Ван Ностранд. [Google Scholar] 35. Брюэр МБ. 1991 г. Социальное «я»: быть одинаковым и разным в одно и то же время. Чел. Soc. Psychol. B 17, 475–482. (10.1177 / 0146167291175001) [CrossRef] [Google Scholar] 36. Hagerty MK, Williams RA, Coyne JC, Early MR. 1996 г. Чувство принадлежности и индикаторы социально-психологического функционирования. Arch. Психиатр. Nurs. 10, 235–244. (10.1016 / S0883-9417 (96) 80029-X) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Матес EW, Эдвардс LL. 1978 г. Эмпирическая проверка теории мотивации Маслоу.J. Humanist Psychol. 18, 75–77. (10.1177 / 002216787801800111) [CrossRef] [Google Scholar] 38. Аксельрод Р. 1984 г. Эволюция сотрудничества. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar] 39. Хэмлин Дж. К., Винн К., Блум П. 2007 г. Социальная оценка довербальных младенцев. Природа 450, 557–559. (10.1038 / nature06288) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 40. Томаселло М., Карпентер М. 2007 г. Общая преднамеренность. Dev. Sci. 10, 121–125. (10.1111 / j.1467-7687.2007.00573.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41.Боулби Дж. 1973 г. Привязанность и потеря: т. 2. Разлука тревоги и гнева. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar] 42. Уайт ЛО, Ву Дж., Борелли Дж. Л., Майес ЛК, Кроули МД. 2013. Сыграйте еще раз: нейронные реакции на воссоединение с исключающими, предсказанные паттернами привязанности. Dev. Sci. 16, 850–863. (10.1111 / desc.12035) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 43. Анисфельд Э. 1982 г. Начало социальной улыбки у недоношенных и доношенных детей двух этнических групп. Младенческое поведение. Dev. 5, 387–395. (10.1016 / S0163-6383 (82) 80048-9) [CrossRef] [Google Scholar] 44. Эмде Р.Н., Хармон Р.Дж. 1972 г. Эндогенные и экзогенные системы улыбки в раннем младенчестве. Варенье. Акад. Ребенок-подростокc. Психиатрия 11, 177–200. (10.1016 / S0002-7138 (10) 60071-4) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 45. Gewirtz JL. 1965 г. Улыбка младенца в четырех детских садах в Израиле. В Детерминантах младенческого поведения 111 (изд. Фосс Б.М.), стр. 205–248. Лондон, Великобритания: Метуэн. [Google Scholar] 46. Рошат П., Керидо Дж. Г., Стриано Т.1999 г. Растущая чувствительность к времени и структуре прото-разговора в раннем младенчестве. Dev. Psychol. 35, 950–957. (10.1037 / 0012-1649.35.4.950) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 47. Trevarthen C, Aitken KJ. 2001 г. Младенческая интерсубъективность: исследования, теория и клиническое применение. J. Child Psychol. Психиатрия 42, 3–48. (10.1111 / 1469-7610.00701) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 48. Карпентер М. 2010 г. Социальное познание и социальные мотивации в младенчестве. В справочнике Уайли-Блэквелла по когнитивному развитию детей, 2-е изд. Госвами У.), стр. 106–128. Оксфорд, Великобритания: Wiley-Blackwell. [Google Scholar] 49. Над H, Карпентер М. 2013. Социальная сторона подражания. Child Dev. Перспектива. 7, 6–11. (10.1111 / cdep.12006) [CrossRef] [Google Scholar] 50. Лакин JL, Chartrand TL. 2003 г. Использование бессознательной поведенческой мимикрии для создания аффилированности и взаимопонимания. Psychol. Sci. 14, 334–339. (10.1111 / 1467-9280.14481) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 51. Нильсен М. 2006 г. Копирование действий и копирование результатов: социальное обучение в течение второго года. Dev.Psychol. 42, 555–565. (10.1037 / 0012-1649.42.3.555) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 52. Нильсен М., Симкок Дж., Дженкинс Л. 2008 г. Влияние социальной активности на подражание 24-месячным детям, показываемое моделями в прямом эфире и по телевидению. Dev. Sci. 11, 722–731. (10.1111 / j.1467-7687.2008.00722.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 53. Hay DF. 2009 г. Корни и ветви человеческого альтруизма. Br. J. Psychol. 100, 473–479. (10.1348 / 000712609X442096) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 54. Мартин А., Олсон К.Р. 2015 г.Помимо добра и зла: какие мотивы лежат в основе просоциального поведения детей . Перспектива. Psychol. Sci. 10, 159–175. (10.1177 / 1745691615568998) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 56. Варнекен Ф., Томаселло М. 2006 г. Альтруистическая помощь младенцам и молодым шимпанзе. Наука 311, 1301–1303. (10.1126 / science.1121448) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 57. Варнекен Ф., Томаселло М. 2007 г. Помощь и сотрудничество в 14 месяцев. Младенчество 11, 271–294. (10.1080 / 15250000701310389) [CrossRef] [Google Scholar] 58.Лишковски Ю., Карпентер М., Томаселло М. 2008 г. Двенадцатимесячные дети общаются полезно и надлежащим образом со знающими и невежественными партнерами. Познание 108, 732–739. (10.1016 / j.cognition.2008.06.013) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 59. Варнекен Ф., Томаселло М. 2008 г. Внешнее вознаграждение подрывает альтруистические тенденции у 20-месячных. Dev. Psychol. 44, 1785–1788. (10.1037 / a0013860) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 60. Каллаган Т., Молл Х., Ракоци Х., Варнекен Ф., Лишковски Ю., Бене Т., Томаселло М.2011 г. Раннее социальное познание в трех культурных контекстах. Monogr. Soc. Res. Child Dev. 76, vii – viii. (10.1111 / j.1540-5834.2011.00603.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 61. Над H, Карпентер М. 2009 г. У восемнадцатимесячных младенцев наблюдается повышенная помощь после приобщения к аффилированности. Psychol. Sci. 20, 1189–1193. (10.1111 / j.1467-9280.2009.02419.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 62. Рекерс Й., Хаун Д. Б., Томаселло М. 2011 г. Дети, но не шимпанзе, предпочитают сотрудничать. Curr. Биол.21, 1756–1758. (10.1016 / j.cub.2011.08.066) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 63. Батлер LP, Уолтон GM. 2013. Возможность сотрудничества повышает мотивацию дошкольников к решению сложных задач. J. Exp. Child Psychol. 116, 953–961. (10.1016 / j.jecp.2013.06.007) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 64. Энгельманн Дж. М., Херрманн Э., Томаселло М. 2012 г. Пятилетние дети, но не шимпанзе, пытаются управлять своей репутацией. PLoS ONE 7, 1–7. (10.1371 / journal.pone.0048433) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 65.Энгельманн Дж., Овер Н, Херрманн Э., Томаселло М. 2013. Маленькие дети больше заботятся о своей репутации в глазах членов группы и возможных ответчиков. Dev. Sci. 16, 552–558. (10.1111 / desc.12086) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 66. Хоус С., Мэтисон С.К., Ву Ф. 1992 г. Дружба и социальные игры. В «Совместное построение притворства» (ред. Хоус С., Унгер О., Матесон С.К.), стр. 107–115. Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка. [Google Scholar] 67. Гиффорд-Смит М., Браунелл К. 2003 г.Отношения со сверстниками в детстве: социальное принятие, дружба и сети сверстников. J. School Psychol. 41, 235–284. (10.1016 / S0022-4405 (03) 00048-7) [CrossRef] [Google Scholar] 68. Хоус К. 1996 г. Самая ранняя дружба. В компании, которую они составляют: дружба в детстве и юности (ред. Буковски В.М., Ньюкомб А.Ф., Хартуп В.В.), стр. 66–86. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar] 69. Ньюкомб А.Ф., Бэгвелл К.Л. 1995 г. Детские дружеские отношения: метааналитический обзор. Psychol. Бык.117, 306–347. (10.1037 / 0033-2909.117.2.306) [CrossRef] [Google Scholar] 70. Ньюкомб А.Ф., Бэгвелл К.Л. 1996 г. Развивающее значение детских дружеских отношений. В компании, которую они составляют: дружба в детстве и юности (ред. Буковски В.М., Ньюкомб А.Ф., Хартуп В.В.), стр. 289–321. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar] 72. Мур К. 2009 г. Справедливость в распределении ресурсов среди маленьких детей зависит от получателя. Psychol. Sci. 20, 944–948. (10.1111 / j.1467-9280.2009.02378.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 73. Хартуп WW, Лаурсен Б. 1999 г. Отношения как контексты развития: ретроспективные темы и современные проблемы. В симпозиумах Миннесоты по детской психологии: т. 29. Отношения как контексты развития (ред. Коллинз В.А., Лаурсен Б.), стр. 13–35. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум. [Google Scholar] 74. Hartup WW. 1996 г. Компания, которую они составляют: дружба и их значение для развития. Child Dev. 67, 1–13. (10.2307 / 1131681) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 75.Verbeek P, de Waal FBM. 2001 г. Миротворчество среди дошкольников. J. Peace Psychol. 7, 5–28. (10.1207 / S15327949PAC0701_02) [CrossRef] [Google Scholar] 76. Смит CE, Харрис PL. 2012 г. Он не хотел, чтобы я грустила: детские реакции на разочарование и извинения. Soc. Dev. 21, 215–228. (10.1111 / j.1467-9507.2011.0060) [CrossRef] [Google Scholar] 77. Вайш А., Карпентер М., Томаселло М. 2011 г. Реакция маленьких детей на проявления вины. Dev. Psychol. 47, 1248–1262. (10.1037 / a0024462) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 79.Коул ПМ. 1986 г. Детский спонтанный контроль мимики. Child Dev. 57, 1309–1321. (10.2307 / 1130411) [CrossRef] [Google Scholar] 80. Коул П.М., Зан-Вакслер К., Смит К.Д. 1994 г. Экспрессивный контроль во время разочарования: вариации, связанные с проблемами поведения дошкольников. Dev. Psychol. 30, 835–846. (10.1037 / 0012-1649.30.6.835) [CrossRef] [Google Scholar] 82. Суонн В.Б. младший, Гомес А., Сейл С., Моралес Ф. 2009 г. Слияние идентичностей: взаимодействие личных и социальных идентичностей в экстремальном групповом поведении.J. Pers. Soc. Psychol. 96, 995–1011. (10.1037 / a0013668) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 83. Путаллаз М., Вассерман А. 1989 г. Детское натуралистическое поведение входа и социометрический статус: перспектива развития. Dev. Psychol. 25, 297–305. (10.1037 / 0012-1649.25.2.297) [CrossRef] [Google Scholar] 84. Corriveau KH, Harris PL. 2010 г. Дошкольники (иногда) полагаются на большинство при вынесении простых суждений о восприятии. Dev. Psychol. 46, 437–445. (10.1037 / a0017553) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 85.Уокер МБ, Андраде М.Г. 1996 г. Соответствие заданию Аша в зависимости от возраста. J. Soc. Psychol. 136, 367–372. (10.1080 / 00224545.1996.9714014) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 86. Хаун DBM, Томаселло М. 2011 г. Соответствие давлению со стороны сверстников у дошкольников. Child Dev. 82, 1759–1767. (10.1111 / j.1467-8624.2011.01666.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 88. Misch A, Over H, Карпентер М. 2015 г. Маленькие дети демонстрируют верность группе, сохраняя секреты группы. J. Exp. Child Psychol.[PubMed] [Google Scholar] 89. Киллен М., Ратленд А. 2011 г. Дети и социальная изоляция: мораль, предрассудки и групповая идентичность. Оксфорд, Великобритания: Wiley-Blackwell. [Google Scholar] 90. Дом Дж. С., Лэндис К., Амберсон Д. 1988 г. Социальные отношения и здоровье. Наука 241, 540–545. (10.1126 / science.3399889) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 91. Уильямс KD, Cheung CKT, Choi W. 2000 г. Киберостракизм: последствия игнорирования в Интернете. J. Pers. Soc. Psychol. 79, 748–762. (10.1037 / 0022-3514.79.5.748) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 92. Вессельманн ЭД, Кардосо Ф, Слейтер С, Уильямс К.Д. 2012 г. «Чтобы на него смотрели как на воздух»: гражданское внимание имеет значение. Psychol. Sci. 23, 166–168. (10.1177 / 0956797611427921) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 93. Вирт Дж., Сакко Д.Ф., Хугенберг К., Уильямс К.Д. 2010 г. Взгляд глазами как относительная оценка: отведенный взгляд ведет к чувству остракизма и обесценивания отношений. Чел. Soc. Psychol. B 36, 869–882. (10.1177 / 0146167210370032) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 94.Tronick EZ. 2007 г. Нейроповеденческое и социально-эмоциональное развитие младенцев и детей. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон. [Google Scholar] 95. Абрамс Д., Вейк М., Томас Д., Колби Х., Франклин К.М. 2011 г. Интернет-остракизм влияет на детей иначе, чем на подростков и взрослых. Br. J. Dev. Psychol. 29, 110–123. (10.1348 / 026151010X494089) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 96. Кроули MJ, Wu J, Molfese PJ, Mayes LC. 2010 г. Социальная изоляция в среднем детстве: события отторжения, медленная нейронная активность и стресс остракизма.Soc. Neurosci. 5, 483–495. (10.1080 / 17470919.2010.500169) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 97. Несдейл Д., Ламберт А. 2007 г. Эффекты отвержения сверстников, которым экспериментально манипулируют, на негативные эмоции, самооценку и неадаптивное социальное поведение детей. Int. J. Behav. Dev. 31, 115–122. (10.1177 / 0165025407073579) [CrossRef] [Google Scholar] 98. Каллертон-Сен К, Крик Н.Р. 2005 г. Понимание последствий физической и социальной виктимизации: полезность нескольких точек зрения в прогнозировании социальной эмоциональной адаптации.School Psychol. Ред. 34, 147–160. [Google Scholar] 99. Над H, Карпентер М. 2009 г. Изучение остракизма со стороны третьих лиц усиливает аффилированное подражание у детей. Dev. Sci. 12, F1 – F8. (10.1111 / j.1467-7687.2008.00820.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 100. Варнекен Ф., Чен Ф., Томаселло М. 2006 г. Совместная деятельность у маленьких детей и шимпанзе. Child Dev. 77, 640–663. (10.1111 / j.1467-8624.2006.00895.x) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 101. Росс Х.С., Лоллис СП. 1987 г. Общение в детских социальных играх.Dev. Psychol. 23, 241–248. (10.1037 / 0012-1649.23.2.241) [CrossRef] [Google Scholar] 102. Уотсон-Джонс RE, Легар CH, Уайтхаус H, Клегг JM. 2014 г. Влияние остракизма на подражание в раннем детстве. Evol. Гм. Behav. 35, 204–210. (10.1016 / j.evolhumbehav.2014.01.004) [CrossRef] [Google Scholar] 103. Песня R, Over H, Карпентер М. 2015 г. Дети рисуют больше аффилированных картинок после того, как подверглись остракизму. Dev. Psychol. 51, 831–840. (10.1037 / a0039176) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 104.Доусон Дж., Тот К., Роберт А., Остерлинг Дж., Мансон Дж., Эстес А., Лиау Дж. 2004 г. Ранние нарушения социального внимания при аутизме: социальная ориентация, совместное внимание и внимание к стрессу. Dev. Psychol. 40, 271–283. (10.1037 / 0012-1649.40.2.271) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 105. Дубей И., Ропар Д., Гамильтон АФК. 2015 г. Измерение ценности социальной активности взрослых с аутизмом и без него. Мол. Аутизм 6, 1–9. (10.1186 / s13229-015-0031-2) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 106.Барон-Коэн С. 1995 г. Слепота. Бостон, Массачусетс: MIT Press. [Google Scholar] 107. Фрит У. 1989 г. Аутизм и «теория разума». В «Диагностика и лечение аутизма» (ред. Гиллберг К.), стр. 33–52. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press. [Google Scholar] 108. Либал К., Коломби С., Роджерс С.Дж., Варнекен Ф., Томаселло М. 2008 г. Помощь и сотрудничество детям с аутизмом. J. Autism Dev. Disord. 38, 224–238. (10.1007 / s10803-007-0381-5) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 109. Свинкельс Ш.Х., Дитц С., ван Даален Э., Керкхоф И.Х., ван Энгеланд Х., Буйтелаар Дж.К.2006 г. Скрининг на расстройство аутистического спектра у детей в возрасте от 14 до 15 месяцев. I: разработка анкеты раннего скрининга аутистических черт (ESAT). J. Autism Dev. Disord. 36, 723–732. (10.1007 / s10803-006-0115-0) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 110. Ликам С.Р., Рамсден CAH. 2006 г. Диадическая ориентация и совместное внимание у детей дошкольного возраста с аутизмом. J. Autism Dev. Disord. 36, 185–197. (10.1007 / s10803-005-0054-1) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 111. Барон-Коэн С., Уилрайт С.2003 г. Анкета дружбы: исследование взрослых с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом и нормальными половыми различиями. J. Autism Dev. Disord. 33, 509–517. (10.1023 / A: 1025879411971) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 112. Шевалье С., Пэриш-Моррис Дж., Тонг Н., Ле Л., Миллер Дж., Шульц Р. Т.. 2014 г. Восприимчивость к эффекту аудитории объясняет разницу в успеваемости детей с аутизмом и без него в задаче теории разума. J. Exp. Psychol. Gen. 143, 972–979. (10.1037 / a0035483) [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 113.Уолтон GM, Коэн ГЛ. 2011 г. Кратковременное вмешательство, направленное на социальную принадлежность, улучшает успеваемость и здоровье студентов из числа меньшинств. Наука 331, 1447–1451. (10.1126 / science.1198364) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 114. Cook JE, Purdie-Vaughns V, Garcia J, Cohen GL. 2012 г. Хроническая угроза и условная принадлежность: защитные преимущества утверждения ценностей для развития идентичности. J. Pers. Soc. Psychol. 102, 479–496. (10.1037 / a0026312) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 115. Plötner M, Over H, Carpenter M, Tomasello M.2015 г. Маленькие дети демонстрируют эффект наблюдателя в ситуациях помощи. Psychol. Sci. 26, 499–506. (10.1177 / 0956797615569579) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 116. Вайш А., Карпентер М., Томаселло М. 2009 г. Сочувствие через аффективный взгляд на перспективу и его связь с просоциальным поведением детей ясельного возраста. Dev. Psychol. 45, 534–543. (10.1037 / a0014322) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 117. Мартин Дж., Беннетт М, Мюррей WS. 2008 г. Исследование развития гипотезы инфрагуманизации. Br. Дж.Dev. Psychol. 26, 153–161. (10.1348 / 026151007X216261) [CrossRef] [Google Scholar] 118. Хилбринк Э., Саккалу Э., Эллис-Дэвис К., Фаулер Н., Гаттис М.Л. 2013. Выборочная и точная имитация в 12 и 15 месяцев. Dev. Sci. 16, 828–840. (10.1111 / desc.12070) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 119. Бененсон Дж. Ф., Паско Дж., Рэдмор Н. 2007 г. Детское альтруистическое поведение в игре диктатора. Evol. Гм. Behav. 28, 168–175. (10.1016 / j.evolhumbehav.2006.10.003) [CrossRef] [Google Scholar] 120. Айзенберг Н, Фабес РА.1998 г. Просоциальное развитие. В Справочнике по детской психологии: социальное, эмоциональное и личностное развитие, 5-е изд., Вып. 4 (ред. Айзенберг Н., Дэймон В.), стр. 701–778. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley. [Google Scholar] 121. Манктелов К.И. 2012 г. Мышление и рассуждение: психологические перспективы разума, суждения и принятия решений. Хоув, Великобритания: Psychology Press. [Google Scholar] 122. Штайнбайс Н., Бернхардт BC, певица Т. 2012 г. Контроль импульсов и основные функции левого DLPFC опосредуют возрастные и не зависящие от возраста индивидуальные различия в стратегическом социальном поведении.Нейрон 73, 1040–1051. (10.1016 / j.neuron.2011.12.027) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 123. Более H, более DE. Под давлением. Деонтическое мышление и социальные нормы: более широкое значение. В «Думающий разум: использование мышления в повседневной жизни» (ред. Гэлбрейт Н., Лукас Э., Овер, DE). Хоув, Великобритания: Psychology Press. [Google Scholar] 124. Pfundmair M, Aydin N, Du H, Yeung S, Frey D, Graupmann V. 2015 г. Исключите меня, если можете - культурное влияние на результаты социальной изоляции. J. Cross Cult. Psychol. 46, 579–596.(10.1177 / 0022022115571203) [CrossRef] [Google Scholar] 125. Гринфилд П., Келлер Х., Фулиньи А., Мейнард А. 2003 г. Культурные пути через универсальное развитие. Анну. Rev. Psychol. 54, 461–490. (10.1146 / annurev.psych.54.101601.145221) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 126. Над H, Ускуль АК. Поданный. Культура влияет на реакцию детей на остракизм. [PubMed] [Google Scholar] 127. Айенгар СС, Леппер МР. 1999 г. Переосмысление ценности выбора: культурный взгляд на внутреннюю мотивацию.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 349–366. (10.1037 / 0022-3514.76.3.349) [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Лучший способ принимать разумные решения (~ 100 объясненных моделей)

В этом руководстве исследуется все, что вам нужно знать о ментальных моделях. К тому времени, когда вы закончите, вы будете думать лучше, делать меньше ошибок и добиваться лучших результатов.

На этой странице:

Выпущены тома первый и второй «Великие ментальные модели». Узнайте больше о проекте здесь.

Что такое ментальные модели?

Ментальные модели - это то, как мы понимаем мир.Они не только формируют то, что мы думаем и понимаем, но и формируют связи и возможности, которые мы видим. Ментальные модели - это то, как мы упрощаем сложность, почему мы считаем одни вещи более актуальными, чем другие, и как мы рассуждаем.

Ментальная модель - это просто представление о том, как что-то работает. Мы не можем хранить все детали мира в нашем мозгу, поэтому мы используем модели, чтобы упростить сложное до понятных и упорядоченных фрагментов.

Учимся лучше думать

Качество нашего мышления пропорционально моделям в нашей голове и их полезности в данной ситуации.Чем больше у вас моделей - чем больше ваш набор инструментов - тем больше у вас шансов получить подходящие модели, чтобы увидеть реальность. Оказывается, когда дело доходит до улучшения вашей способности принимать решения, имеет значение разнообразие.

Однако большинство из нас - специалисты. Вместо решетки ментальных моделей у нас есть несколько из нашей дисциплины. Каждый специалист видит что-то свое. По умолчанию обычный инженер мыслит системами. Психолог будет мыслить категориями стимулов. Биолог будет мыслить категориями эволюции.Сложив эти дисциплины вместе в своей голове, мы можем обойти проблему в трехмерном виде. Если мы смотрим на проблему только с одной стороны, у нас есть слепое пятно. А слепые пятна могут вас убить.

Вот еще один способ подумать об этом. Когда ботаник смотрит на лес, он может сосредоточиться на экосистеме, эколог видит влияние изменения климата, инженер-лесовод - на состояние роста деревьев, деловой человек - на ценность земли. Никто не ошибается, но ни один из них не может описать весь лес.Обмен знаниями или изучение основ других дисциплин приведет к более всестороннему пониманию, которое позволит принимать более правильные первоначальные решения об управлении лесом.

В своей знаменитой речи 1990-х годов Чарли Мангер резюмировал подход к практической мудрости через понимание ментальных моделей, сказав: «Ну, первое правило состоит в том, что на самом деле вы ничего не можете знать, если просто запомните отдельные факты и попытаетесь взорвать их. Их вернули. Если факты не связаны одной теоретической решеткой, у вас нет их в удобной для использования форме.У тебя в голове должны быть модели. И вам нужно объединить свой опыт как косвенно, так и напрямую на этой решетке моделей. Возможно, вы заметили студентов, которые просто пытаются вспомнить и отбросить то, что вспомнили. Что ж, они терпят неудачу в школе и в жизни. Вы должны вешать опыт на решетку моделей в своей голове ».

Решетка ментальных моделей

Чтобы помочь вам построить свою решетку ментальных моделей, чтобы вы могли принимать более обоснованные решения, мы собрали и обобщили те из них, которые мы сочли наиболее полезными.

И помните: строительство решеток - это проект на всю жизнь. Придерживайтесь этого, и вы обнаружите, что ваша способность понимать реальность, постоянно принимать правильные решения и помогать тем, кого вы любите, всегда будет улучшаться.

Общие концепции мышления

1. Карта не территория
Карта реальности не реальность. Даже самые лучшие карты несовершенны. Это потому, что они являются сокращением того, что они представляют. Если бы карта отображала территорию с идеальной точностью, она больше не была бы сокращением и, следовательно, больше не была бы полезна для нас.Карта также может быть снимком момента времени, представляющим то, чего больше не существует. Об этом важно помнить, когда мы обдумываем проблемы и принимаем лучшие решения.

2. Круг компетентности
Когда эго, а не компетентность управляет тем, что мы предпринимаем, у нас появляются белые пятна. Если вы знаете, что понимаете, вы знаете, где у вас есть преимущество перед другими. Когда вы честно говорите о том, где вам не хватает знаний, вы знаете, где вы уязвимы и где можете улучшить.Понимание вашего круга компетенций улучшает процесс принятия решений и результатов.

3. Основополагающее мышление
Основополагающее мышление - один из лучших способов реконструировать сложные ситуации и раскрыть творческие возможности. Иногда это называется рассуждением на основе первых принципов. Это инструмент, помогающий прояснить сложные проблемы, отделяя лежащие в основе идеи или факты от любых основанных на них предположений. Остается самое необходимое. Если вы знаете основные принципы чего-либо, вы можете построить на их основе остальные свои знания, чтобы создать что-то новое.

4. Мысленный эксперимент
Мысленный эксперимент можно определить как «устройства воображения, используемые для исследования природы вещей». Многие дисциплины, такие как философия и физика, используют мысленные эксперименты для изучения того, что можно узнать. Поступая так, они могут открыть новые возможности для исследований и исследований. Мысленные эксперименты мощны, потому что они помогают нам учиться на своих ошибках и избегать будущих. Они позволяют нам брать на себя невозможное, оценивать потенциальные последствия наших действий и пересматривать историю, чтобы принимать более правильные решения.Они могут помочь нам понять, чего мы действительно хотим, и как лучше всего этого добиться.

5. Мышление второго порядка
Почти каждый может предвидеть немедленные результаты своих действий. Этот тип мышления первого порядка прост и безопасен, но это также способ гарантировать, что вы получите те же результаты, что и все остальные. Мышление второго порядка - это дальновидное и целостное мышление. Это требует от нас учитывать не только наши действия и их непосредственные последствия, но и последующие последствия этих действий.Отсутствие учета эффектов второго и третьего порядка может привести к катастрофе.

6. Вероятностное мышление
Вероятностное мышление, по сути, пытается оценить, используя некоторые математические и логические инструменты, вероятность того, что какой-либо конкретный результат произойдет. Это один из лучших инструментов для повышения точности наших решений. В мире, где каждый момент определяется бесконечно сложным набором факторов, вероятностное мышление помогает нам определить наиболее вероятные результаты.Когда мы знаем это, наши решения могут быть более точными и эффективными.

7. Инверсия
Инверсия - это мощный инструмент для улучшения вашего мышления, поскольку он помогает выявлять и устранять препятствия на пути к успеху. Корень инверсии - «перевернуть», что означает перевернуть или перевернуть вверх ногами. В качестве инструмента мышления это означает подход к ситуации с противоположной стороны от естественной отправной точки. Большинство из нас склонны думать о проблеме одним способом: вперед. Инверсия позволяет нам перевернуть проблему и задуматься.Иногда хорошо начать с начала, но может быть полезнее начать с конца.

8. Бритва Оккама
Более простые объяснения более верны, чем сложные. В этом суть бритвы Оккама, классического принципа логики и решения проблем. Вместо того, чтобы тратить время на попытки опровергнуть сложные сценарии, вы можете принимать решения более уверенно, основываясь на объяснении, в котором меньше всего движущихся частей.

9.Бритва Хэнлона
Трудно проследить происхождение, Бритва Хэнлона утверждает, что мы не должны приписывать злому умыслу то, что легче объяснить глупостью. В сложном мире использование этой модели помогает нам избежать паранойи и идеологии. Обычно не предполагая, что плохие результаты - это вина злоумышленника, мы ищем варианты, а не упускаем возможности. Эта модель напоминает нам, что люди действительно совершают ошибки. Он требует, чтобы мы спросили, есть ли другое разумное объяснение произошедшим событиям.Скорее всего, будет правильным объяснение, содержащее наименьшее количество намерений.

Физико-химия

1. Относительность
Относительность использовалась в нескольких контекстах в мире физики, но важным аспектом для изучения является идея о том, что наблюдатель не может по-настоящему понять систему, частью которой он сам является. Например, человек внутри самолета не ощущает движения, но сторонний наблюдатель может видеть это движение.Эта форма относительности имеет тенденцию влиять на социальные системы аналогичным образом.

2. Взаимность
Если я толкну стену, физика скажет мне, что стена отталкивается с эквивалентной силой. В биологической системе, если один человек действует на другого, действие будет иметь тенденцию быть взаимным. И, конечно же, люди действуют с проявлением интенсивной взаимности.

3. Термодинамика
Законы термодинамики описывают энергию в замкнутой системе.От законов невозможно уйти, и они лежат в основе физического мира. Они описывают мир, в котором полезная энергия постоянно теряется, а энергия не может быть создана или уничтожена. Применение их уроков в социальном мире может быть прибыльным делом.

4. Инерция
Объект, движущийся с определенным вектором, хочет продолжать движение в этом направлении, если на него не действуют. Это фундаментальный физический принцип движения; однако отдельные лица, системы и организации демонстрируют тот же эффект.Это позволяет им свести к минимуму использование энергии, но может привести к их разрушению или эрозии.

5. Трение и вязкость
И трение, и вязкость описывают сложность движения. Трение - это сила, которая препятствует движению объектов, находящихся в контакте друг с другом, а вязкость измеряет, насколько трудно одной жидкости скользить по другой. Чем выше вязкость, тем выше сопротивление. Эти концепции многое узнают о том, как окружающая среда может препятствовать нашему движению.

6. Скорость
Скорость не эквивалентна скорости; их иногда путают. Скорость - это скорость плюс вектор: насколько быстро что-то куда-то попадает. Объект, который перемещается на два шага вперед, а затем на два шага назад, перемещается с определенной скоростью, но не показывает скорости. Добавление вектора, это важное различие - вот что мы должны учитывать в практической жизни.

7. Кредитное плечо
Большинство инженерных чудес света было совершено с применением кредитного плеча.Как знаменито сказал Архимед: «Дайте мне достаточно длинный рычаг, и я переверну мир». При небольшой величине входной силы мы можем получить большую выходную силу за счет кредитного плеча. Понимание того, где мы можем применить эту модель к человеческому миру, может стать источником большого успеха.

8. Энергия активации
Пожар - это не что иное, как комбинация углерода и кислорода, но леса и угольные шахты мира не горят по своему желанию, потому что такая химическая реакция требует ввода критического уровня « энергия активации », чтобы начать реакцию.Одних двух горючих элементов недостаточно.

9. Катализаторы
Катализатор либо запускает, либо поддерживает химическую реакцию, но сам по себе не является реагентом. Реакция может замедляться или прекращаться без добавления катализаторов. Социальные системы, конечно же, обладают многими схожими чертами, и мы можем рассматривать катализаторы в аналогичном свете.

10. Легирование
Комбинируя различные элементы, мы создаем новые вещества. Это неудивительно, но что может удивить в процессе легирования, так это то, что 2 + 2 может равняться не 4, а 6 - сплав может быть намного прочнее, чем можно было бы предположить, простое добавление основных элементов.Этот процесс приводит нас к созданию великих физических объектов, но мы понимаем многие нематериальные активы одинаково; комбинация правильных элементов в социальных системах или даже отдельных лицах может создать эффект 2 + 2 = 6, аналогичный сплаву.

Биология

1. Эволюция, часть первая: естественный отбор и вымирание
Эволюция путем естественного отбора когда-то называлась «величайшей идеей, которая когда-либо была». В XIX веке Чарльз Дарвин и Альфред Рассел Уоллес одновременно осознали, что виды эволюционируют посредством случайных мутаций и разной выживаемости.Если мы называем вмешательство человека в разведение животных примером «искусственного отбора», мы можем назвать мать-природу, решающую успех или неудачу конкретной мутации, «естественным отбором». Те, кто лучше всего подходит для выживания, обычно сохраняются. Но, конечно, условия меняются.

2. Эволюция, часть вторая: адаптация и эффект красной королевы
Виды имеют тенденцию приспосабливаться к своему окружению, чтобы выжить, учитывая сочетание их генетики и окружающей среды - всегда неизбежное сочетание.Однако адаптации, сделанные в течение жизни человека, не передаются генетически, как когда-то считалось: Популяции видов адаптируются в процессе эволюции путем естественного отбора, поскольку наиболее подходящие образцы видов воспроизводятся со скоростью выше среднего. .

Модель эволюции путем естественного отбора приводит к чему-то вроде гонки вооружений между видами, борющимися за ограниченные ресурсы. Когда один вид развивает выгодную адаптацию, конкурирующий вид должен ответить тем же или потерпеть неудачу как вид.Стоять на месте может означать отставание. Эта гонка вооружений называется Эффектом Красной Королевы для персонажа из Алиса в Стране Чудес , который сказал: «Вот, видите ли, требуется все возможное, чтобы оставаться на том же месте».

3. Экосистемы
Экосистема описывает любую группу организмов, сосуществующих с миром природы. В большинстве экосистем представлены различные формы жизни, использующие разные подходы к выживанию, и такое давление приводит к различному поведению.Социальные системы можно рассматривать в том же свете, что и физические экосистемы, и можно сделать многие из тех же выводов.

4. Ниши
Большинство организмов находят свою нишу: метод конкуренции и поведения для выживания. Обычно вид выбирает нишу, для которой он лучше всего приспособлен. Опасность возникает, когда несколько видов начинают конкурировать за одну и ту же нишу, что может привести к исчезновению - может существовать лишь определенное количество видов, которые делают то же самое, прежде чем ограниченные ресурсы истощатся.

5. Самосохранение
Без сильного инстинкта самосохранения в ДНК организма он со временем исчезнет, ​​тем самым уничтожив эту ДНК. Хотя сотрудничество - еще одна важная модель, инстинкт самосохранения силен у всех организмов и может вызывать агрессивное, беспорядочное и / или деструктивное поведение для окружающих.

6. Репликация
Фундаментальным строительным блоком разнообразной биологической жизни является репликация с высокой точностью.Фундаментальной единицей репликации, по-видимому, является молекула ДНК, которая представляет собой план построения потомства из физических строительных блоков. Существует множество методов репликации, но большинство из них можно разделить на половые и бесполые.

7. Сотрудничество
Конкуренция имеет тенденцию описывать большинство биологических систем, но сотрудничество на различных уровнях не менее важно как динамика. Фактически, сотрудничество бактерии и простой клетки, вероятно, создало первую сложную клетку и всю жизнь, которую мы видим вокруг нас.Без сотрудничества ни одна группа не выживает, а сотрудничество групп порождает еще более сложные варианты организации. Сотрудничество и конкуренция, как правило, сосуществуют на нескольких уровнях.

Дилемма заключенного - это известное приложение теории игр, в котором двум заключенным лучше сотрудничать друг с другом, но если один из них обманывает, другому лучше обмануть. Таким образом, дилемма. Эта модель проявляется в экономической жизни, на войне и во многих других областях практической жизни человека.Хотя дилемма заключенного теоретически приводит к плохому результату, в реальном мире сотрудничество почти всегда возможно, и его необходимо изучить.

8. Иерархическая организация
Большинство сложных биологических организмов имеют врожденное чувство того, как они должны организовываться. Хотя не все из них попадают в иерархические структуры, многие так и поступают, особенно в царстве животных. Людям нравится думать, что они находятся вне этого, но они чувствуют иерархический инстинкт так же сильно, как и любой другой организм.Сюда входят Стэнфордский тюремный эксперимент и эксперименты Милгрэма, которые продемонстрировали то, что люди узнали практически за много лет до этого: человеческое предвзятое отношение к влиянию властей. В иерархии доминирования, такой как наша, мы склонны обращаться к лидеру за советом по поведению, особенно в ситуациях стресса или неопределенности. Таким образом, авторитетные фигуры обязаны действовать хорошо, нравится им это или нет.

9. Стимулы
Все существа реагируют на стимулы, чтобы выжить.Это основная идея биологии. Постоянные стимулы в определенной степени заставляют биологическое существо вести себя постоянно. Включены люди, которые являются особенно яркими примерами побудительной природы биологии; однако люди сложны тем, что их стимулы могут быть скрытыми или нематериальными. Правило жизни - повторять то, что работает и было вознаграждено.

10. Тенденция к минимизации выработки энергии (умственной и физической)
В физическом мире, управляемом термодинамикой и конкуренцией за ограниченную энергию и ресурсы, любой биологический организм, расточительно расходующий энергию, окажется в крайне невыгодном положении для выживания.Таким образом, в большинстве случаев мы видим, что поведение определяется тенденцией минимизировать потребление энергии, когда это вообще возможно.

Системы

1. Петли обратной связи
Все сложные системы подвержены петлям положительной и отрицательной обратной связи, в которых A вызывает B, который, в свою очередь, влияет на A (и C), и так далее - с эффектами более высокого порядка, часто возникающими в результате непрерывного движения петля. В гомеостатической системе изменение A часто возвращается в соответствие с противоположным изменением в B для поддержания баланса системы, как с температурой человеческого тела или поведением организационной культуры.Автоматические петли обратной связи поддерживают «статическую» среду до тех пор, пока внешняя сила не изменит петлю. «Неуправляемая обратная связь» описывает ситуацию, в которой выход реакции становится ее собственным катализатором (автокатализ).

2. Равновесие
Гомеостаз - это процесс, посредством которого системы саморегулируются для поддержания состояния равновесия, которое позволяет им функционировать в изменяющейся среде. В большинстве случаев они немного завышают или недооценивают его, и им приходится постоянно приспосабливаться.Подобно пилоту, летящему на самолете, система чаще сбивается с курса, чем на курс. Все в гомеостатической системе способствует поддержанию ее в определенном диапазоне равновесия, поэтому важно понимать пределы диапазона.

3. Узкие места
Узкое место описывает место, в котором поток (материального или нематериального) останавливается, что препятствует его непрерывному движению. Как и в случае закупорки артерии или дренажа, узкое место в производстве любого товара или услуги может быть небольшим, но иметь несоразмерное воздействие, если оно находится на критическом пути.Тем не менее, узкие места также могут быть источником вдохновения, поскольку они заставляют нас задуматься о том, есть ли альтернативные пути к успеху.

4. Весы
Один из важнейших принципов систем - их чувствительность к масштабу. Свойства (или поведение) имеют тенденцию меняться, когда вы их увеличиваете или уменьшаете. При изучении сложных систем мы всегда должны приблизительно оценивать - по крайней мере, на порядки величины - масштаб, в котором мы наблюдаем, анализируем или прогнозируем систему.

5. Запас прочности
Точно так же инженеры выработали привычку добавлять предел погрешности во все расчеты. В неизведанном мире поездка на автобусе весом 9500 фунтов по мосту, выдерживающему ровно 9600 фунтов, редко считается умным. Таким образом, в целом несколько современных мостов когда-либо выходят из строя. В практической жизни, помимо физической инженерии, мы часто можем с выгодой дать себе такую ​​же надежность, как мостовая система.

6. Отток
Страховые компании и абонентские службы хорошо осведомлены о концепции оттока клиентов - каждый год определенное количество клиентов теряется и должно быть заменено.Стоять на месте - это то же самое, что проигрывать, как видно из модели под названием «Эффект красной королевы». Отток присутствует во многих деловых и человеческих системах: постоянная цифра периодически теряется и должна быть заменена перед добавлением любых новых цифр.

7. Алгоритмы
Хотя сложно точно определить, алгоритм, как правило, представляет собой автоматизированный набор правил или «план», ведущий к серии шагов или действий, приводящих к желаемому результату, и часто выражается в форме серии «Если → Тогда».Алгоритмы наиболее известны своим использованием в современных вычислениях, но они также являются особенностью биологической жизни. Например, ДНК человека содержит алгоритм построения человека.

8. Критическая масса
Система становится критической, когда она собирается дискретно перейти от одной фазы к другой. Предельная полезность последней единицы перед изменением фазы намного выше, чем у любой единицы до нее. Часто цитируемый пример - вода, превращающаяся из жидкости в пар при нагревании до определенной температуры.«Критическая масса» относится к массе, необходимой для возникновения критического события, чаще всего в ядерной системе.

9. Возникновение
Поведение более высокого уровня имеет тенденцию возникать в результате взаимодействия компонентов более низкого порядка. Результат часто не является линейным - не вопрос простого сложения - а скорее нелинейным или экспоненциальным. Важным результирующим свойством эмерджентного поведения является то, что его нельзя предсказать, просто изучив составные части.

10.Несводимость
Мы обнаружили, что в большинстве систем есть несводимые количественные свойства, такие как сложность, минимумы, время и длина. Ниже неприводимого уровня желаемого результата просто не бывает. Невозможно забеременеть нескольких женщин, чтобы сократить время, необходимое для рождения одного ребенка, и нельзя свести успешно построенный автомобиль к одной детали. Эти результаты до определенного момента неприводимы.

11. Закон убывающей доходности
Что касается масштаба, наиболее важные реальные результаты подвержены возможному уменьшению дополнительной стоимости.Хорошим примером может служить бедная семья: дайте им достаточно денег, чтобы они могли процветать, и они перестанут быть бедными. Но после определенного момента дополнительные деньги не улучшат их положение; наблюдается явная убывающая отдача дополнительных долларов в какой-то приблизительно поддающейся количественной оценке точке. Часто закон убывающей отдачи сводится к отрицательной территории, то есть получение слишком большого количества денег может разрушить бедную семью.

Нумерация

1. Распределения
Нормальное распределение - это статистический процесс, который приводит к хорошо известному графическому представлению колоколообразной кривой со значимым центральным «средним» и все более редкими стандартными отклонениями от этого среднего при правильной выборке.(Так называемая теорема о «центральном пределе».) Хорошо известные примеры включают рост и вес человека, но не менее важно отметить, что многие общие процессы, особенно в нематериальных системах, таких как социальные системы, не следуют этой схеме. Нормальные распределения можно противопоставить степенным или экспоненциальным распределениям.

2. Компаундирование
Говорят, что Эйнштейн называл компаундирование чудом света. Вероятно, он этого не сделал, но это чудо. Компаундирование - это процесс, при котором мы добавляем проценты к фиксированной сумме, которая затем приносит проценты на предыдущую сумму и на вновь добавленные проценты, а затем получает проценты на эту сумму и так далее до бесконечности .Это экспоненциальный эффект , а не линейный или аддитивный эффект. Деньги - не единственное, что объединяет; идеи и отношения тоже. В материальных сферах сложное образование всегда подчинено физическим ограничениям и убывающей отдаче; нематериальные активы могут складываться более свободно. Компаундирование также приводит к временной стоимости денег, которая лежит в основе всех современных финансов.

3. Выборка
Когда мы хотим получить информацию о совокупности (то есть о наборе одинаковых людей, вещей или событий), нам обычно нужно посмотреть на выборку (то есть на часть генеральной совокупности).Обычно невозможно или даже нежелательно рассматривать всю генеральную совокупность, поэтому мы стремимся к выборке, которая представляет собой целое. Как показывает практика, большее количество измерений означает более точные результаты при прочих равных условиях. Небольшие размеры выборки могут привести к искаженным результатам.

4. Случайность
Хотя человеческому мозгу трудно это понять, большая часть мира состоит из случайных, непоследовательных, неупорядоченных событий. Нас «обманывают» случайные эффекты, когда мы приписываем причинность вещам, которые фактически находятся вне нашего контроля.Если мы, конечно, не исправим этот эффект обманутой случайностью - наше ошибочное чувство поиска закономерностей - мы будем склонны рассматривать вещи как более предсказуемые, чем они есть, и действовать соответственно.

5. Регрессия к среднему значению
В нормально распределенной системе длительные отклонения от среднего будут иметь тенденцию возвращаться к этому среднему значению с увеличением числа наблюдений: так называемый закон больших чисел. Нас часто вводит в заблуждение регрессия к среднему значению, например, когда у больного пациента происходит спонтанное улучшение примерно в то же время, когда он начинает принимать лекарственные травы, или у плохо работающей спортивной команды продолжается победная серия.Мы должны быть осторожны, чтобы не путать статистически вероятные события с причинными.

6. Умножение на ноль
Любой разумно образованный человек знает, что любое число, умноженное на ноль, независимо от того, насколько оно велико, равно нулю. Это верно как для человеческих систем, так и для математических. В некоторых системах сбой в одной области может свести на нет большие усилия во всех других областях. Как показывает простое умножение, фиксация «нуля» часто дает гораздо больший эффект, чем попытки увеличить другие области.

7. Эквивалентность
Введение алгебры позволило нам математически и абстрактно продемонстрировать, что две, казалось бы, разные вещи могут быть одним и тем же. Манипулируя символами, мы можем продемонстрировать эквивалентность или неэквивалентность, использование которых привело человечество к неописуемым инженерным и техническим способностям. Знание хотя бы основ алгебры может позволить нам понять множество важных результатов.

8. Площадь поверхности
Площадь поверхности трехмерного объекта - это пространство снаружи от него.Таким образом, чем больше у вас площадь поверхности, тем больше вы контактируете с окружающей средой. Иногда желательна большая площадь поверхности: наши легкие и кишечник имеют огромную площадь поверхности для увеличения поглощения кислорода и питательных веществ. В других случаях мы хотим уменьшить нашу подверженность, например, ограничить доступ в Интернет, чтобы уменьшить поверхность атаки.

9. Глобальные и локальные максимумы
Максимумы и минимумы математической функции - это наибольшие и наименьшие значения в ее области.Хотя существует одно максимальное значение, глобальный максимум, в данном диапазоне могут быть меньшие пики значений, локальные максимумы. Глобальные и локальные максимумы помогают нам идентифицировать пики, и есть ли еще возможность подняться выше или ниже. Это также напоминает нам, что иногда нам нужно спуститься, чтобы вернуться наверх.

Микроэкономика

1. Альтернативные издержки
Делать одно означает не иметь возможности делать другое. Мы живем в мире компромиссов, и концепция альтернативных издержек правит всем.Лучше всего резюмируется так: «Бесплатных обедов не бывает».

2. Творческое разрушение
Термин «творческое разрушение», придуманный экономистом Йозефом Шумпетером, описывает капиталистический процесс, действующий в функционирующей системе свободного рынка. Руководствуясь личными стимулами (включая, помимо прочего, финансовую прибыль), предприниматели будут стремиться к лучшему друг другу в бесконечной игре творческого превосходства, в процессе разрушая старые идеи и заменяя их новыми технологиями.Остерегайтесь отставания.

3. Сравнительное преимущество
Шотландский экономист Дэвид Рикардо имел необычное и не интуитивное понимание: два человека, фирмы или страны могли получить выгоду от торговли друг с другом, даже если один из них был лучше во всем. Сравнительное преимущество лучше всего рассматривать как применяемую альтернативную стоимость: если у нее есть возможность торговать, организация отказывается от бесплатного повышения производительности, не сосредотачиваясь на том, что у нее получается лучше всего.

4.Специализация (фабрика булавок)
Другой шотландский экономист, Адам Смит, подчеркнул преимущества, полученные в системе свободного рынка благодаря специализации. Смит объяснил, что вместо того, чтобы иметь группу рабочих, каждый из которых производит целое изделие от начала до конца, гораздо продуктивнее, чтобы каждый из них специализировался на одном аспекте производства. Однако он также предупредил, что каждый рабочий может не наслаждаться такой жизнью; это компромисс модели специализации.

5.Захват середины
В шахматах выигрышная стратегия обычно состоит в том, чтобы захватить контроль над серединой доски, чтобы максимизировать возможные ходы, которые могут быть сделаны, и контролировать движение максимального количества фигур. Та же самая стратегия приносит прибыль в бизнесе, что может быть продемонстрировано контролем Джона Д. Рокфеллера над нефтеперерабатывающим бизнесом на заре торговли нефтью и контролем Microsoft над операционной системой на заре торговли программным обеспечением.

6.Товарные знаки, патенты и авторские права
Эти три концепции, наряду с другими связанными с ними, защищают творческую работу, созданную предприимчивыми людьми, тем самым создавая дополнительные стимулы для творчества и продвигая модель капитализма творческого разрушения. Без этой защиты информационные и творческие работники не смогут защитить себя от свободного распространения своей работы.

7. Двойная бухгалтерия
Одним из чудес современного капитализма была система бухгалтерского учета, введенная в Генуе в XIV веке.Система двойной записи требует, чтобы каждая запись, такая как доход, также вводилась на другой соответствующий счет. Правильная двойная бухгалтерия служит проверкой потенциальных ошибок бухгалтерского учета и позволяет вести точные записи и, следовательно, более точное поведение владельца фирмы.

8. Полезность (предельная, убывающая, возрастающая)
Полезность дополнительных единиц любого товара имеет тенденцию меняться в зависимости от масштаба. Предельная полезность позволяет нам понять ценность одной дополнительной единицы, и в большинстве практических областей жизни эта полезность в какой-то момент уменьшается.С другой стороны, в некоторых случаях дополнительные единицы подвержены «критической точке», когда функция полезности скачкообразно повышается или понижается. Например, напоение жаждущего человека водой имеет убывающую предельную полезность с каждым дополнительным юнитом и может в конечном итоге убить его с помощью достаточного количества юнитов.

9. Взяточничество
Концепция взяточничества, которую часто игнорируют в основной экономической теории, занимает центральное место в человеческих системах: если есть шанс, то зачастую легче заплатить определенному агенту, чтобы тот выглядел иначе, чем следовать правилам.Затем нарушитель правил нейтрализуется. Эту проблему принципа / агента можно рассматривать как форму арбитража.

10. Арбитраж
При двух рынках продажи идентичного товара арбитраж существует, если товар можно выгодно купить на одном рынке и продать с прибылью на другом. Эта модель проста на вид, но может проявляться в замаскированных формах: единственная заправочная станция в радиусе 50 миль также является арбитражем, поскольку она может покупать бензин и продавать его с желаемой прибылью (временно) без помех.Практически все арбитражные ситуации в конечном итоге исчезают по мере их обнаружения и использования.

11. Спрос и предложение
Основное уравнение биологической и экономической жизни - это ограниченное предложение необходимых товаров и конкуренция за эти товары. Точно так же, как биологические субъекты конкурируют за ограниченное количество полезной энергии, экономические субъекты также конкурируют за ограниченное благосостояние потребителей и ограниченный спрос на свою продукцию. Точка, в которой спрос и предложение на данный товар равны, называется равновесием; однако в практической жизни точки равновесия имеют тенденцию быть динамичными и изменчивыми, а не статичными.

12. Дефицит
Теория игр описывает ситуации конфликта, ограниченных ресурсов и конкуренции. Учитывая определенную ситуацию и ограниченное количество ресурсов и времени, какие решения могут принять конкуренты и какие им следует принять? Одно важное замечание: традиционная теория игр может описывать людей как более рациональных, чем они есть на самом деле. В конце концов, теория игр - это теория.

13. Мистер Рынок
Мистер Рынок был представлен инвестором Бенджамином Грэмом в его основополагающей книге « Интеллектуальный инвестор », чтобы представить превратности финансовых рынков.Как объясняет Грэм, рынки немного похожи на угрюмого соседа, который иногда просыпается счастливым, а иногда просыпается грустным - ваша задача как инвестора - воспользоваться им в его плохом настроении и продать ему в хорошем настроении. Такое отношение контрастирует с гипотезой эффективного рынка, согласно которой г-н Рынок всегда просыпается посреди кровати, никогда не чувствуя себя слишком сильным в любом направлении.

Военное дело и война

1. Видеть фронт
Одна из наиболее ценных военных тактик - это привычка «лично видеть фронт» перед принятием решения - не всегда полагаться на советников, карты и отчеты, которые могут быть либо ошибочными, либо предвзятыми. .Модель «Карта / территория», как и модель стимулов, иллюстрирует проблему с незаметным фасадом. Руководители любой организации, как правило, могут извлечь выгоду из того, что увидят фронт, поскольку он не только предоставляет информацию из первых рук, но также способствует повышению качества информации из вторых рук.

2. Асимметричная война
Модель асимметрии приводит к применению в войне, когда одна сторона, по-видимому, «играет по другим правилам», чем другая, в силу обстоятельств.Как правило, эта модель применяется повстанцами с ограниченными ресурсами. Не имея возможности перехитрить своих оппонентов, асимметричные бойцы используют другую тактику, например, терроризм порождает страх, несоразмерный их реальной разрушительной способности.

3. Война на два фронта
Вторая мировая война была хорошим примером войны на два фронта. Когда Россия и Германия стали врагами, Германия была вынуждена разделить свои войска и отправить их на отдельные фронты, ослабив их влияние на обоих фронтах.В практической жизни открытие войны на два фронта часто может быть полезной тактикой, равно как и разрешение войны на два фронта или ее избежание, как в примере организации, подавляющей внутренние разногласия, чтобы сосредоточиться на своих конкурентах.

4. Противодействие повстанцам
Хотя асимметричная повстанческая война может быть чрезвычайно эффективной, со временем конкуренты также разработали стратегии борьбы с повстанцами. В последнее время известный генерал Дэвид Петреус из Соединенных Штатов руководил разработкой планов борьбы с повстанцами, которые не предполагали дополнительных сил, но имели существенные дополнительные преимущества.Война или конкуренция по принципу «око за око» часто приводят к обратной связи, требующей повстанческих действий и противоповстанческих действий.

5. Гарантированное взаимное уничтожение
Как это ни парадоксально, чем сильнее становятся два противника, тем меньше вероятность, что они уничтожат друг друга. Этот процесс гарантированного взаимного уничтожения происходит не только во время войны, как при разработке глобальных ядерных боеголовок, но и в бизнесе, например, во избежание разрушительных ценовых войн между конкурентами.Однако в мире с толстым хвостом также возможно, что сценарии взаимно гарантированного уничтожения просто сделают разрушение более серьезным в случае ошибки (загоняя разрушение в «хвосты» распределения).

Человеческая природа и суждение

1. Доверие
По сути, современный мир работает на доверии. Семейное доверие, как правило, дано (иначе мы бы чертовски долго выживали), но мы также предпочитаем доверять поварам, клеркам, водителям, заводским рабочим, руководителям и многим другим.Доверительная система работает наиболее эффективно; награда за доверие чрезвычайно высока.

2. Предвзятость со стороны стимулов
Чувствительные к стимулам люди имеют, пожалуй, самый разнообразный и сложный для понимания набор стимулов в животном мире. Это заставляет нас искажать наше мышление, когда это в наших собственных интересах. Прекрасный пример - продавец, искренне верящий, что его продукт улучшит жизнь пользователей. То, что он продает продукт, не просто удобно; тот факт, что он продает продукт, вызывает очень серьезное предубеждение в его собственном мышлении.

3. Павловская ассоциация
Иван Павлов очень эффективно продемонстрировал, что животные могут реагировать не только на прямые стимулы, но и на связанные с ними объекты; вспомните знаменитых собак, выделяющих слюну при звоне колокола. Люди во многом похожи и могут испытывать положительные и отрицательные эмоции по отношению к нематериальным объектам, причем эмоции возникают в результате прошлых ассоциаций, а не прямого воздействия.

4. Склонность к зависти и ревности
Люди склонны завидовать тем, кто получает больше, чем они есть, и желают со временем «получить то, что принадлежит им».Склонность к зависти достаточно сильна, чтобы вести к иррациональному поведению, но она так же стара, как само человечество. Любая система, игнорирующая эффекты зависти, со временем склонна к самосожжению.

5. Склонность к искажению из-за симпатии / любви или антипатии / ненависти
Основываясь на прошлых ассоциациях, стереотипах, идеологии, генетическом влиянии или прямом опыте, люди имеют тенденцию искажать свое мышление в пользу людей или вещей, которые они нравится и против людей или вещей, которые им не нравятся.Эта тенденция приводит к переоценке того, что нам нравится, и к недооценке или общей категоризации того, что нам не нравится, часто упуская важные нюансы в процессе.

6. Отрицание
Любой, кто прожил достаточно долго, понимает, что, как говорится, «отрицание - это не просто река в Африке». Это убедительно демонстрируется в таких ситуациях, как война или злоупотребление наркотиками, где отрицание имеет мощные деструктивные эффекты, но допускает поведенческую инерцию. Отрицание реальности может быть механизмом выживания, механизмом выживания или целенаправленной тактикой.

7. Эвристика доступности
Одним из наиболее полезных открытий современной психологии является то, что Дэниел Канеман называет смещением доступности или эвристикой: мы склонны легче всего вспоминать, что является значимым, важным, частым и недавним. У мозга есть свои собственные энергосберегающие и инерционные тенденции, которые мы мало контролируем - эвристика доступности, вероятно, одна из них. Обладать действительно всеобъемлющей памятью изнурительно. Некоторые под-примеры эвристики доступности включают тенденции привязки и невозвратных затрат.

8. Эвристика репрезентативности
Три основных психологических вывода, подпадающих под категорию репрезентативности, также определяемую Канеманом и его партнером Тверски, следующие:

а. Неспособность учесть базовые ставки
Бессознательная неспособность взглянуть на прошлые шансы при определении текущего или будущего поведения.

г. Склонность к стереотипам
Склонность к широкому обобщению и категоризации, а не к поиску конкретных нюансов.Как и доступность, это обычно необходимая черта для экономии энергии в мозгу.

г. Неспособность увидеть ложные союзы
Наиболее хорошо продемонстрированный тестом Линды, те же два психолога показали, что студенты выбирают более ярко описанных людей как более подходящих для предопределенной категории, чем людей с более широкими, более инклюзивными, но менее яркими описаниями, даже даже если бы яркий пример был всего лишь подмножеством более всеобъемлющего набора. Эти конкретные примеры рассматриваются как более репрезентативные для категории, чем примеры с более широкими, но нечеткими описаниями, в нарушение логики и вероятности.

9. Социальное доказательство (безопасность в числах)
Люди - один из многих социальных видов, наряду с пчелами, муравьями, шимпанзе и многими другими. У нас есть инстинкт на уровне ДНК, чтобы искать спасения в числах, и мы будем искать социальные ориентиры в нашем поведении. Этот инстинкт создает сплоченное чувство сотрудничества и культуры, которые иначе были бы невозможны, но также заставляет нас делать глупости, если наша группа тоже их делает.

10. Повествовательный инстинкт
Человеческое существо правильно называют «рассказывающим животным» из-за нашего инстинкта конструирования и поиска смысла в повествовании.Вероятно, что задолго до того, как мы развили способность писать или создавать предметы, мы рассказывали истории и думали историями. Почти все общественные организации, от религиозных институтов до корпораций и национальных государств, основываются на построениях нарративного инстинкта.

11. Инстинкт любопытства
Мы любим называть другие виды любопытными, но мы - самые любопытные из всех, инстинкт, который вывел нас из саванны и заставил много узнать об окружающем мире, используя это информация для создания мира в нашем коллективном сознании.Инстинкт любопытства приводит к уникальному человеческому поведению и формам организации, таким как научное предприятие. Еще до того, как появились прямые стимулы к инновациям, люди вводили инновации из любопытства.

12. Языковой инстинкт
Психолог Стивен Пинкер называет наш на уровне ДНК инстинкт изучения грамматически сконструированного языка Языковым инстинктом. Идею о том, что грамматический язык - это не простой культурный артефакт, впервые популяризировал лингвист Ноам Хомский.Как мы видели на примере инстинкта повествования, мы используем эти инстинкты для создания общих историй, а также для сплетен, решения проблем и борьбы, среди прочего. Теоретически грамматически упорядоченный язык несет в себе бесконечное разнообразие значений.

13. Предубеждение при первом заключении
Как классно заметил Чарли Мангер, разум работает как сперма и яйцеклетка: первая идея возникает, а затем ум закрывается. Как и многие другие тенденции, это, наверное, энергосберегающий прибор. Наша склонность делать первые выводы приводит к тому, что мы принимаем множество ошибочных результатов и перестаем задавать вопросы; с ним можно бороться с помощью простых и полезных мысленных действий.

14. Склонность к чрезмерному обобщению на основе небольших выборок
Для людей важно делать обобщения; нам не нужно видеть все примеры, чтобы понять общее правило, и это работает в наших интересах. Однако с обобщением возникает подмножество ошибок, когда мы забываем о Законе больших чисел и действуем так, как будто его не существует. Мы берем небольшое количество примеров и создаем общую категорию, даже если у нас нет статистически обоснованной основы для вывода.

15.Склонность к относительному удовлетворению / несчастью
Склонность к зависти, вероятно, является наиболее очевидным проявлением тенденции относительного удовлетворения, но почти все исследования человеческого счастья показывают, что она связана с состоянием человека относительно его прошлого или его сверстников, а не абсолютный. Эти относительные тенденции причиняют нам большое несчастье или счастье в самых разнообразных объективно различных ситуациях и делают нас плохими предсказателями нашего собственного поведения и чувств.

16.Предвзятость и последовательность
Как часто и хорошо известно психологи, люди склонны придерживаться своих прежних обязательств и оставаться последовательными, когда это возможно. Эта черта необходима для социальной сплоченности: людям, которые часто меняют свои выводы и привычки, часто не доверяют. Тем не менее, наше стремление оставаться последовательным может превратиться, как выразился один шутник, в «хобгоблина глупых умов» - когда оно сочетается с предвзятостью первого вывода, мы в конечном итоге получаем плохие ответы и остаемся равнодушными перед лицом убедительных доказательств. .

17. Предвзятость в ретроспективе
Как только мы узнаем результат, почти невозможно мысленно повернуть время вспять. Наш повествовательный инстинкт приводит нас к мысли, что мы знали это с самого начала (что бы это ни было), тогда как на самом деле мы часто просто рассуждаем постфактум с информацией, недоступной нам до события. Предубеждение в ретроспективе объясняет, почему разумно вести дневник важных решений в неизменном виде и пересматривать свои убеждения, когда мы убеждаем себя, что знали это с самого начала.

18. Чувствительность к справедливости
Правосудие глубоко в наших жилах. Еще одна иллюстрация нашего относительного благополучия - мы - осторожные арбитры в том, что справедливо. Нарушения справедливости можно считать основанием для ответных действий или, по крайней мере, недоверия. Однако сама справедливость кажется движущейся мишенью. То, что кажется справедливым и справедливым в одно время и в одном месте, может не быть в другом. Учтите, что рабство считалось совершенно естественным и совершенно неестественным в чередующихся фазах человеческого существования.

19. Склонность переоценивать последовательность поведения (фундаментальная ошибка атрибуции)
Мы склонны чрезмерно приписывать поведение других их врожденным чертам, а не ситуативным факторам, что приводит к переоценке того, насколько последовательным будет такое поведение в будущем. . В такой ситуации прогнозировать поведение кажется не очень сложным. Конечно, на практике постоянно демонстрируется, что это предположение неверно, и поэтому мы удивляемся, когда другие действуют не в соответствии с «врожденными» качествами, которыми мы их наделили.

20. Влияние стресса (включая критические точки)
Стресс вызывает как психические, так и физиологические реакции и имеет тенденцию усиливать другие предубеждения. Почти все человеческие психические предубеждения усугубляются перед лицом стресса, когда тело переходит в реакцию «бей или беги», полагаясь исключительно на инстинкт без экстренного торможения рассуждений типа «Система 2» Даниэля Канемана. Стресс вызывает поспешные решения, незамедлительность и откат к привычке, что дает начало девизу элитных солдат: «В гуще битвы вы не подниметесь до уровня своих ожиданий, а упадете до уровня своей подготовки.”

21. Предвзятость выжившего
Основная проблема историографии - нашей интерпретации прошлого - состоит в том, что история написана победителями. Мы не видим того, что Нассим Талеб называет «тихой могилой» - владельцев лотерейных билетов, которые не выиграли. Таким образом, мы слишком приписываем успех действиям, совершаемым успешным агентом, а не случайности или удаче, и часто извлекаем ложные уроки, исключительно изучая победителей, не видя всех сопутствующих проигравших, которые действовали таким же образом, но им не повезло. добиться успеха.

22. Склонность хотеть что-то делать (драка / бегство, вмешательство, демонстрация ценности и т. Д.)
Мы могли бы назвать это синдромом скуки: большинство людей склонны к необходимости действовать, даже если в их действиях нет необходимости. . Мы также склонны предлагать решения, даже если у нас нет знаний для решения проблемы.

23. Предвзятость фальсификации / подтверждения
Человек верит в то, чего хочет. Точно так же то, во что мы верим, - это то, что мы выбираем видеть.Это обычно называется предвзятостью подтверждения. Это глубоко укоренившаяся умственная привычка, одновременно сохраняющая энергию и удобная, - искать подтверждения давно укоренившейся мудрости, а не нарушения. Тем не менее, научный процесс - включая создание гипотез, слепое тестирование, когда это необходимо, и объективную статистическую строгость - предназначен для того, чтобы искоренить прямо противоположное, поэтому он так хорошо работает, если следовать ему.

Современное научное предприятие действует по принципу фальсификации: метод называется научным, если он может быть сформулирован таким образом, что определенный определенный результат может привести к тому, что он окажется ложным.Псевдознание и псевдонаука действуют и распространяются, будучи несостоятельными - как и в случае с астрологией, мы не можем доказать их правильность или неправильность, потому что условия, при которых они были бы показаны ложными, никогда не указываются.

Глава 13 «ЯЗЫК - ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ИНСТИНКТ»

[Стивен Пинкер:] Я называю язык «инстинктом», по общему признанию причудливым термином для того, что другие когнитивисты называют ментальным органом, способностью или модулем. Язык - это сложный специализированный навык, который развивается у ребенка спонтанно, без сознательных усилий или формального обучения, развертывается без осознания лежащей в его основе логики, качественно одинаков у каждого человека и отличается от более общих способностей обрабатывать информацию или вести себя. разумно.(Одно из следствий состоит в том, что большая часть сложности в языке возникает из-за разума ребенка, а не из школ или грамматики.) Все это предполагает, что язык вызван специальными схемами, которые развились в человеческом мозге. Затем возникает вопрос, какие еще аспекты человеческого интеллекта являются инстинктами, исходящими от специализированных нейронных цепей.

Меня интересуют все аспекты человеческого языка. Я психолог-экспериментатор, который изучает язык, чтобы заработать себе на жизнь: как дети изучают язык, как люди складывают предложения в уме и понимают предложения в разговоре, где язык расположен в мозгу и как он меняется на протяжении истории.

Моя работа сосредоточена на том, что наука открыла о языке с 1950 года. При ответе на эти вопросы постоянно возникают другие вопросы. Почему хоккейную команду в Торонто называют «Кленовые листья», а не «Кленовые листья»? Почему мы говорим: «Он вылетел в центр поля» в бейсболе - почему ни один простой смертный не «вылетел» в центр поля? Почему иммигранты трудятся с уроками, кассетами, домашними заданиями и уроками английского языка, в то время как их четырехлетние дети учат язык так быстро, что могут высмеивать грамматические ошибки своих родителей? На каком языке говорил бы ребенок, если бы его вырастили волки? Я также смотрю на то, что мы знаем о том, как работает язык, как дети его усваивают, как люди его используют и как он разрушается после травмы или заболевания мозга.

Я объединяю эти знания с тремя ключевыми идеями. Один отвечает на тот факт, что то, что люди знают о языке, часто неверно. Взгляд на язык, который пронизывает общественный дискурс - который люди предполагают как в естественных, так и в гуманитарных науках, - состоит в том, что язык является культурным артефактом, который был изобретен в определенный момент истории и который передается детям на примере образцов для подражания или явным обучением в школах. Следствием является то, что теперь, когда школы собираются травить, а люди учатся языку от рок-звезд и спортсменов, язык будет неуклонно ухудшаться, и если текущие тенденции сохранятся, мы все будем ворчать, как Тарзан.Вместо этого я утверждаю, что язык - это человеческий инстинкт.

Вторая идея исходит из следующего: если язык - это ментальный орган, то откуда он? Я считаю, что он пришел из того же источника, что и физические органы. Это адаптация, продукт естественного отбора в эволюции человеческого вида. В зависимости от того, как вы на это смотрите, это либо невероятно скучный вывод, либо крайне противоречивый вывод. С одной стороны, большинство людей, услышав доказательства того, что язык является врожденной способностью человека, не удивится, узнав, что он исходит из того же источника, из которого происходят все другие сложные врожденные аспекты человеческого мозга и тела, а именно: естественный отбор.Но два очень известных человека отрицают этот вывод, и это не просто старые выдающиеся люди, а Стивен Джей Гулд, вероятно, самый известный человек, писавший об эволюции, и Ноам Хомский, самый известный человек, писавший на языке. Они предположили, что язык появился как побочный продукт законов роста и формирования человеческого мозга, или, возможно, как случайный побочный продукт выбора чего-то еще, и отрицают, что язык является адаптацией. Я не согласен с ними обоими.

Третья идея исходит из вопроса: «Почему мы вообще должны так интересоваться деталями языка?» Язык интересен, потому что, конечно, он явно человеческий, и потому что все мы зависим от него. На протяжении веков язык был центральным предметом дискуссий о человеческом разуме и человеческой природе, потому что он считается наиболее доступной частью человеческого разума. Причина, по которой люди могут испытывать технические разногласия по поводу правильного синтаксиса относительных предложений в чокто, скажем, состоит в том, что каждый имеет свое мнение о человеческой природе, и за такими дискуссиями о языке скрывается вера в то, что язык является аспектом науки. где в первую очередь нужно понять человеческую природу.

Если язык - это инстинкт, что он говорит об остальном уме? Я думаю, что остальная часть ума - это тоже набор инстинктов. Не существует таких вещей, как интеллект, способность к обучению или общая способность подражать образцам для подражания. Разум больше похож на швейцарский армейский нож: большой набор устройств, в том числе язык, созданный естественным отбором для выполнения задач, с которыми наши предки сталкивались в плейстоцене.

Почему я называю язык инстинктом? Почему не проявление способности приобретать культуру или использовать символы? За последнее столетие было собрано четыре типа доказательств.

Одно из них - универсальность. Универсальность сама по себе не означает, что данная способность является врожденной. Насколько мне известно, видеомагнитофоны и факсы теперь почти универсальны в человеческих обществах. Но универсальность - это первый шаг к установлению врожденности, и это было замечательным и неожиданным открытием - в начале века, когда антропологи впервые начали изучать общества в отдаленных частях земного шара, - что все без исключения человеческие общества имеют сложную грамматику.

Не существует такого понятия, как язык каменного века. Часто вы обнаруживаете, что самая примитивная в материальном отношении культура имеет фантастически сложный и сложный язык. Точно так же в обществе сложная грамматика универсальна. Чтобы понять это, вы сначала должны отложить «предписывающую грамматику» - грамматику школьных сборников и редакторов (не разделяйте инфинитивы, смотрите, как вы используете «надеюсь», не позволяйте своим причастиям болтаться, не говорите «их»). книги »). Это не имеет ничего общего с тем, о чем я говорю; это в значительной степени соответствует набору условных обозначений стандартного письменного диалекта - то, что все грамотные люди должны освоить, но отдельно от обычного разговора.Грамматика разговорного языка в смысле бессознательных правил, объединяющих слова во фразы и предложения, когда мы разговариваем, намного сложнее. Если вы просто попытаетесь определить, какое ментальное программное обеспечение потребуется для генерации речи обычного человека с улицы или типичного четырехлетнего ребенка, вы обнаружите, что оно всегда чрезвычайно сложно и имеет одинаковый общий дизайн. внутри общества и между обществами. Во всех языках используются такие вещи, как существительные и глаголы, подлежащие и объекты, падежи, соглашения и вспомогательные слова, а также словарный запас, исчисляемый тысячами или десятками тысяч.

Это первые два доказательства: универсальность языка и универсальность конструкции языка, то есть виды умственных алгоритмов, лежащих в основе способности людей говорить. Третье свидетельство - моя собственная профессиональная специализация - развитие речи у детей. Мы видим, что языковое развитие происходит одинаково во всех культурах мира. Это удивительно быстро, что может подтвердить любой родитель. Дети начинают лепетать в первый год жизни. Первые слова появляются примерно в возрасте одного года.Первые словосочетания, такие как «больше молока» и «все пошло по-собачьи», случаются примерно в восемнадцать месяцев. Затем, примерно в возрасте двух лет, происходит всплеск примерно на шесть месяцев - даже меньше для некоторых детей - во время которого можно увидеть расцвет практически всей грамматики английского языка: относительные придаточные предложения, пассивные выражения, вопросы со словами «WH» и конструкции, т. сложно, что исследователи искусственного интеллекта не смогли воспроизвести их в компьютерных системах, которые позволили бы нам общаться с компьютером на английском языке.Тем не менее, дети усваивают эти конструкции до трехлетнего возраста, и в какой-то момент у вас создается впечатление, что вы разговариваете со своим ребенком, тогда как ребенок незадолго до этого мог произнести не более одного или двух слов ребенка. говорить.

И ребенок решил чрезвычайно сложную вычислительную задачу. Проблема может быть сформулирована как инженерная задача: разработать алгоритм, который будет брать выборку предложений и их контекстов из любого из пяти тысяч языков на планете, и после обработки ряда этих предложений, скажем, пары сотен тысяча - придумайте грамматику для языка, независимо от того, какой язык.То есть, японские предложения входят, японская грамматика - нет; Предложения суахили введены, грамматика суахили закончена. Эта проблема выходит за рамки возможностей любой существующей системы искусственного интеллекта. Современные системы обработки естественного языка не могут даже использовать один язык, не говоря уже о том, чтобы научиться использовать любой язык. Тем не менее именно этим ребенок занимается в течение этих шести месяцев, несмотря на отсутствие уроков грамматики и даже отзывов от родителей. Более того, если вы включите микроскоп для детского разговора, вы часто обнаружите, что он соответствует универсальным ограничениям, характерным для языка по всей планете.В тех экспериментах, которые я проводил в своей повседневной работе, когда вы ставите ребенка в ситуацию, когда он должен использовать какую-то конструкцию, с которой он раньше не сталкивался, ребенок часто достигает совершенства с первого раза. выстрелил, как будто у него были все части, и он просто должен был позволить им упасть вместе.

У детей также есть замечательная способность избегать ошибок. Наши уши действительно оживляются, когда мы слышим такие вещи, как «сломался», «пришел» и «пошел». Но если бы мы взглянули на гораздо больший набор ошибок, которые мог бы сделать компьютер, потому что ошибки были бы естественными выводами, к которым можно было бы перейти по логике языка, в большинстве случаев детям никогда не приходит в голову сделать эту ошибку, даже хотя это первое, о чем догадываются логики, криптографы или компьютерные программы.

Развитие языка не обусловлено общей коммуникативной полезностью. Ребенок говорит лучше и лучше не только для того, чтобы получить больше печенья, или чтобы получить больше телевизора, или чтобы ему разрешили почаще играть на улице. Многие изменения, которые вы наблюдаете в развитии детей, просто заставляют их речь лучше соответствовать грамматике изучаемого языка. Вот пример. Возьмите глагол вроде «разрезать», «ударить» или «положить». Дети проходят стадию, на которой они совершают ошибки, такие как «вырезано», «нанесено» и «положено».«Ребенок на этом этапе просто делает различия, которые не делают мы, взрослые. Если я скажу:« В среду я косну траву », это может означать, что я косил траву каждую среду или что я косил траву в прошлую среду, потому что в В английском прошедшее и настоящее время слова «cut» идентичны. Ребенок, который говорит «cutted», может различать эти два слова, даже если в некотором смысле он делает грамматическую ошибку. Дети перерастают эту «ошибку», и, поступая так, они ухудшают их язык с точки зрения способности передавать мысли.То, что происходит в уме ребенка, не похоже на процедуру восхождения на холм, где чем лучше вы общаетесь, тем больше вы придерживаетесь того, что у вас есть, а на бессознательную программу, которая синхронизирует язык ребенка с языком сообщества. .

Есть экзотические обстоятельства, когда можно показать, что дети придают языку сложность. Они не просто повторяют или несовершенно воспроизводят то, что слышат, но усложняют язык. Эти ситуации называются креолизацией.Впервые они были задокументированы в тех случаях, когда дети на плантациях или в рабских колониях сталкивались с мешаниной или «пиджином» изменчивых, неграмматических цепочек слов, которые служили lingua franca для взрослых, которые были выходцами из разных языковых сообществ. Первое поколение детей, знакомых с пиджином, не воспроизводило этот пиджин, а преобразовывало его в язык с систематической грамматикой, называемый креольским. Есть несколько случаев, когда креолизация происходит сегодня.Это случаи, когда глухие дети либо сталкиваются с дефектной версией языка жестов, потому что их родители не выучили его должным образом, либо, в случае никарагуанского языка жестов, потому что языка жестов не существует, и дети были недавно собраны вместе. в школах и изобретают на наших глазах язык с систематической грамматикой.

Последнее свидетельство состоит в том, что язык имеет неврологическую и, возможно, даже генетическую специфичность. То есть мозг - это не мясной рулет, и чем меньше у вас мозга, тем хуже вы говорите и тем глупее, но он, кажется, организован в подсистемы.Используя повреждение мозга и генетический дефицит в качестве инструментов, мы можем увидеть, как мозг разделяется на подкомпоненты.

Во-первых, есть случаи, когда язык нарушен, но интеллект не нарушен. Например, существуют формы афазии, вызванной инсультами, при которых люди теряют способность говорить или понимать, но сохраняют остальную часть своего интеллекта. Немного менее серьезное состояние называется «специфические языковые нарушения», или SLI, при котором дети не развивают язык по расписанию или нормальным образом: язык появляется поздно, и детям приходится с ним бороться.Произношение улучшается в зрелом возрасте с помощью интенсивной терапии и практики, но жертвы говорят медленно, нерешительно и с множеством грамматических ошибок. Им сложно выполнять определенные языковые задания, которые под силу любому пятилетнему ребенку. Например, тестировщик показывает изображение человека, который делает что-то, для чего не существует слова, например, качает веревку над головой, и говорит: «Вот человек, который любит« трепать ». Он сделал то же самое вчера. Вчера он ... »Пятилетний ребенок скажет« тряпка », хотя он никогда раньше не слышал« трепал ».Предположительно, он создает его, применяя мысленный эквивалент правила грамматики: «Добавьте` ed ', чтобы образовать прошедшее время ». Если вы поручаете это задание жертве с нарушением языка, он очень часто скажет: «Ну, откуда мне знать? Я никогда раньше не слышал это слово». Или он будет сидеть и думать, и рассуждать так, как если бы вы дали ему задачу решить; ответ не приходит естественным образом.

И это несмотря на то, что жертвы SLI, по диагностическому определению, имеют нормальный интеллект - то есть, если бы у них не было нормального интеллекта, они не были бы классифицированы как «лица с определенными языковыми нарушениями».«Они не глухие, они не страдают аутизмом и не страдают социальными отклонениями. Часто они даже превосходят в интеллекте. Есть некоторые дети с SLI, которые отлично разбираются в математике, но которым трудно говорить. Специфические языковые нарушения Кажется, что у них есть семьи - это то, что языковые терапевты знали в течение многих лет, потому что они будут лечить Джонни, а через несколько лет они будут лечить сестру Джонни и двоюродного брата Джонни. В последние несколько лет были проведены крупномасштабные семейные исследования и исследования близнецов. показали, что SLI передается по наследству.Важнейшее исследование - однояйцевые близнецы, разлученные друг с другом - не проводилось, потому что только около семидесяти из этих пар во всем мире были изучены, и ни одна из них не имеет SLI.

В случаях, когда вы обнаруживаете плохой ген или поврежденный мозг, и язык страдает, но остальная часть мозга в порядке, всегда есть возражение, что, возможно, язык - это наиболее требовательная к психике вещь, которую мы делаем. Если есть какой-либо компромисс в вычислительной мощности, больше всего пострадает язык, но это не означает, что язык каким-то образом отделен от остального познания; он может быть просто количественно другим.Решающим аргументом является то, что люди в моей области называют двойной диссоциацией, когда человек видит противоположный вид нарушения; это синдромы, при которых язык не поврежден, но остальной интеллект страдает - лингвистический идиот-ученый, который может говорить и говорить хорошо, но с умственной отсталостью. Есть ряд синдромов, при которых это может произойти, в том числе расщелина позвоночника и синдром Вильямса. В таких случаях у вас есть то, что терапевты называют болтунами или болтунами; ребенок продолжает и повторять красиво построенные предложения, которые часто не имеют никакого отношения к реальности.Это может произойти с детьми с IQ 50, которые не умеют завязывать обувь и обращаться с деньгами. Это доказательство утверждения, что язык - это отдельная ментальная система, инстинкт.

Почему я называю язык адаптацией? Какая альтернатива? Гулд и Хомский предполагают, что язык - это побочный продукт. Возможно, когда в нашей эволюционной истории мы развили большой мозг, язык появился автоматически, точно так же, как когда мы приняли вертикальное положение, наша спина приняла S-образную форму. Возможно, у нас есть язык по той же причине, по которой у нас есть белые кости.Никто не станет искать адаптивного объяснения того, почему кости белые, а не зеленые. Они белые как побочное следствие того, что кости были выбраны по жесткости; кальций - один из способов сделать кости жесткими, а кальций - белый. Белизна - это просто эпифеномен, случайность.

Аргумент Хомского и Гулда состоит в том, что, возможно, язык был неизбежным физическим следствием отбора для чего-то еще, возможно, аналитической обработки, полушарной специализации или увеличенного мозга.Никто из тех, кто был рядом, когда возник язык, не может рассказать нам об этом, а слова не окаменели, поэтому аргументы должны быть косвенными. Однако в биологии существует стандартный набор критериев, определяющих, когда что-то относить к естественному отбору, то есть когда это можно назвать адаптацией, и когда рассматривать это как побочный продукт, или то, что Гулд и Левонтин называют " спандрель ". По иронии судьбы, Гулд и Хомский не применили эти стандартные критерии к языку. Они отметили логическую возможность того, что язык не обязательно должен быть адаптацией, но не сказали: «Давайте теперь вытащим тестовый набор, применим его к языку так, как мы применяем его к любой другой биологической системе и посмотрим, какой будет ответ.«

Этот тест очень хорошо сформулирован Джорджем Уильямсом и Ричардом Докинзом, и этот тест представляет собой сложный адаптивный дизайн. Фундаментальная проблема биологии состоит в том, чтобы объяснить биологическую организацию: почему животные представляют собой сложные системы материи, которые делают маловероятные, но интересные вещи. Докинз и Уильямс отметили, что до Дарвина сложный замысел признавался фундаментальной загадкой жизни даже теологами. Фактически, для них это был аргумент в пользу существования Бога. Преподобный Уильям Пейли сказал об этом лучше всего: представьте, что вы идете по полю и наталкиваетесь на камень, и вы спрашиваете кого-то: «Как камень туда попал?» и они говорят: «Ну, рок был там всегда.«Вы, вероятно, согласитесь, что это столь же хорошее объяснение, какое вы имели право ожидать. Но теперь предположим, что вы идете через поле, и вы натыкаетесь на часы, и вы спрашиваете:« Как они попали туда? ? »и кто-то говорит:« Ну, это всегда было там ». Вы не согласитесь с этим объяснением, потому что часы - это невероятное по своей сути устройство материи. собрать вместе кучу материи, которая соответствует точной конфигурации пружин, шестерен, стрелок и циферблатов, которые вы найдете в часах.Часы демонстрируют странные признаки того, что они были созданы для того, чтобы показывать время, что подразумевает некоего разумного создателя.

Аргумент Пэли в девятнадцатом веке заключался в том, что любой биологический орган, например глаз, намного сложнее, чем часы. Глаз имеет сетчатку, хрусталик и мышцы, которые перемещают его в точном схождении, радужную оболочку, которая закрывается в ответ на свет, и многие другие тонкие части. Точно так же, как часы подразумевают часовщика в силу своей сложной конструкции, глаз подразумевает глазщика, а именно Бога.Дарвин не отрицал, что сложная конструкция представляет собой серьезную проблему, требующую решения, а лишь изменил решение. Великолепие идеи Дарвина о естественном отборе состоит в том, что это единственный из когда-либо предложенных физических процессов, который может объяснить появление сложной конструкции. Причина, по которой у вас есть глаза, которые необычайно созданы для зрения, заключается в том, что они находятся в конце длинной серии репликаторов, так что чем лучше работали глаза, тем больше вероятность того, что дизайн дойдет до следующего поколения.

Можно различить глаз, который, по мнению всех биологов, является продуктом естественного отбора, и такие особенности, как белизна костей или S-образная форма нашего позвоночника, которые не являются сложными устройствами или, казалось бы, спроектированными системами или маловероятными устройствами иметь значение. Нам не нужно придумывать какой-то сценарий, в котором животные отбирались по белизне их костей. Здесь вполне правдоподобно объяснение по продуктам, а не адаптация.

Это тест.Примените это сейчас к языку. В ходе недавних исследований языка мы обнаружили, что это тоже невероятно сложная биологическая система. Это невероятно в том смысле, что это встречается только у одного вида, и невероятно также в том смысле, что большинство вещей, которые вы делаете с мозгом, нарушает способность использовать язык. Более того, как часы или глаз, он состоит из множества мелких деталей. Есть мысленный словарь, который у типичного выпускника средней школы содержит около шестидесяти тысяч слов. Есть бессознательные правила синтаксиса, которые позволяют нам складывать слова в предложения.Существуют правила морфологии, которые позволяют нам объединять части слов, такие как префиксы, суффиксы и основы, в слова. Есть правила и процессы фонологии, которые превращают последовательности слов в произносимый звуковой паттерн - то, что мы неофициально называем акцентом. Существуют механизмы производства речи, в том числе форма и расположение языка и гортани, которые, по-видимому, были созданы для производства речи за счет другой биологической функции, такой как способность дышать во время глотания - какие другие млекопитающие могут.Существует восприятие речи, при котором ухо может декодировать речь со скоростью от 15 до 45 звуковых единиц в секунду, быстрее, чем оно может декодировать любой другой вид сигнала. Это почти чудо, потому что на частоте около 20 единиц в секунду звук сливается в низкое гудение, поэтому рот и ухо выполняют своего рода мультиплексирование или сжатие и распаковку информации. И есть способность ребенка научиться всему этому за очень короткий промежуток времени.

Эти факты говорят о том, что анатомия языка сложна, как анатомия глаза.Более того, язык явно адаптивен в том смысле, что он по своей сути служит целям воспроизводства. Все общества используют язык для явно полезных вещей, таких как обмен технологиями и изобретениями. Язык - это главное средство, с помощью которого люди делятся тем, что они узнали об окружающей среде. Кроме того, социальные отношения у людей в значительной степени опосредованы языком. Мы поднимаемся к власти, манипулируем людьми, находим друзей, сохраняем друзей, заводим друзей и влияем на людей с помощью языка. Более того, мы и каждое человеческое общество ценим людей, которые умеют говорить и убедить, что, безусловно, требует лучшего языка.

Эти две линии доказательств предполагают, что язык соответствует критериям адаптации и является продуктом естественного отбора. Мы также можем проверить альтернативу - что язык каким-то образом мог возникнуть другим путем, точно так же, как белизна возникает в результате создания костей из кальция. Хомский и многие антропологи предполагали, что большого мозга было достаточно, чтобы дать нам язык. Мы можем проверить эту идею, потому что есть люди с маленьким мозгом. Есть карлики, и есть нормальные вариации внутри человеческого вида, и, конечно же, не тот случай, когда у людей с меньшим мозгом больше проблем с языком.Есть некоторые синдромы карликовости, при которых мозг не намного больше, чем у шимпанзе. Эти люди отсталые, но, тем не менее, у них есть язык.

Форма мозга - еще одна возможность, которую мы можем исключить как основной источник языка. Может ли быть, что мозг в целом сферической формы с определенным типом упаковки нейронов, благодаря сложным законам физики, которых мы не понимаем, каким-то образом порождает язык? Опять же, в пределах диапазона нормальных изменений и патологии есть сообщения о гротескно искаженном мозге, обычно из-за гидроцефалии, иногда в случаях, когда мозг выстилает внутреннюю часть черепа, как мякоть кокоса.Человек может иметь такое состояние и, тем не менее, развивать язык по расписанию. Один зарегистрированный случай произошел со студентом Оксфорда.

Если бы мы применили эти критерии к любому органу, который мы не так любили - и, следовательно, у нас были сильные предубеждения, - как к языку, мы пришли бы к тому же выводу, что и к глазу: а именно, что это продукт естественный отбор.

А как насчет остального ума? В этом столетии, начиная с 1920-х годов, возникло повсеместное огромное интеллектуальное движение, которое рассматривало человеческий разум как универсальное средство обучения и приписывало его сложность окружающей культуре.У этой идеи есть очевидная политическая мотивация, поскольку она была реакцией на некоторые расистские доктрины девятнадцатого века; это кажется созвучным идеалам человеческого равенства и совершенствования. При правильном обществе можно взять любого младенца и превратить его или ее во что угодно. Люди, которые не согласны с этой точкой зрения, часто получают эпитет «биологический детерминист» - те, кто, согласно стереотипу, считает, что женщины биологически созданы для воспитания детей, скажем, или что бедные биологически неполноценны.Это призрак, который витает на фоне этих дискуссий; как в академии, так и в вежливом интеллектуальном дискурсе политкорректная позиция состоит в том, что разум - это кусок воска или чистый лист.

Карл Деглер в своей книге по истории дарвинизма в социальных науках прослеживает это кредо до двух источников в академии. Одним из них является антропология, которая внесла идею о том, что человеческие культуры могут свободно и без ограничений меняться, и что поэтому нельзя сказать ничего определенного о человеческом виде, потому что где-то будет племя, которое демонстрирует обратное.Другая - психология, которая внесла идею об универсальном механизме обучения. Но обе идеи сейчас дискредитированы.

Представление антропологии о том, что человечество - это карнавал, где все возможно, отчасти возникло из-за туристического менталитета: когда вы возвращаетесь из поездки, вы вспоминаете, что отличалось от того, куда вы пошли, иначе вы могли бы с таким же успехом остаться дома. То есть многие антропологи преувеличивали степень экзотичности и странности изучаемых ими племен как для оправдания своей профессии, так и для повышения осведомленности людей о человеческом потенциале.Но многие из их утверждений оказались либо утками, как утверждения Маргарет Мид о Самоа, либо пропустить лес за деревьями: антропологи потратили так много времени на поиск различий, что не заметили основных категорий человеческого опыта, которые присутствуют в каждой культуре, такие как юмор, любовь, ревность и чувство ответственности. Язык - это просто самый известный пример человеческого универсума. Дональд Браун, антрополог из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, написал книгу под названием « Человеческие универсалии », в которой он просмотрел архивы этнографии в поисках хорошо обоснованных человеческих универсалий.Он составил список из ста пятидесяти, охватывающий все сферы человеческого опыта. Это моя интерпретация основных уроков антропологии. Интересные открытия касаются не этой системы родства или той формы шаманства. За всем этим - точно так же, как в случае с языком есть универсальный замысел, который Хомский назвал универсальной грамматикой, - в остальной культуре скрывается то, что Дональд Браун называет универсальными людьми. Он охарактеризовал человеческий вид во многом так, как биолог охарактеризовал бы любой другой вид.

Также было разочарование идея, пришедшая из психологии и изучения обучения, включая попытку создания искусственного интеллекта, о том, что существует волшебный механизм обучения, который может усвоить что угодно. Эта идея кажется правдоподобной, пока вы не начнете ее строить.

Главное открытие когнитивной науки и искусственного интеллекта состоит в том, что обычные люди склонны превозносить способности, которые при ближайшем рассмотрении являются выдающимися инженерными достижениями, такими как способность видеть в цвете, брать карандаш, ходить, говорить, узнавать лица и т. Д. рассуждения в обычном разговоре.Это фантастически сложные задачи, требующие особого программного обеспечения. Когда кто-то строит обучающую систему, он не строит систему, которая может чему-то научиться; нужно создать систему, которая может изучать что-то особенное, например систему, которая изучает большие территории, систему, которая изучает грамматику, систему, которая изучает виды растений и животных, или систему, которая изучает определенные виды социальных взаимодействий. Единственный способ, которым мозг мог бы работать, - это иметь этот большой набор механизмов обучения, адаптированных к конкретным аспектам знаний и опыта.Универсальное обучающее устройство похоже на универсальный инструмент: вместо коробки, полной молотков, отверток и пил, у человека будет один инструмент, который сделает все. Эта возможность немыслима в аппаратной инженерии и столь же немыслима в ментальной программной инженерии, которую мы называем психологией.

Если язык врожденный, то сколько еще? Ремонт карбюратора врожденный? Врожденность - это скользкая дорожка? Конечно, нет! Идея универсального обучающего устройства в пустом уме настолько глубоко укоренилась, что для многих людей немыслимо, чтобы могло быть что-то, кроме двух крайностей: с одной стороны, ничто не является врожденным; с другой стороны, даже умение ремонтировать карбюраторы является врожденным.

Но исследования в области психологии, лингвистики и искусственного интеллекта показали, что может быть интересная промежуточная позиция. Все замечательные сложные вещи, которые делают люди - ремонтируют карбюраторы, следят за сюжетами мыльных опер, находят лекарства от болезней - могут быть результатом взаимодействия меньшего числа базовых модулей. Разум может иметь, среди прочего, следующее: систему интуитивной механики - то есть наше понимание того, как ведут себя физические объекты, как они падают и так далее; интуитивная биология - то есть ожидания относительно того, как работают растения и животные; чувство числа, основы математики и арифметики; ментальные карты, знание больших территорий; модуль выбора среды обитания, распознающий те среды, в которых мы чувствуем себя комфортно; чувство опасности, включая эмоцию страха и набор фобий, которые есть у всех людей, таких как страх высоты, ядовитых и хищных животных; интуиции о еде, о загрязнении, о болезнях и порче, о том, что неприятно и отвратительно.Мониторинг текущего самочувствия: как обстоят дела в моей жизни? Все в порядке, или надо что-то менять? Интуитивная психология - то есть способность предсказывать поведение людей на основе знаний об их убеждениях и желаниях (что, кстати, кажется модулем, дефектным при аутизме). Ментальная картотека, в которой мы храним знания о других людях, их талантах и ​​способностях. Я-концепция: наше знание о себе и о том, как оформить свою идентичность для других. Чувство справедливости, прав, обязанностей.Чувство родства, в том числе склонность к семейственности. Система, касающаяся совокупления, включая сексуальное влечение, любовь, чувство верности и покинутости.

Итак, что касается вопроса «Почему мы должны так сильно заботиться о языке?», Можно ответить, что язык - это интеллектуальный инстинкт человека, и их может быть гораздо больше.


Вернуться к содержанию

Из книги « Третья культура: за пределами научной революции» Джона Брокмана (Simon & Schuster, 1995).Авторские права © 1995, Джон Брокман. Все права защищены.


Обзор исследований верности, погружения, присутствия и поддержки и их влияния на передачу в компьютерных симуляторах и играх

DARWARS Training Impact Group 5 ноября 2005 г.

Стресс и возбуждение должны быть сопоставимы в обеих средах - поэтому иметь высокую психологическую верность. Было показано, что как положительные (например, энергия и / или мотивация, вызванные развлечениями), так и отрицательные (например, страх, вызванный конфликтом и / или

неблагоприятные физиологические реакции) типы стресса улучшают сохранение навыков, а также передачу

обучение от симулятора до реального мира (Mayer & Volanth, 1985; Williams, 1980).В недавних исследованиях

и

изучали влияние добавления контекстуально релевантного стресса к парадигмам обучения на улучшение и передачу

навыков (Дрискелл, Джонстон и Салас, 2001; Моррис, Хэнкок и Ширки, 2004). Основная цель «стресс-тренинга»,

в этом смысле, состоит в том, чтобы обеспечить практику в условиях, аналогичных тем, которые могут возникнуть в рабочих условиях

. Хотя часто бывает трудно предвидеть и смоделировать определенные события, вызывающие стресс, в этих исследованиях

использовали давление времени, шум и воздействие жестоких и тревожных событий, чтобы вызвать физиологическую реакцию

, испытываемую при воздействии стресса в Общее.Используя давление времени или шум в качестве стрессора

, Дрискелл и его коллеги (2001) обнаружили, что положительное влияние стрессовых тренировок на производительность сохранялось при

при столкновении с новым фактором стресса или с новой задачей. Моррис и его коллеги (2004) сравнили обучение на основе игры

и результативность между группами, подвергавшимися интенсивному сражению пехоты на передовой на пленке

(т.е. экспериментальная группа) или не вызывающем стресса аналоге видео (т.е. контрольная группа), и обнаружили что экспериментальная группа

имела значительно более высокие баллы по показателям успеха миссии, таким как выполнение задач миссии, умелое использование времени

и избегание огня.Кроме того, индивидуальные различия в ответах на стресс

составили 88% дисперсии успеха миссии, изученной тактики и мер игровой адаптации вместе взятых.

Тем не менее, необходимы дополнительные исследования для изучения взаимосвязи между типами стресса и передачи навыков в

в целом и в зависимости от индивидуальных различий, а также для определения того, как долго сохраняются положительные эффекты стресса

тренировок (Morris et al. , 2004).

Возвращаясь к теории элементов Торндайка и ее последователям, можно утверждать, что соответствующий уровень точности

для обучающей системы зависит от навыков или поведения, которые должны быть обучены. Если и система обучения, и операционная установка

имеют общие свойства в отношении целей обучения, другие аспекты системы обучения

могут допускать более низкие уровни точности без ущерба для эффективности обучения. Например, целевое обучение навыку

(т.е.g., обучение тому, как прицелиться и стрелять из определенного типа оружия) и более абстрактное концептуальное обучение (например,

обучение процессу принятия решений, предшествующему использованию оружия), может быть более или менее подходящим для высокой функциональности или

физической точности. . Кажется разумным предположение, что более высокие уровни физической верности необходимы в первом случае

(прицеливание и стрельба из оружия), тогда как более высокие уровни функциональной верности необходимы во втором случае (принятие решений

).

Учебные системы различаются по степени физической и функциональной точности в зависимости от технической осуществимости, стоимости и потребностей

в обучении. Считается, что стажеры, как правило, требуют игровой среды с высокой физической точностью по целому ряду причин, включая предыдущее знакомство с симуляторами с высокой точностью воспроизведения, и обеспокоены тем, что оценка производительности в ходе обучения

точно отражает ожидаемую реальную производительность (Тернер, Тернер, Доусон и Манро, 2000).Однако высокая физическая точность

по визуальным, вестибулярным и кинестетическим измерениям может быть дорогостоящей, а добавленный реализм

не обязательно добавляет к ее TER (Hawkins & Orlady, 1993; Moroney & Moroney, 1999). Например, даже

недорогих, визуально простых симуляторов на базе ПК могут иметь очевидные эффекты для интерактивности обучения. Для экземпляра

пилоты одобрили использование моделирования с низкой физической точностью для использования в обучении координации действий экипажей

(Baker, Prince, Shrestha, Oser, & Salas, 1993) и полагали, что моделирование точно отражало изменение требований

к координации. рабочая нагрузка (Бауэрс, Морган, Салас и Принс, 1993).Таким образом, должен быть сделан важный компромисс

между физической точностью, соответствующими затратами и эффективностью обучения, чтобы можно было обеспечить адекватное соответствие

между обучением и реальными элементами окружающей среды и логической структурой задач.

Влияние низкой физической точности на передачу все еще недостаточно изучено. Применяя теорию элементов

Торндайка к обучению в виртуальных средах, уровень точности должен быть достаточно высоким в каждом измерении, чтобы поведение

можно было проявлять так же, как и в рабочих условиях.Например, в сценарии, разработанном для обучения военных

снайперов дальнего действия, гравитационные воздействия на траекторию пули могут быть важной переменной для включения в моделирование

. И наоборот, если тот же сценарий использовался для обучения военных медиков поиску и лечению раненых в чрезвычайной ситуации

, гравитационное измерение может быть не столь необходимым, как показатели окружающей среды или эффективность лечения.

Другие характеристики, такие как разрешение и реалистичное текстурирование, могут быть замечены и оценены слушателями, но на

эти переменные напрямую влияют.Однако недавние исследования позволили извлечь полезные уроки относительно физической точности

средств ввода (например, джойстиков) для таких задач, как перемещение в виртуальном пространстве (Whitton & Brooks, 2005).

Чтобы определить взаимосвязь между уровнем верности и тренировочной эффективностью, Jentsch and Bowers (1998) подчеркивают

, что моделирование лучше всего проектировать, когда только соответствующие детали приукрашиваются для повышения реалистичности. Другими словами

, дизайнеры должны расставить приоритеты в отношении компонентов, которые должны быть реалистичными, и тех, которые не соответствуют требованиям, на основе требований обучения

.Определить, какие переменные важно представить реалистично, может быть сложно, особенно с учетом

«Большая часть моей работы - это верность тому, что кажется правильным, а не объективной истине»

Энди Холден рассказывает о своих отношениях с отцом, орнитологом Питером Холденом, о воспитании стихов природы и сентиментальности в животном мире

ЭМИЛИ СПАЙСЕР

Энди Холден (р. 1982) кое-что знает о птицах. Его отец, Питер Холден, орнитолог, начал работать в Королевском обществе защиты птиц в 1960-х годах.Холден-старший был ответственным за молодежную деятельность благотворительной организации и продолжал участвовать в презентации сериала BBC1 «Птица в гнезде», который транслировался в 90-х. Художник многому научился у своего отца, но их интересы в мире природы следуют различным направлениям исследований. «Иногда мне кажется, что я просто хочу полюбоваться шалашником», - говорит он о виде, известном тем, что украшает структуры из веток разноцветными находками в надежде привлечь помощника, «а затем мой отец предлагает множество объяснений этому, и это делает его посложнее.Но Холден оставляет место для обоих повествований на своей нынешней выставке «Естественный отбор» в галерее Таунер в Истборне, а отец и сын вместе обсуждают птичьи гнезда в видеоролике, разделенном между тремя экранами, что уютно напоминает образовательные программы 80-х.



Энди Холден и Питер Холден. Естественный отбор. Вид инсталляции, Towner Gallery, 2018. Фотография: Пит Джонс.

В конце видео представлена ​​беседка, а в центральном зале выставки Холден построил большую версию конструкции, которая дала птице ее имя.«Этот объект выглядит довольно волшебным, если его увеличивать, - говорит он мне, - у него есть что-то вроде языческого, культового». Последние две комнаты зарезервированы для человеческих глупостей. Видео об истории сбора яиц обсуждает с помощью озвученной Холдена оживленной ворона сложные социальные и психологические мотивы, лежащие в основе накопления самых знаковых символов совершенства природы.

Холден искусен в постановке глубоких, часто экзистенциальных вопросов в относительных терминах через необычайно широкий спектр средств массовой информации.В прошлых проектах он изучал законы движения в мультфильмах, осматривал коллекцию китайских кошек своей бабушки как часть комедийной рутины, воспроизводил манифест детства с актерами и построил огромную скульптуру из шерсти на основе небольшого камня, который он подобрал в Гизе, когда был ребенком. Это невероятное разнообразие подходов делает Холдена одним из самых привлекательных художников своего поколения.



Энди Холден и Питер Холден. Естественный отбор. Вид инсталляции, Towner Gallery, 2018.Фотография: Пит Джонс.

Эмили Спайсер: Эта выставка исследует коллекционирование и связь между природой и искусством, но также исследует отношения между вами и вашим отцом.

Энди Холден: Это не всегда первое, что встречается, но обычно второе. Или, если вы этого не чувствуете, то, вероятно, потерялись в лабиринте птичьих фактов. Не думаю, что шоу было бы очень интересным, если бы под ним не было этой второй нежной метафоры.Это похоже на всю мою работу в том смысле, что она явно о моем отце и обо мне, но только как способ говорить о чем-то более абстрактном - о том, что вам присуще, и чему вы научились; насколько это генетика, а какая социальная.



Энди Холден и Питер Холден. Естественный отбор. Вид инсталляции, Towner Gallery, 2018. Фотография: Пит Джонс.

ES: Первый фильм выставки посвящен творческим решениям вложения, которые кажутся идеальной почвой для изучения унаследованного поведения и индивидуальных инноваций.

AH: Есть удачное удвоение, потому что метафора орнитологии была действительно хорошим способом изучить это. Особенно когда вы взаимодействуете с материалом. Если [птица] использует мох и лишайник, чтобы свить гнездо - насколько это связано с тем, что это все, на что она способна, и насколько зависит от того, к чему она от природы предрасположена? Насколько это связано с тем, что он наблюдал за своими родителями, и насколько это свобода воли? Таким образом, это, безусловно, одна из основных тем, стоящих за шоу.

ES: А как насчет ваших отношений с птицами? Вы чему-то научились у своего отца?

AH: Люди считают, что мое понимание птиц, возможно, более врожденное или естественное, но на самом деле это не так. Особенно учитывая, что мой отец отвечал за то, чтобы заинтересовать детей птицами. Дело не в том, что это имело противоположный эффект, просто у него не было желаемого эффекта. Я не мог подделать это, и это немного разочаровало его. Он проводил поездки с другими детьми, и им явно было интересно, и я просто тащился за собой.Довольно скоро я нашел свою собственную форму для вещей, которые создавали произведения искусства или музыку в студии.



Энди Холден и Питер Холден. Естественный отбор. Вид инсталляции, Towner Gallery, 2018. Фотография: Пит Джонс.

ES: Когда у вас появился интерес к птицам?

AH: Я вернулся к птицам, когда мне было чуть больше 20, когда я снова жил дома. Я думал о том, что я могу сделать в то время, и меня заинтересовали птичьи гнезда как материальная конструкция, как маленькие скульптурные объекты.Итак, только за последние пять лет я обнаружил, что мне действительно нужно погрузиться в писательскую деятельность на природе. Во многом это было для того, чтобы работать, но также и для того, чтобы найти язык, на котором можно поговорить с [моим отцом], потому что вы должны научиться, когда вы снова будете жить со своими родителями, став взрослым, что вам нужно. познакомиться с ними как взрослые. Если это сработает, вы не можете просто воспроизвести модель родитель-потомок. И для этого, как и для общения с кем-либо, вы должны заниматься тем, что его интересует, и, как выясняется, это не так уж сильно отличалось от того, что интересовало меня.

ES: В вашей работе часто встречаются ссылки на ваше детство. «Возвращение куска пирамиды» включало возвращение куска камня, который вы взяли из пирамиды в Гизе в детстве. Ваша работа - выражение ностальгии? Есть ли что-то, что вы пытаетесь восстановить, или, возможно, что-то вы пытаетесь исследовать заново?

AH: Пересмотреть - это слово, которое я часто использую, потому что я беру что-то из прошлого, чтобы попытаться понять смысл настоящего. То, как вы обрабатываете настоящее, во многом уходит корнями в очень специфический опыт прошлого.Кусок пирамиды, по сути, возвращается, чтобы вернуть кусок камня, чтобы разрушить прошлое. Это был момент, когда я узнал об этике и испытал своего рода чувство вины за то, как жить в этом мире; что можно и нельзя.

Я ностальгический человек, но думаю [моя работа] больше о том, насколько наша культура пронизана ностальгией. Все, что связано с Брекситом, или что-либо, связанное с современной политикой на данный момент, полностью основано на диалоге с воображаемым прошлым. Так что для меня это было исследование этого, способ переосмыслить его, чтобы позволить его пересмотреть и сделать видимым.

ES: А как насчет камня, который вы взяли из пирамиды. Вы приложили немало усилий, чтобы вернуть его в нужное место. Вы нашли нужное место или просто угадали?

AH: Я думал, что могу представить, где это. Думаю, это было в некотором роде ложное воспоминание, потому что, когда я туда попал, этого ракурса на самом деле не существовало, поэтому он стал о том, что выглядело правильным. Большая часть моей работы - это верность тому, что кажется правильным, а не объективной истине.

ES: Вы кропотливо воссоздали этот камень в монументальном масштабе, используя огромное количество шерсти.Был ли проект своего рода покаянием? Вы пытались успокоить вину или это было просто исследование памяти?

AH: Вина за это была реальная, но идея о том, что это было покаянием, заставляет это звучать намного более христиански, чем предполагалось. Это было больше о том, можно ли вернуться и что-то отменить. К тому же это было нелепо. Это был преувеличенный жест для чего-то столь тривиального.

ES: Я хочу спросить о шалашах, которые известны тем, что собирают и расставляют найденные предметы, чтобы привлечь помощника.Ваше видео предполагает, что эти птицы обладают эстетической чувствительностью. Мы антропоморфизируем природу, или эти птицы действительно художники мира природы?

AH: Очень легко свести [действия птицы] к аргументу полового отбора. Вы всегда можете привести биологический аргумент, но глупо не думать, что происходит что-то еще, пытаться приписать все это сексу. Но эти эволюционные аргументы не останавливают чувство удивления. Эти две вещи не исключают друг друга; вы можете иметь и то, и другое.Вы все еще можете восхищаться чем-то, а также пытаться понять это, и я думаю, это то, что сериал пытается делать. Думаю, это интересно. Мы много делаем это с искусством. Смотрим на работу и думаем, что это прекрасно! А затем мы хотим знать, каковы были намерения художника, и мы хотим знать, каков был дух времени в то время или какова была политика, чтобы помочь нам понять жест, и это не сделает произведение менее интересным. Шоу разыгрывается с той же дихотомией. Думаю, в моей работе так много.



Энди Холден и Питер Холден. Естественный отбор. Вид инсталляции, Towner Gallery, 2018. Фотография: Пит Джонс.

ES: Вы исследуете сбор яиц во второй части этой выставки. Как вы думаете, какое удовлетворение получают люди от такой разобщающей деятельности?

AH: Вы знаете, что после всех исследований я все еще не знаю. Фильм позиционирует это социально. Великие аристократические коллекционеры вышли и собрали, они создали прекрасные музеи и сделали их доступными для публики.Коллекционирование поощрялось; мы его создали социально. Было ощущение, что это была модель для понимания мира, собирать яйца, чтобы смотреть на них изолированно, было своего рода тропом раннего модернизма - вы берете что-то из контекста.

Фильм немного сложен с этической точки зрения, потому что временами он показывает, что был не просто разрушительным. Некоторые люди, конечно, направляют его на деструктивное побуждение, а яйцо - идеальный символ прекрасного. При повышении температуры он действительно собирается, потому что он так отличается от поездов или спичечных коробок.Все вещи, которые изначально порочны в отношении сбора, становятся в 10 раз более заметными при сборе яиц. Речь идет о желании чего-то идеального, создании мира вокруг себя и о контроле над миром - обо всех этих патологических вещах.

ES: Художники тоже коллекционеры. Вы отождествляете себя с импульсом к сбору?

AH: Думаю, если бы я не был мастером вещей, я был бы коллекционером. Я, наверное, стал менее коллекционером, потому что я довольно плодовитый производитель.У меня на работе склад площадью 2 000 кв. Футов [186 кв. Метров], и я не продаю так много, поэтому просто сохраняю то, что делаю. Но все равно нужно собирать вещи вокруг себя или разбираться в мире. Я просто преобразую вещи. Но большая часть моей работы связана с импульсом сбора. Речь идет о сборе изображений или архивировании определенного предмета и его объединении. А изучение чужой коллекции - хороший способ разобраться в этом мире.

ES: Вы сказали, что в детстве, посещая Египет, вы взяли небольшой камень из пирамиды, потому что хотели забрать домой что-то подлинное, а не просто сувенир из магазина.Мне кажется, что поиск чего-то аутентичного, чего-то пронизанного историей и смыслом за пределами самого физического объекта - вот что отличает нас, например, от шалашника. Их не волнует, является ли блестящий предмет, который они добавляют в свою композицию, винтажной крышкой от бутылки Coca-Cola. Итак, если мы говорим об искусстве в контексте мира природы, мне кажется, что сентиментальность - это то, что отделяет нас от животного царства.

AH: Я думаю, что это блестящий момент.Я могу придумать что-нибудь, чтобы противостоять этому, но я думаю, что это действительно так. Я думаю, это действительно блестящая идея, что в природе нет сентиментальности. Но вот с осьминогами есть такая штука. Когда они попадают в ловушки на морском дне, они часто поднимают камень и поднимают его с собой. Это камень, который они любят; это способ не отпускать. Они держат это как детскую игрушку или как вы держите что-то в момент отчаяния.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *