Пэчворк американский: Американский печворк -древнее шитье

Содержание

Американский печворк -древнее шитье

Ранняя история американского стиля пэчворк берет свои корни в европейских традициях.

В период с середины 16-го века до начала 17-го, в моде была помпезная испанская одежда, богато разукрашенная орнаментами, драгоценными камнями – приходилось использовать несколько слоев ткани, чтобы удержать все это великолепие на поверхности. Слои были простеганы все вместе, чтобы зафиксировать общую форму и конструкцию.

Развитие американского стиля пэчворк происходило в логической последовательности, отражавшей историю первых поселенцев в Новом Мире.

По ряду причин, ранние иммигранты ожидали попасть в теплый умеренный климат, который помогал бы им исполнять все мечты и удовлетворять потребности. Но, перед первой весной на новом месте, более половины колонистов погибли от пневмонии и голода, во многом из-за того, что прибыли на новую землю с нулевыми запасами и слабо подготовленные к испытаниям. От местных индейцев они переняли основные навыки, необходимые для того, чтобы выжить – как строить хижины, что делать с кукурузой, как выращивать бобы, научились есть много зелени, чтобы пережить зиму.

Все трудности были преодолены, во многом благодаря стойкому характеру первых поселенцев и причинам, по которым они решили покинуть Англию.
В 1651-м году был издан новый Навигационный Акт (Navigation Act), нацеленный на сохранение торговой монополии Англии. Согласно нему, «на территории Британского Содружества (Commonwealth) распространять продукты и товары, произведенные в любой из азиатских, африканских и американских стран, разрешается только на кораблях, принадлежащих английским подданным, либо жителям британских колоний, состав команды которых как минимум на половину представлен британцами». Это имело влияние и на пэчворк – согласно акту, самостоятельное производство любых тканей стало незаконным.

Одеяла, в том виде, в котором они производятся сегодня, начали применяться только в 19-м веке.

Вероятно, первые поселенцы привезли искусство лоскутного переплетения из Англии и Европы. Однако, в современной литературе нет никакого упоминания о пэчворке. Вероятно, первые лоскутные вариации были созданы колонистами из шерсти и льна, либо различных сочетаний льна. В то время ткани производились стандартной, небольшой ширины, поэтому, для одного лоскутного покрывала нужно было соединить три отреза.

В ранние годы колонизации, мозаичные изделия использовались как утепленные покрывала для кровати. Их не выбрасывали до тех пор, пока лоскутки не разрывались, – и даже тогда отрезы переделывались, из них создавалась детская одежда, или покрывало разрезали на куски и сшивали вновь. Внутри изделия были прослойки из всего, что попадалось под руки – лохмотьев, сухих листьев, писем, бумаги.

Те экземпляры значительно отличались от созданных в эпоху Королевы Виктории в Англии, для производства которых брали шелка и бархат. Первые покрывала были утилитарными, они символизировали бедность и трудности, с которыми столкнулись поселенцы. В то время, когда первые три колонии издали собственные законы, в противовес Навигационному акту (Navigation Act), согласно которому каждая женщина и ребенок должны были произвести ежедневно определенное количество льна, покрывала начали «набивать» овечьей шерстью, а Восточно-Индская компания (East India Company) начала экспорт хлопка из Америки в Англию.

В попытке противодействовать этому, сначала импорт хлопка в Англию объявили нелегальным, а с 1736-го нелегальным стало даже ношение одежды из хлопка. Но эти ограничения постоянно нарушались, и в таком объеме, что законы пришлось аннулировать. Их заменил новый регистр налогов, регулировавших стоимость тканей – в колониях отрез стоил в 4 раза больше, чем в Англии, необходимо было также платить за использование ткацкого станка.

Экономические ограничения провозглашали, что каждый кусок ткани имеет большую ценность, а швы – это признак роскоши. Женщины, пытаясь сэкономить на расходе ткани, придавали обрезкам определенную форму. Первые образцы создавались без учета каких-либо законов симметрии или цвета – это было просто сочетание лоскутов ткани.

Позже женщины начали составлять сначала небольшие кусочки-композиции, сшивая их в единое целое. Этот метод, получивший название «сочетай по ходу» (quilt-as-you-go), был прежде всего удобен, так женщинам было проще и сподручнее сшивать большие изделия. Размеры покрывал были довольно большими, так как в то время семьи спали вместе в одной комнате. Изделие должно было покрывать все кровати одновременно.

Две этих инновации, сшивание готовых элементов и придание формы отрезкам, стали основополагающими для развития американского стиля пэчворк. Уделялось внимание сочетанию цветов и форм. Изделия в стиле американского пэчворка состояли из единого куска, обычно квадратного, созданного из определенного количества лоскутков, которые повторялись и создавали цельное произведение.

Европейский пэчворк – это дизайн цельного изделия из отдельных лоскутков определенной формы.

Использовались квадратные, треугольные, шестиугольные отрезы, часто различной фактуры и цвета. Почти всегда лоскутки были геометрической формы, так как это позволяло наиболее эффективно применить всю ткань. Дизайн придумывали просто, складывая листок бумаги. Обычно получались четырех или девяти-лоскутные изделия, как, например, Шахматная доска (Checkerboard), или Зигзаг из римской полоски (Roman Stripe Zigzag).

Название происходило от количества равных частей, на которые разделялись изделия. Покрывала по-прежнему изготавливались из обрезков и использовались так интенсивно, что до нашего времени дошли лишь единичные экземпляры. Хотя, дизайн тех изделий, который передавался из поколения в поколение, используется и сегодня.

До 1750-го, все цветные ткани красились и закреплялись вручную. В 1712-м в Бостоне открылась первая фабрика по окрашиванию тканей. В 1750-м придумали применять на тканях оттиски из меди. В середины 18-го века лоскутные изделия стали придумывать и производить ради орнамента, украшения, а не выполнения определенной функции. Сохранилось множество таких экземпляров, которые представлены в музейных экспозициях. Использовалась новая техника; лоскутные сочетания представляли как бы рамку для центрального образа, нарисованного с помощью медного тиснения на ткани.
Традиционные американские изделия все имели собственные названия – обычно, в честь людей, как, например, ЛеМон Стар (LeMoyne Star), названный в честь братьев-основателей Нового Орлеана.
Еще использовались исторические названия, например, Дорога Роки в Канзас (Rocky Road to Kansas), Роза Вигов (Whig Rose), Корона королевы Шарлоты (Queen Charlotte’s Crown), библейские имена, такие как Голгофа (Golgotha), Коронованный крест (Crowned Cross), Осанна (Hosanna). Однако, такой же популярностью пользовались местные названия, например, Выбор сестры (Sister’s Choice), Качели в углу (Swing in the Corner), Бабушкин веер (Grandmother’s Fan). Иногда, одно и то же изделие называли по-разному, либо разные имена давались в зависимости от способа производства одного и того же образа.

После 1750-го трудно выстроить хронологию развития американского пэчворка, так как в это время в стране начались сильные миграционные процессы. Однако, некоторые факты историками упоминаются.

• Турецкая красная краска (Turkey Red dye) стала применяться в 1785-м году. Этот красный цвет был намного ярче и глубже, чем использовавшиеся ранее краски. В 1820-м появились принты с использованием этого цвета.
• Тот факт, что до 1792-го года наполнение производилось из очищенного от семян хлопка, говорит о том, что у владельцев или производителей изделий были рабы, которые занимались очисткой хлопка, то есть эти люди были богаты. Лоскутные изделия, произведенные в период с 1800-го по 1840-й, с применением очищенного хлопка, скорее всего принадлежали южанам.
• До 1813-го не было хороших зеленых красок – сделанный с помощью смешивания голубого и желтого, зеленый цвет быстро вымывался и оставлял исходный оттенок. После, были придуманы более совершенные красители, но надежный способ окраски в зеленый, Элайзарин Грин (Alizarin Green), был изобретен только в 1865-м году.
• В начале 19-го века пэчворк приобрел большое значение. Примерно с 1830-го, изображения образцов лоскутной техники постоянно печатались в американских журналах, например, Книга для Хороших Хозяек (Godey’s Lady’s Book).
• Лоскутные изделия, произведенные после 1835-го года, отражают тенденцию: возросло количество недорогих хлопковых тканей. Применялось меньшее количество красок для отдельных тканей, но более популярными стали неожиданные и яркие сочетания цветов.
• После 1850-го ткани стали доступными по цене, и в это время, впервые, женщины покупали обрезы специально для лоскутных изделий. Создавался дизайн работы, планировалась цветовая схема.
Среди различных групп жителей в Америке распространялись различные традиции. Две из них описаны ниже, так как они сообщают важную информацию о развитии техники пэчворк.
В эпоху протестантской реформации (Protestant Reformation), примерно 255 лет назад, радикальные лидеры объявили о своем недовольстве традиционной церковью. Преследуемые из-за веры, они были названы Анабаптистами (Anabaptists). Гонимые в Европе, анабаптисты основали поселение в Пенсильвании, в Америке, около 1700-го года, в честь основного лидера группы, Мено Симона (Meno Simons), названное Менонит (Mennonite). Это были простые люди, которые жили очень изолированно от своих соседей. Основой их жизни было соблюдение законов, обязанностей, самоотречение.

Интересно, что именно лоскутные изделия свидетельствовали об их укладе жизни, культуры, закрытой от остального мира. Работы были сделаны из цельных кусков ткани, окрашенных в яркие, светлые тона, которые сочетались в незатейливом и простом дизайне. В кусочке размером примерно 3 сантиметра сочеталось 8-10 швов.

В 1693-м, один из членов сообщества, Якоб Оман, подверг сомнению устои церкви Менонитов. Он покинул общину, взяв с собой множество последователей, с которыми было создано новое поселение, названное Эмниш (Amish). Чтобы избежать преследований и смерти, в 1727-м году группа эмигрировала из Германии в Графство Ланкастер в Пенсильвании, привлеченная обещанием земли и религиозной свободы. Эмнишы (Amish people) продолжали изготавливать лоскутные изделия из строгих геометрических кусков, например, Солнечный свет и Тени (Sunshine and Shadows), Бриллиант в квадрате (Diamond in a Square).

Он использовали основные цвета в необычных сочетаниях. Баланс света, средних и темных тонов был очень важен, а образы, созданные в работах – очень символичны. Эмниши жили в строгости, без современных удобств, таких как электричество, машины. Однако, некоторые достижения они использовали, сообщая, что они не противоречат их кодексу и религии; например, швейные машинки, с помощью которых сшивались лоскутные изделия после 1860-го года.
В 19-м веке менялся стиль жизни и условия, которые становились в Америке проще. Промышленная революция постепенно привела к снижению доли ручного производства и ручного шитья. Символы лоскутных работ стали очень тонкими и глубокими. Со временем, производство таких изделий стало больше искусством, удовольствием, нежели чем необходимостью. Многие работы делались специально к определенным событиям, как подарки.

После 1875-го в моду вошли лоскутки из белых тканей, которые получили название Марселла и Марсельеза (Marcella or Marseilles). Они производились из жаккарда и создавали ощущение цельности материала. Иногда, в такой технике изготавливалась подкладка для изделия. Стали очень популярными лоскутные изделия в стиле Викториан Крейзи (Victorian Crazy), изготовленные из шелков, бархата с использованием вышивки. Они стали полным противопоставлением традиционным изделиям, так как не имели никакой функциональности и служили только для украшения. Когда появились фабричные одеяла и махровые ткани, в ручном производстве лоскутных одеял больше не было необходимости, до такой степени, что знание и применение технологий такого рода стали признаком бедности.
В годы депрессии, лоскутная технология в Америке возродилась, но ненадолго. В 1960-м интерес к производству изделий в стиле пэчворк возник во многих странах. Подобные навыки пропагандировались как рукоделие, главным акцентом стал дизайн, качество работы, новые технологии сочетания лоскутков.

Сегодня, приверженцы этого вида искусства используют основные, традиционные технологии, адаптируя их к современным – например, машинной обработке изделий и способу формирования лоскутков. Они подчеркивают, что эта работа имеет глубокие корни и оказала свое влияние на эволюцию.

Очаровательное одеяло из американского хлопка руками мастерицы по пэчворку — мой любимый МК от Донны Джордан | Творческие будни

13 апреля состоялся мой дебют в пэчворке [или в лоскутном шитье, как привыкли называть этот вид рукоделия у нас в России]. О том, кто подтолкнул меня на такой эксперимент, я рассказала в другой статье.

Если честно, мне больше нравится название «пэчворк», чем «лоскутное шитьё». Кажется, «лоскутное шитьё» слишком уж простовато звучит для такого завораживающего вида рукоделия.

Ну, в любом случае это только моё мнение. Ваше мнение может отличаться от моего, и оно тоже имеет право на существование.

Фото взято из Интернета. Американский хлопок

Фото взято из Интернета. Американский хлопок

Для занятия пэчворком, как оказалось, нужно очень много времени — и не только времени. Если подходить к этому виду рукоделия серьёзно, то тогда отнюдь не лишним будет выбрать ткани получше, поярче и попрочнее, чем ткани нашего производства.

Да, теперь я уверена, что лучше американского хлопка ничего для пэчворка не придумаешь.

Фото взято из Интернета.

Фото взято из Интернета.

Так как я всю жизнь занималась и занимаюсь семейным швейным производством, то и времени на занятия пэчворком я толком не смогла найти. Хотя это занятие мне очень нравится. И я уверена, что в будущем я всё-таки сделаю пэчворк своим хобби.

А пока я просто смотрю МК на TouTube канале американской мастерицы Донны Джордан и восхищаюсь её умением с таким усердием делать свою работу.

Фото взято из Интернета. Процесс нарезки полос роликовым ножом

Фото взято из Интернета. Процесс нарезки полос роликовым ножом

Она занимается бизнесом со своей семьёй, как и мы. Только у них магазин тканей и наборов для пэчворка, а у нас — производство одежды для новорожденных. И в семье их четверо: мама, папа, дочка и сын. Нас же в семье пятеро: мама, папа и три лапочки-дочки. Да, ещё одно очень большое отличие: мы работаем в России, а они — в Америке.

От видео, где Донна занимается пэчворком вместе со своим мужем Мэттью, невозможно оторвать взгляд. Даже не зная английского языка, их МК можно понять без проблем.

Фото взято из Интернета. Процесс простёгивания одеяла

Фото взято из Интернета. Процесс простёгивания одеяла

Совсем недавно они выпустили новое видео МК по пошиву одеяла из американского хлопка нежных расцветок, и я опять не смогла не посмотреть его от начала до конца. Теперь, конечно, жду не дождусь выходного, чтобы попробовать нашить таких сердечек.

Фото взято из Интернета. Два вида квадратов: с сердечками и с треугольничками

Фото взято из Интернета. Два вида квадратов: с сердечками и с треугольничками

Только вот, к сожалению, американского хлопка у меня нет, так что буду делать квадратики из тех тканей, которые в наличии).

Фото взято из Интернета. Очень милые, нежные, но в то же время и сочные расцветки тканей

Фото взято из Интернета. Очень милые, нежные, но в то же время и сочные расцветки тканей

Я обратила внимание на способ кроя и сборки этих квадратиков. Технология мне очень понравилась, поэтому хочу повторить её на любых кусочках ткани: лишь бы запомнить, как это делается. Описывать здесь технологию сборки я не буду, а вот видео советую Вам посмотреть.

Фото взято из Интернета. Вот из таких квадратиков с сердечками внутри собрано одеяло

Фото взято из Интернета. Вот из таких квадратиков с сердечками внутри собрано одеяло

Тому, кто только хочет заняться пэчворком, тоже советую хоть иногда посещать канал американской рукодельницы, думаю, Вы не пожалеете.

Фото взято из Интернета. Вторая сторона одеяла

Фото взято из Интернета. Вторая сторона одеяла

Во-первых, у неё всегда есть новые идеи, во-вторых, смотреть на то, как Донна сшивает изделия в технике пэчворк, — одно удовольствие).

Фото взято из Интернета. Одеяло перед простёгиванием

Фото взято из Интернета. Одеяло перед простёгиванием

Фото взято из Интернета. Готовое одеяло от Донны Джордон

Фото взято из Интернета. Готовое одеяло от Донны Джордон

А вдруг кто-то из Вас посмотрит и тоже понемногу станет учиться у опытной рукодельницы заниматься пэчворком.

Ну и пусть сейчас времени не хватает). А вдруг дальше появится больше свободного времени в жизни? Тогда мы уже с Вами будем знать главные принципы пэчворка, останется только начать творить!

Если Вам понравилась эта статья, не забудьте поставить 👍 и подписаться на наш семейный канал «Творческие будни»! Также заходите на каналы других проектов нашей семьи:«Каролька и Васька», где рассказываем о нашей семье,«INNAFORY» — канал моих дочерей о Корее, «О. благородные рукодельницы» — канал моей средней дочери об интересном в рукоделии.
— Любовь, мама семейства, у которого не бывает серых будней.

Чем пэчворк отличается от квилтинга


Лоскутное шитье, пэчворк, квилтинг, текстильная мозаика – все это виды рукоделия, которые основаны на одном принципе – создание единой композиции из отдельных лоскутков. С помощью этих рукоделий можно создавать очень оригинальные предметы гардероба, модные аксессуары и текстиль для интерьера.

Старые бабушкины одеяла из лоскутков на долгое время были забыты. И только благодаря талантливым мастерицам из разных стран лоскутные работы вновь вернулись и заиграли новыми красками. Сегодня почти в каждом модном сезоне вы можете увидеть одежду, созданную на основе лоскутного шитья, или ткани, принт которых великолепно имитирует эту технику.


Missoni и 2 фото Etro.
Стиль пэчворк и имитация в модных коллекциях.

Многие виды рукоделия, которые подразумевают лоскутное шитье, имеют разные названия. Но сегодня вспомним одну из техник лоскутного шитья под названием – квилтинг. Американские женщины утверждают, что именно они впервые применили эту технику. Квилтинг – это стеганое полотно, созданное из лоскутков.

Немного из истории квилтинга


Лоскутным шитьем занимались многие народы с древних времен, поэтому до сих пор американским женщинам приходится доказывать, что именно они стали основательницами квилтинга. Известно, что стеганая многослойная одежда создавалась в далекие времена и в Японии и Китае.

Технология шитья из лоскутков существовала в XV в. в Италии. В каждой стране были подобные виды рукоделия, ведь невозможно назвать то место на Земле, где жили бы все сыто и счастливо, а поэтому многие женщины старались в своем хозяйстве экономить, бережно сохраняя лоскутки ткани, чтобы в случае необходимости что-то сшить для себя или членов своего семейства.

Даже в таком государстве, как Англия, когда на красочные индийские ткани возросли цены, женщины стали ценить каждый кусочек. Но не будем оспаривать первенство американских женщин в создании квилтинга и пэчворка. Пусть они утверждают, что это именно их народное творчество. Каждый народ привносил в рукоделие свою технику, свое видение красоты.


Стиль пэчворк и имитация

Отличие стилей пэчворка и квилтинга


Пэчворк и квилтинг – это лоскутное шитье. Однако между ними есть разница. Пэчворк заключается в соединении разноцветных лоскутков из текстиля или вязаных трикотажных в цельное полотно. Чаще всего пэчворк выполняется в один слой.

Квилтинг включает в себя не только лоскутную технику, но и вышивку, аппликацию, а главная особенность квилтинга – различного вида стежки. Квилтинг отличается также своей объемностью и многослойностью. Простеганная поверхность изделия декорируется применением разных видов шитья. Готовые работы, выполненные в этой технике, называют квилтами.


Квилтинг

Пэчворк рассматривается как отдельная техника шитья, а квилтинг – это сочетание сразу нескольких техник. Иначе говоря, пэчворк отличается от квилтинга более узкой направленностью. Суть пэчворка заключается в создании красивого полотна из множества различных фрагментов, которые могут отличаться формой, размерами и расцветкой.

Формы фрагментов могут создавать орнамент, а могут иметь хаотичное соединение. Для получения тех или иных результатов в пэчворке существуют специальные методики, которые раскрывают последовательность расположения лоскутков материала.

Пэчворк является лишь компонентом квилтинга. В квилтинге лоскутки также создают рисунок или орнамент, но кроме этого квилты могут содержать вышивку, аппликацию и обязательно стежки, которые могут быть сами по себе декоративными, создавать причудливые узоры. Именно стежки соединяют все слои изделия. Quilting — сшивание, простёгивание.

Изделия-квилты всегда получаются объемными и мягкими за счет «воздушной» прослойки, например, из синтепона. Прослойка помещается между верхним и нижним слоями изделия. В технике пэчворк вещи не всегда бывают объемными.

Есть еще одна разница между пэчворком и квилтингом, пэчворк бывает вязаным. Фрагменты в этом случае создаются и соединяются между собой с помощью крючка или спиц. И так сделаем вывод и посмотрим на красивые квилты, созданные руками мастериц.

Чем пэчворк отличается от квилтинга

Пэчворк
Отдельная техника
Создание полотна из фрагментов
Изделие не всегда объемное
Может быть вязаным

Квилтинг
Сочетание различных техник
Обязательно выполняется выстегивание
Изделие всегда объемное


Фото сверху — Balmain
Фото снизу — BCBG Max Azria


Пэчворк : Пэчворк — история появления

Начало искусства лоскутного шитья очень сложно проследить в истории. Путь пэчворка хорошо заметен со средних веков. Ведь ткань не долговечна. Примеры из Европы, Индии, Дальнего Востока можно увидеть в музеях. Но стежка также практиковались в Персии, Туркестане, Африке. 

Но о том, что это искусство су­ществовало уже в IX веке до нашей эры, свидетель­ствует экспонат, хранящийся в BOULAK-MUSEUM в Каи­ре. Это лоскутное одеяло вы­полненное в технике аппли­кации египетскими женщинами. Сохранились так же мозаичные ло­скутные работы, изготовлен­ные в Индии в VI — VII вв н.э.

Увлекательное рукоделие, шитье из лоскутов, всегда практиковалось и на территории Киевской Руси. Однако особую популярность оно приобрело во второй половине XIX века. Во многих городах в это время наладился выпуск замечательных тканей: узорных ситцев, ярких сатинов, бязей, миткалей и т.д., весьма доступных рядовым покупателям. Купцы торговали материей даже в самых отдаленных северных уголках. Да и крестьяне все чаще отправлялись в город за покупкой отреза для желанной обновы. Ценился каждый кусочек от раскроенных тканей.

Отсюда и «дерюжки» и «ляпачихи».

  • Длинные ленты из обрезков вставляли в челнок и ткали полосатые напольные дорожки, называемые в народе «дерюжки». 
  • Живописностью славились «ляпачихи» —  покрывала с густым, мохнатым ворсом из обрезков тканей, заправленных в основу. 

Как отдельный вид изысканных произведений, была очень развита стежка.  В Историческом музее (Москва) хранятся великолепные стеганые атласные одеяла и юбки второй половины 18 века. 

Детское одеяло 18 век, Москва

Одеяло 18 века — простегано льняными нитями по алому атласу, Москва

Одеяло 18 век — простегано шелковыми нитками по зеленому атласу, Москва 

На фото, одно из лучших по декоративному решению одеяло. Выстегано узором в стиле рококо. Сложный орнаментальный рисунок из ломаных линий, решеток, пучков волн и рокайлей передан вышивальщицей с высоким профессиональным мастерством.

Словно в веселом вихре, переплетаются и сталкиваются разнообразные узоры.

Слово «quilt» ( «одеяло»), впервые был использовано в Англии в 1200, и соединяется с латинским слово «cucita» означает, валик или подушку. 

Одеяло «Солнечные часы», Англия 1797, наиболее известное в коллекции музея V&AЦентральная часть одеяла

Первые стежки были использованы в средневековых покрывалах, которые часто становились семейными реликвиями. Стегание применялось в производстве одежды: для декора и утепления.  Она также используется для защитной одежды, такие как телогрейки под броню, чтобы сделать ее более удобной. Бедные воины не могли позволить себе позволить себе металлическую броню, потому стежкой особо уплотняли защиту. Наибольшая популярность этого искусства в  Европе начинается с 17 века. 

В моде шелковые стеганые штаны и дублеты, которые носили богатые придворные. А так же  юбки, жакеты и жилеты.

Как правило это было мужским ремеслом. И не только в Англии, но и в Африке. 

Первые европейские поселенцы привез­ли с собой в Америку свое мастерство. Оригиналь­ные американские работы в технике пэчворка появляются в XVIII веке. Сохраненные работы, являются документальным свидетельством истории Америки и изобретательности поселенцев.

«Log Cabin Village» исторический музей, Техас

Если на родине ирландцы набивали стеганые одеяла грубой овечьей шерстью, то в Америке для этой цели стали использовать бумагу, листья кукурузы и все то, что могло придать изделию объем.

Во время Гражданской войны между Севером и Югом женщины из южных штатов шили пледы и подушки из лоскутков для своих мужчин-воинов. Скарлетт из «Унесенных ветром», была увлечена подборкой заплаток из разных тканей.

Этим рукоделием заставляла заниматься нужда. Трудолюбие женщин превращала старые вещи в неповторимые работы, которые путешествовали с ними по всему миру, согревая в повозках и палатках, украшая не слишком богатые дома. Постоянно совершенствуя этот вид рукоделия, женщины утверждались не только в умении шить, но и в способности к художественному творчеству.

В этот период зарождается символика пэчворка: так, например, свадебное покрывало с мотивом перекрещивающихся обручальных колец, рисунок с тюльпанами, скопированный с декора керамических изделий, чайный лист, напоминающий об Англии, бревенчатый домик и т. д.

Уже в XIX веке это искусство достигает здесь своего расцвета и стало частью американской культуры. Лоскутные одеяла, настенные панно ши­ли повсеместно и индейцы, и белые поселенцы, они были непременной частью придано­го.

Позже к этим работам стали относиться, как прикладному искусству, стали коллекционировать. Хранящиеся сейчас в музе­ях Европы квилты индейцев Америки — стеганые одеяла и настенные панно в технике пэчворка поражают тон­костью работы, подбором цве­та и формы.

Лишь немногие музеи ми­ра могут похвастаться постоянной экспозицией древних и современных квилтов. В Евро­пе их всего два: один из музеев Цюриха и Музей текстиля Макса Берка – Textilmuseum Max Berk — в Гейдельберге.

  • Музей основан немецким промышленником Максом Берком и существует на средства, оставленные им по завещанию. В экспози­ции представлены древние индейские лоскутные одея­ла и настенные панно, сде­ланные вручную, в те вре­мена, когда еще не было электричества, не было машин, когда собствен­норучно красили мате­риал. Они производят неизгладимое впечатле­ние богатой гаммой цве­тов, точностью подбора лоскутов, порой очень непростой формы, тонким шитьем.

Сегодня самые модные мотивы на изделиях черпаются в подражании тем работам.

Ильзе Грининжер, панно «Застывшее движение»

Творчество не имеет границ, и современный пэчворк с характерной символикой отражает новое восприятие в новых линиях и создает новые сюжеты. Для многих женщин рукоделие стало большим, чем хобби.

Ведь это не просто рукоделие — это игра с формой и цветом, это творчество и ре­месло, требующее мастерства, это сочетание традиции и со­временного дизайна.

В то же время оно доступно буквально всем, не требует больших затрат и каких-либо особых ма­териалов.

Все зави­сит прежде все­го от фантазии и рук мастерицы и, конечно же, вкуса.

Современные работы, широко представленные в музеях, это чаще всего на­стенные панно, сложные и ценные произведения искус­ства.

 Эрика Одемер панно «Глобус» — 1 премия на Международной выставке

Возможно именно просве­тительская работа музеев, ор­ганизация выставок, обраще­ние к этой технике художни­ков по текстилю, способство­вали возрождению этого вида искусства в наши дни. Так или иначе, но искусство лоскутного шитья в последние десятилетия получило самое широкое распространение. Появилось много школ, в ко­торых обучаются пэчворку или получают профессиональ­ное образование. Издано множество вдохновляющих книг и журналов.

Ремесло продолжает жить и привлекать все большее количество поклонников. Не только домашние рукодельницы, но и профессиональные художники создают в этой технике панно, ковры, модели одежды.

Материал подготовила Герасимова София, P.S. Стряхнем пыль со швейных машинок?

Куртка»Пэчворк» | ForMyDogs

РазмерСпинаГрудьПорода
A035 см55 смВЕСТ ХАЙЛЕНД УАЙТ ТЕРЬЕР, ШОТЛАНДСКИЙ ТЕРЬЕР
A130 см50 смМОПС, ФРАНЦУЗСКИЙ БУЛЬДОГ
A235 см55 смМОПС, ФРАНЦУЗСКИЙ БУЛЬДОГ
A340 см60 смАМЕРИКАНСКИЙ КОКЕР СПАНИЭЛЬ, АНГЛИЙСКИЙ КОКЕР СПАНИЭЛЬ, БИГЛЬ, ЦВЕРГШНАУЦЕР, НЕМЕЦКИЙ ШПИЦ СРЕДНИЙ, ШЕЛТИ, ФОКСТЕРЬЕР
B140 см70 смБУЛЬТЕРЬЕР, АМЕРИКАНСКИЙ СТАФФОРДШИРСКИЙ ТЕРЬЕР, ИРЛАНДСКИЙ МЯГКОШЕРСТНЫЙ ПШЕНИЧНЫЙ ТЕРЬЕР, КЭРРИ БЛЮ ТЕРЬЕР, ШАР ПЕЙ, КОЛЛИ
B245 см75 смБУЛЬТЕРЬЕР, АМЕРИКАНСКИЙ СТАФФОРДШИРСКИЙ ТЕРЬЕР, ИРЛАНДСКИЙ МЯГКОШЕРСТНЫЙ ПШЕНИЧНЫЙ ТЕРЬЕР, КЭРРИ БЛЮ ТЕРЬЕР, ШАР ПЕЙ, КОЛЛИ
B350 см80 смБУЛЬТЕРЬЕР, АМЕРИКАНСКИЙ СТАФФОРДШИРСКИЙ ТЕРЬЕР, ИРЛАНДСКИЙ МЯГКОШЕРСТНЫЙ ПШЕНИЧНЫЙ ТЕРЬЕР, КЭРРИ БЛЮ ТЕРЬЕР, ШАР ПЕЙ, КОЛЛИ
C155 см75 смЛАБРАДОР РЕТРИВЕР, ЗОЛОТИСТЫЙ РЕТРИВЕР, СИБИРСКИЙ ХАСКИ, ДОБЕРМАН, БОКСЕР, АКИТА, АВСТРАЛИЙСКАЯ ОВЧАРКА
C260 см80 смЛАБРАДОР РЕТРИВЕР, ЗОЛОТИСТЫЙ РЕТРИВЕР, СИБИРСКИЙ ХАСКИ, ДОБЕРМАН, БОКСЕР, АКИТА, АВСТРАЛИЙСКАЯ ОВЧАРКА
C365 см85 смЛАБРАДОР РЕТРИВЕР, ЗОЛОТИСТЫЙ РЕТРИВЕР, СИБИРСКИЙ ХАСКИ, ДОБЕРМАН, БОКСЕР, АКИТА
D170 см95 смДОБЕРМАН, БОКСЕР, ЧЕРНЫЙ ТЕРЬЕР, АМЕРИКАНСКИЙ БУЛЬДОГ, БУЛЬМАСТИФ
D275 см100смРУССКИЙ ЧЕРНЫЙ ТЕРЬЕР, БУЛЬМАСТИФ, КАНЕ-КОРСО, НЕМЕЦКИЙ ДОГ
D380 см116смЧЕРНЫЙ ТЕРЬЕР, МАСТИФ, НЕМЕЦКИЙ ДОГ, СЕНБЕРНАР, НЬЮФАУНДЛЕНД

лоскутное шитье подушки, идеи, схемы, фото

Многим хочется регулярно вносить обновления в дизайн интерьера, и один из таких вариантов — сделать подушки пэчворк. Из этого материала вы узнаете об особенностях этой техники, популярных схемах и тканях. В конце покажем мастер-класс, как изготовить такую подушку.

Особенности техники

Эта техника предполагает использование лоскутов нескольких видов тканей. Благодаря применение разных материалов она позволяет создавать в дизайне помещения уникальные узоры. Например, пэчворк «Русский квадрат» проста для освоения. В центре находится квадрат, к каждой стороне необходимо пришить несколько треугольников.

Подушка по схеме «Набор треугольников» https://masteridelo.ru

Популярные схемы

Лоскутное шитье интересной подушки обладает разными вариантами для опытных и только постигающих это мастерство.

Схемы для новичков:

    • «Американский квадрат». По центру находится фигура, которую по спирали окружают различные прямоугольники. Они отличаются по длине, зато ширина похожая.
Схема «Американский квадрат» https://masteridelo.ru
  • «Двойной квадрат». Равнобедренные треугольники лежат в его основе.
  • «Набор треугольников». Его делают из кусочков ткани различной фактуры и цветовых оттенков. Треугольники последовательно сшиваются в нужном порядке.

Схемы для опытных, если вы желаете сделать диванные подушки в стиле пэчворк своими руками:

    • «Мельница». В таком варианте квадратики с треугольниками всевозможных размеров превосходно совместно сочетаются.
Схема «Мельница»
  • «Алмаз». В схеме преобладают четырехугольники и пятиугольники. В результате создается 6 шаблонов.
  • «Барджелло». Полоски ткани сшиваются таким образом, чтобы создавать ощущение движения. В результате появляются различные изгибы и волны.

Необходимые ткани

При выборе ткани учитывайте размеры вашего изделия. Чем больше размер, тем больше должен быть материал. В качестве основной ткани для пэчворка обычно используется подкладочная с добавлением синтепона или холлофайбера, в зависимости от наполнителя.

Материал должен соответствовать следующим критериям:

  • долговечной;
  • подходящей к общему стилевому направлению текстиля;
  • экологически чистой.

Допускается использовать текстиль любых видов. Среди лидеров можно назвать хлопок, так как он обладает оптимальной плотностью, легко сшивается, не линяет и не расползается. Также используют шёлк, лён (если вы решили сделать выбор в сторону экологичности), драп и некоторые другие материалы. Например, джинса, пэчворк из которой выглядит очень креативно.

Мастер-класс: как сделать подушку в такой стилистике

Мы рассмотрели выше разные пэчворк подушки. Идеи, что можно сделать, могут исчисляться сотнями. Здесь покажем изготовление популярного блока «Русский квадрат».

Ткани и материалы

Вам понадобятся:

  • линейка;
  • бумага;
  • простой карандаш;
  • ножницы;
  • швейная машинка;
  • нитки;
  • утюг;
  • ткань в нескольких расцветках.

Этапы создания

    • Этап №1.Сначала заготовьте выкройки. В центре находится квадрат, за ним по границам идет 5 полосок. Они состоят из 4-х треугольников, которые получаются из квадрата, разрезанного по диагонали. Размеры центрального — 6,5×6,5 сантиметров. Габариты квадратов для треугольников — 7, 9 и 11 сантиметров.

    • Этап №2.Первоначально сшейте розовый квадрат в центре и треугольниками синих и белых оттенков. Чтобы это сделать, сложите внешними сторонами кусочки и совместите центр треугольника и сторону квадрата. Далее проложите строчку и аналогичным образом пришейте остальные треугольники.

    • Этап №3.Расправьте элементы и отпарьте с помощью утюга. У вас будет новый прямоугольник, который нужно выровнять. Чтобы получилась нужная форма, все лишнее следует обрезать.

    • Этап №4.Пришейте новые треугольники больших размеров к получившемуся прямоугольнику. Проделайте вышеописанные действия.

Когда вы завершите все этапы, вышивка для наволочки будет готова. Ее размеры составят 32×32 сантиметра. Изделие можно положить на стул либо диван.

Другой вариант подушки в технике пэчворк в данном видео:

Заключение

Как видно, изготовить подушки в интересном стиле пэчворк по силам даже начинающим. Достаточно быть терпеливым и иметь фантазию.

Автор статьи

Редактор сайта Мастер и Дело https://masteridelo.ru, изучаю русскую культуру, традиционные ремесла, народные промыслы и рукоделие. Люблю: печворк, бисероплетение, роспись и др. для связи: https://vk.com/helenlada

Написано статей

Вконтакте

Facebook

Twitter

Pinterest

Одноклассники

История пэчворка.

Виды пэчворка история пэчворка

Главные традиции этого искусства зародились среди американских переселенцев. В семидесятые годы пэчворк и стежка пережили в США свой ренессанс. Сначала было модно копировать традиционные узоры, формы и цвета стеганых одеял. В настоящее время специализированные магазины предлагают множество самых различных материалов, книг и журналов по этой технике. Кроме того теме пэчворка и стежки посвящаются выставки, создаются кружки и открываются специализированные «шопы».

В Европе это искусство тоже превратилось в популярное хобби. Узоры дорабатываются, изменяются или составляются заново. В наше время благодаря огромному выбору материалов, красок, форм и новых технологий в этом виде искусства можно без труда реализовывать свои творческие фантазии. Если раньше лоскутные стеганые одеяла были признаком простоты, если не бедности интерьера, то теперь пэчворк и килт превратились в своеобразный вид искусства. Особенно красивые произведения — впечатляющие по разнообразию и оригинальности материалов, форм, структур и цветовых сочетаний — принято вешать на стены как картины или ковры.

История пэчворка восходит к очень отдаленным временам. Так в музее Булат в Каире выставлен образец орнамента, датированный 980-м годом до нашей эры и выполненный из кусочков кожи газели одной тональности. В Токийском музее костюмов представлена одежда периода Майома Эдо (15б9 — 1867), украшенная узорами из кусочков различной ткани. Б IV — IX веках н.э. паломники, совершавшие восхождение к храму (пещера тысячи Будд, находившаяся на древнем шелковом пути), оставляли там кусочки своих одежд. Из этих многочисленных оставленных кусочков служители храма делали ковер, напоминавший о паломничестве множества людей. Ковер этот был обнаружен лишь в 1920-м году археологом сэром Артуром Штейном.

Необычайно красивый декоративный покров хранится в Петсамском монастыре (ХIХ век), выполненный в мягких тонах Востока и таинственной Византии. В мае 1540-го года Катерина Ховард, одна из жен Генриха VIII Английского получила 23 килта из королевского гардероба в знак благоволения короля перед свадьбой.

В Лондонском музее одеял хранятся великолепные изделия, выполненные женами первых поселенцев в Америке.

Очень живучий на Востоке, пэчворк пришел в Европу, вероятно, после крестовых походов, когда рыцари привозили из Палестины трофейные флаги, знамена, ковры, выполненные в этой технике и необычайно красивые.

Но в Европе техника эта распространялась очень медленно и хорошо оправдывает свою этимологию «сделанный из кусочков ткани и … труда».

Когда в XVIII веке в Северную Америку стали прибывать эмигранты из Англии, Голландии и Германии, они оказались по прибытии в весьма бедственном положении. Денег не хватало даже на покупку новой одежды или ткани для нее. Стоит вспомнить, что в те отдаленные времена путешествие из Старого Света в Новый занимало достаточно много времени!

Но женщины нашли выход из положения. Хорошие куски от старой одежды складывались в мешки, а позже, собравшись вместе, из них шили одежду, одеяла, покрывала, коврики и т.д. Подобная работа объединяла людей, оторванных от родного крова, от своих корней. А возникший энтузиазм, вдохновение, позволяли создавать подлинные шедевры. Ведь жены английских пуритан, прибывших на берега Америки, привезли с собой не только любовь к уюту и мастерство вышивки, известной в Англии уже в XIII веке, но и умение экономить.

Здесь, в Америке, родился «килт». Первоначально это слово обозначало одеяло, выполненное из лоскутков и простеганное с утепленной прокладкой. Затем словом «килт» стали называть все изделия, выполненные в этой технике.

С килтом были связаны разнообразные традиции. Так, например, приданое девушки обязательно должно было включать 12 изделий, выполненных в технике «килт». Тринадцатое изделие начинали делать во времена помолвки, а заканчивали перед свадьбой.

Выходцы из Голландии предпочитали свободный растительный цветочный узор. (Ох, уж эти великолепные тюльпаны!). Каждое графство в штате Северная Каролина имеет свой непохожий на другие орнаменты.

И ни с чем не спутаешь английский узор из шестигранников и особую, английскую, технику соединения их в единый узор. Народ эмиш, как и мениониты, предпочитали естественный и простой стиль. Их килты представляют энергичные геометрические рисунки интенсивных тонов и покрыты плотной сеткой килтинга.

Постепенно пэчворк становится выражением американского народного искусства, появляются различные правила, модели, типы и способы. Традиции пэчворка не только не канули в Лету, но во многом благодаря миссионерам проникли в Азию, Канаду, Австралию, Индию, на Гаити, на Гавайи. Однако. И повсюду он начал приобретать сугубо национальные черты.

Вот почему можно говорить о пэчворке гавайском, канадском, австралийском, итальянском, индийском, южно-американском и т. д. Каждому из них свойственна особая техника, правила и способы выполнения.

Депрессия 30-х годов в США не способствовала занятию творчеством пэчворка — килтинга. Не было ткани и во время второй мировой войны, но продукты питания продавались в мешках из хлопчатобумажных тканей. Мешки распарывали и получали большие куски ткани. Из одного такого пищевого мешка можно было сшить детское платье, а из двух — уже платье для взрослого.

После войны искусство пэчворка стало затухать. Новая волна интереса к технике пэчворка — килтинга связана и с технологическим подъемом последних трех десятилетий и развитием культуры. С 1970-го года пэчворк стал популярен в Британии и Европе.

Пэчворк требует творческого подхода и вкуса. Его изготовление занимает немало времени. Наверное, именно поэтому он является наилучшим противоядием от тех неприятностей, которые нам уготовил внешний мир. Но не станем забывать, что это творчество до того, как превратиться в досуг, было наилучшим способом экономии — использование самых разнообразных кусочков ткани для создания изделий.

Требуется большое терпение, чтобы научиться этому творчеству, необходимо освоить многие технические приемы. Ведь никакой яркий и разнообразный рисунок не скроет плохой стежок и неаккуратную работу. Лишь с опытом приходит мастерство, достигается гармония рисунка. Лишь научившись техническим приемам, вы обретете подлинную свободу’ творческого самовыражения.

Статья предоставлена сайтом Озорные лоскутки

Редакция жжет (((
«Здесь, в Америке, родился «килт»» (С) Хосподи, кто ж автор этой статейки!
Килт — это юбка, часть традиционного мужского шотландского костюма.
И насчет переселенцев автор погорячился тоже.
Квилтинг, квилт от английского quilting, quilt — стегать, стеганый, стеганое одеяло и т.д.

2018-03-31, Rara Avis

Я тоже лоскутный шитьем в последний год увлеклась в мире шитья всё нужное покупаю, очень интеренсо было узнать о его истории. Мне кажеться вещи очень красивыми получаются, ну я по крайней мере стараюсб, чтобы так выходило, необычно уж точно.

2018-03-31, Павлова Марина

Извиняюсь, не обратила внимание на дату. Но тем не менее!

2018-03-31, Rara Avis

Всего 3 отзыва Прочитать все отзывы.

Amazon.com: американский пэчворк и квилтинг: подписка на журналы

Международные адреса: Подписки на журналы, предлагаемые на Amazon. com, могут быть отправлены только в пределах 50 Соединенных Штатов, адресов APO/FPO и протекторатов США. В настоящее время мы не можем обрабатывать журналы по другим направлениям. Пожалуйста, свяжитесь с издателем журнала для получения дополнительной помощи.

Когда ожидать первый выпуск: Подписки на журналы, заказанные на Amazon.com отправляются вам издателем журнала. Первый выпуск еженедельного журнала должен прибыть в течение 4-6 недель после вашего заказа. Первый номер ежемесячного журнала должен поступить в течение 6-10 недель, если не указано иное.

После размещения заказа на Amazon.com может пройти от одной до двух недель, прежде чем ваша подписка будет получена и запланирована издателем. Затем ваша подписка добавляется к следующему производственному циклу издателя и отправляется стандартной почтой. Например, если ваша ежемесячная подписка была заказана и получена издателем в ноябре, а декабрьский номер уже отправлен, ваш заказ может быть добавлен в январскую рассылку. Вы можете узнать больше информации, в том числе о том, как связаться с издателем по поводу вашей подписки, в диспетчере подписки на журнал Amazon.

Продление подписки: Если вы заказываете продление на то же имя и адрес, что и текущая подписка, издатель добавит заказ Amazon к вашей текущей подписке. Например, если у вас осталось 5 выпусков и вы добавили 12 через Amazon, теперь у вас останется 17 выпусков в вашей подписке. Обратите внимание, что дата истечения срока действия в диспетчере подписки на журнал не будет отображаться, если вы уже зарегистрированы у издателя.Мы будем работать с издателем, чтобы убедиться, что вы по-прежнему получаете все выпуски, оставшиеся в вашей подписке.

Периодичность публикации: Журналы, которые показывают «нерегулярную» доступность, — это те, которые не издаются в соответствии с регулярным графиком. Если вы разместите заказ на такой журнал, вы будете получать новые номера, как только они будут доступны.

AMERICAN PATCHWORK QUARTET – Центр культуры и искусств

МЕРОПРИЯТИЕ ОТМЕНЕНО

Четверг, 30 сентября 2021 г. , 20:00

Американский квартет пэчворка

СОБЫТИЕ ОТМЕНЕНО

American Patchwork Quartet (APQ) выполняет миссию по возвращению иммигрантской души музыки американских корней.Знаменитые артисты Фалу Шах (вокал), Клэй Росс (гитара/вокал), Кларенс Пенн (ударные) и Ясуши Накамура (бас) демонстрируют динамическое разнообразие современной культуры, переосмысливая вечные песни из прошлого Америки.

 

 

Информация о билетах:

СОБЫТИЕ ОТМЕНЕНО

 

Полная биография:

American Patchwork Quartet (APQ) выполняет миссию по возвращению иммигрантской души музыки американских корней. Знаменитые артисты Фалу Шах (вокал), Клэй Росс (гитара/вокал), Кларенс Пенн (ударные) и Ясуши Накамура (бас) демонстрируют динамическое разнообразие современной культуры, переосмысливая вечные песни из прошлого Америки.

Клэй Росс — артист, обладатель премии Грэмми и основатель группы Ranky Tanky, возглавляющей чарт Billboard. Уроженец Южной Каролины, Росс переехал в Нью-Йорк в 2002 году и с тех пор сотрудничал с такими разными артистами, как Грегори Портер, Сайро Баптиста, Snarky Puppy и Бобби Макферрин.Выиграв несколько грантов от Государственного департамента США, он гастролировал по всему миру в более чем 30 странах в качестве посла культуры.

Фалу Шах — артистка , номинированная на премию Грэмми, известная своей редкой способностью органично сочетать западные стили с огромным вокальным талантом, сформированным годами тщательного изучения джайпурской классической музыкальной традиции ее родного Бомбея, Индия. Фалу переехала в Соединенные Штаты в 2000 году, и ее последующая карьера привела к ряду громких совместных работ с Йо-Йо Ма, Вайклефом Джином, Филипом Глассом, Рики Мартином, Blues Traveler, A. Р. Рахман и др. Фалу была названа газетой Economic Times of India одной из 20 самых влиятельных индийских женщин в мире и получила награду Women Icons of India в Мумбаи. Она также выступала для президента Обамы в Белом доме.

Кларенс Пенн — трехкратный обладатель премии Грэмми , один из самых востребованных барабанщиков в мире, лидер нескольких групп, композитор, плодовитый продюсер и педагог. С 1991 года, когда он прибыл в Нью-Йорк, Пенн поставил свое уникальное сочетание мега-резкости, острого интеллекта и опрометчивой музыкальности на службу ошеломляющему количеству артистов из списка лучших, включая Уинтона Марсалиса, Бетти Картер, Стэнли Кларк, Майкл Брекер, Дэйв Дуглас и Fourplay.

Yasushi Nakamura — один из самых властных голосов на басу сегодня. Родившийся в Токио, он переехал в Соединенные Штаты в возрасте девяти лет и считает оба места своим домом. Накамура получил степень бакалавра джазового исполнения в музыкальной школе Беркли и получил полную стипендию в Джульярдской школе. В 2016 году Накамура выпустил свой первый альбом «A Lifetime Treasure», а в 2017 году его второй альбом «Hometown» был удостоен награды «Альбом года» по версии журнала JazzLife.

 

 

Американское пэчворк Алана Ломакса | Различные исполнители

Потрясающая коллекция музыки на двух пластинках, записанная во время последних полевых сессий Алана Ломакса в Америке с 1978 по 1983 год.Полностью забытый и недостаточно представленный период в истории американского фолка и блюза, этот альбом включает в себя легендарные выступления Р. Л. Бернсайда, Наполеона Стрикленда, Бойда Риверса, Томми Джаррелла и многих других, недавно обновленные и впервые выпущенные на виниле!

С 1978 по 1983 год Алан Ломакс и съемочная группа путешествовали по югу и юго-западу Америки, документируя их традиционную музыку — шахтеров, самогонщиков и первобытных баптистов в Кентукки; плоскостопие, струнные оркестры и пьемонтский блюз в Северной Каролине; Каджунские ковбои, скрипачи и зайдеко во франкоязычной Луизиане; и ансамбли флейты и барабана, квартеты евангелия, бывшие железнодорожные путеводители, погонщики мулов в лагерях на дамбе и исполнители довоенного блюзового круга в Миссисипи.

Эти кадры в конечном итоге составили около 350 часов и были отредактированы в сериале Ломакса «Американское лоскутное одеяло», который транслировался по американскому общественному телевидению в 1991 году. Но, учитывая строгость формы, сотни отдельных выступлений и захватывающих сцен остались незамеченными и неуслышанными.

В этом наборе собраны некоторые выдающиеся записи, сделанные Ломаксом в его попытке задокументировать последние остатки «местного окружения» в Миссисипи, Аппалачах и Луизиане. Интимные спектакли Р.Л. Бернсайд, Томми Джаррелл, Бойд Риверс, Наполеон Стрикленд и другие, недавно переработанные Тимоти Столленверком и никогда ранее не издававшиеся на виниле.

Альбом включает обширные заметки Натана Салсбурга из Архива Алана Ломакса.

выпущен 12 апреля 2021 г.

Составители Натан Салсбург и Сайрус Муссави
Трек-ноты Натана Салсбурга
Мастеринг: Тимоти Столленверк
Рисунок на обложке: Джо Лайт, Too Pretty, 1988 г.
© 2020 Estate of Joe Light / Общество прав художников (ARS), Нью-Йорк
Графический дизайн Гордона Эшворта
Производство обложки Дэна Фрида

Радикальное выстегивание Рози Ли Томпкинс

В 1997 году я вошел в Художественный музей Беркли и увидел ошеломляющее зрелище: набор из примерно 20 стеганых одеял, не похожих ни на одно из тех, что я когда-либо видел.Их необузданные цвета, неправильные формы и почти безрассудный выбор тканей свидетельствовали об огромной энергии, неумолимых амбициях и уверенности в себе великого искусства.

Это были созданные предметы, вышедшие за рамки квилтинга, с силой рисования. Это сделало их нарушающими канон и неявно подрывными. Они излучали ощутимый жар. Я ушел в состоянии шока — я знал, что меня мгновенно обратили, но я еще не знал, во что.

В памяти шоу превратилось в ликующую фугу маленьких квадратиков бархата глубоких оттенков драгоценных камней, танцующих без особого порядка, но безукоризненно организованных для полного эффекта. Моей первой мыслью был Пауль Клее, этакая любовь с первого взгляда, соблазнительная ручная работа и нефильтрованная доступность, только больше и сильнее.

Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Планеты сошлись: я случайно попал на первую персональную выставку Рози Ли Томпкинс, представителя одной из главных визуальных традиций страны: импровизационного лоскутного шитья афроамериканцев — особенно новаторской ветви искусства, восходящей к истокам. к африканскому текстилю и продолжает процветать.

Я понял, что работа Томпкинса

была одним из главных художественных достижений века, придав лоскутному шитью радикально новую артикуляцию и эмоциональную актуальность. Я чувствовал, что мне дали новый стандарт для измерения современного искусства.

Насколько я знаю,

Рози Ли Томпкинс был псевдонимом, принятым очень закрытой, глубоко религиозной женщиной, которая по мере того, как ее работа привлекала все больше и больше внимания, почти никогда не фотографировалась и не брала интервью.Она родилась Эффи Мэй Мартин в сельской местности Гулда, штат Арканзас, 9 сентября 1936 года. На момент показа ей был 61 год, и она жила в соседнем Ричмонде, штат Калифорния, к северу от Беркли.

На протяжении многих лет меня постоянно поражала работа, которая была одновременно строгой и инклюзивной. Томпкинс была изобретательным колористом, чье щедрое использование черного цвета добавляло серьезности ее усилиям. Она работала в нескольких стилях и на всех видах тканей, используя бархат — набивной, панированный, мятый — с великолепным эффектом, способным соперничать с масляной краской. Но она также была знатоком джинсовой ткани, искусственного меха, рваных футболок и тканей с принтами с лицами братьев Кеннеди, Мартина Лютера Кинга-младшего и Мэджика Джонсона.

Типичное лоскутное одеяло Томпкинса обладало оригинальной, неотразимой живостью. Одна из ее повествовательных работ была 14 футов в поперечнике, размером с небольшой рекламный щит. Он присвоил целые кухонные полотенца с фольклорными сценами, части мешка для корма и, что наиболее заметно, яркие жирные куски американского флага.Что еще? Кусочки вышивки, мексиканский текстиль, ткани с принтами танцоров фламенко и гоночных автомобилей, ярко-розовый батик, а спереди и по центру — слегка пошловатый гобелен с изображением Иисуса Христа. Это походило на карту плавильного котла американской культуры и политики.

Это одеяло 1996 года размером с небольшой рекламный щит состоит из фольклорного кухонного полотенца, кусков американского флага и серийного гобелена с изображением Иисуса. Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Джастин Т. Геллерсон для The New York Times

В то время как работы, подобные этой, относятся к поп-арту, другие обладают силой абстракции. Один из ее фирменных бархатных нарядов можно охарактеризовать как «неудавшуюся шахматную доску». Его маленькие квадраты черного и темно-зеленого, лаймового и синего цветов непрерывно скользят, создавая иллюзию непрерывного движения, как фрактальная модель журчащей воды.

Это поверхностное действие, как я обнаружил, отражало ее постоянную импровизацию: Томпкинс начала с того, что вырезала свои квадраты (или треугольники, или полосы) от руки, никогда не измеряя и не используя шаблон, и интуитивно меняла цвета, формы и размеры фрагментов ткани, делая ее композиции кажутся расширяющимися или сужающимися.В результате ее одеяла могли быть безумно подбоченились, пропитанные завораживающим притяжением различий и несоответствий, которые сообщали о страстном внимании и заботе.

«Я думаю, что это потому, что я так их люблю, что Бог позволил мне увидеть все эти разные цвета», — однажды сказала Томпкинс о своих лоскутных работах. «Надеюсь, они распространяют много любви».

То шоу в Беркли в 1997 году было моей первой ролью Рози Ли Томпкинс.Организованный Лоуренсом Риндер, главным куратором музея, он помог повысить ее репутацию за пределами мира стеганых одеял, сосредоточенного в Сан-Франциско и его окрестностях. В сентябре этого года еще больше людей переживут подобные моменты и почувствуют любовь, скрытую в ее выдающемся достижении, когда «Рози Ли Томпкинс: ретроспектива» — крупнейшая выставка художницы — снова откроет свои двери в Художественном музее Беркли для пробег до 20 декабря. (Он ненадолго дебютировал в феврале перед блокировкой коронавируса.) Веб-сайт музея в настоящее время предлагает надежную онлайн-витрину и 70-минутный виртуальный тур.

Эта выставка, снова организованная г-ном Риндером, директором музея до марта, вместе с Элейн Ю. Яу, куратором с докторской степенью, знаменует собой конец 35-летней саги. Хотя все началось с Эффи Мэй Мартин, в нее вошел маленький нервный коллекционер по имени Эли Леон, который встретил ее в 1985 году, влюбился в ее лоскутные одеяла и в лоскутные одеяла многих других афроамериканских творцов в Ричмонде и его окрестностях — и посвятил половину свою жизнь к приобретению и изучению, выставлению и написанию своих работ.

На бархатном лоскутном одеяле 1992 года зритель привлекает пристальное внимание извержением черного и белого (вверху справа) в поле насыщенных цветов и пятном маленьких зеленых и черных квадратов, обрамленных ярко-оранжевым цветом, стеганое одеяло внутри -стеганое одеяло (внизу слева). Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Шэрон Риседорф

Рози Ли Томпкинс росла старшей из 15 сводных братьев и сестер, собирала хлопок и шила одеяла для своей матери.В 1958 году она присоединилась к послевоенной фазе Великой миграции, переехав в Милуоки, а затем в Чикаго, в конце концов обосновавшись в Ричмонде, штат Калифорния, оживленном порту и верфи, которые стали местом назначения для тысяч афроамериканцев, переехавших с юга. многие принесли с собой уникальные аспекты сельской культуры.

Она изучала уход за больными и в течение следующих двух десятилетий или около того работала в домах для выздоравливающих, работа, которую она, как говорят, любила.За это время она вышла замуж за Эллиса Ховарда и развелась с ним, вырастила пятерых детей и приемных детей и начала шить одеяла для продажи на многих местных блошиных рынках вместе с другими товарами. У нее даже была распечатанная визитка с надписью «Сумасшедшие одеяла и подушки всех размеров». К концу 1970-х годов, согласно каталогу текущей выставки, она зарабатывала до 400 долларов в выходные на продажах и смогла бросить работу медсестры.

Блошиные рынки были раем для лоскутных одеял в 1970-х, 80-х и позже, местами, где необходимые материалы были в изобилии и дешевы: набивные ткани, ткани с вышивкой и блестками, отделка бисером, вязаные салфетки, вышивка, пуговицы, подержанная одежда, бижутерия — все это и многое другое Томпкинс включила в свое искусство.

Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Район также был раем для коллекционеров лоскутных одеял, одним из которых был Эли, родившийся в Бронксе в 1935 году и получивший психологическое образование, чьи коллекционерские инстинкты граничили с накопительством. Эли также работал графическим дизайнером, и где-то в конце 1970-х, после долгих лет скитаний по местным блошиным рынкам и распродажам всего, что ему нравилось, он сосредоточился на визуальной яркости лоскутных одеял, превратившись в ученого-самоучку. Он скромно жил в маленьком бунгало в Окленде, которое со временем было забито стегаными одеялами до стропил, за исключением его столовой и кухни. Это были зверинцы прошлого барахолки, артефакты народной культуры между двумя мировыми войнами — поделки, стаканы для молока, куклы, формочки для печенья, а также мясорубки, тостеры и эмалированные кастрюли — в основном в нефритово-зеленом цвете.

Примерно в 1980 году Эли обратил свой буравый взор на поиски афроамериканских лоскутных одеял и взял интервью у их создателей. На блошиных рынках он подходил к любому, кто что-нибудь продавал, и спрашивал, не знают ли они о продаже одеял. Однажды он обратился к женщине, продающей кухонную утварь — Эффи Мэй Ховард. Позже он напишет: «Она была уклончивой, но в конце концов дала понять, что сама балуется ремеслом».

После этого он покупал все, что она могла ему продать, иногда влезая в долги.Они были жемчужинами в коллекции афроамериканских лоскутных одеял, число которых со временем исчислялось тысячами.

Эта работа, скорее настенная или даже уличная, чем стеганое одеяло, была создана примерно в 1996 году. В ней изображения темнокожих спортсменов и политических лидеров сочетаются с крестами из шелковых мужских галстуков, чтобы пробудить сложности достижения успеха в Америке, будучи черными.Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Рози Ли и Эли были странной парой, обе своенравные, защищающиеся и хрупкие. Каждый пережил нервный срыв или два; Роузи Ли, появившаяся где-то в конце 70-х, углубила духовность и интенсивность ее работы, сделав ее более чем когда-либо убежищем от мира. Первый раз Эли пришел рано, после того, как его жена, прожившая пять лет, ушла от него. (Они познакомились, будучи студентами Рид-колледжа, и поженились, хотя оба знали, что он гей.)

Эли считал Рози Ли великой художницей и в какой-то момент сделал заметки об иллюстрировании эссе о ней работами Микеланджело, Мондриана и Пикассо. Квилтер чувствовал, что она была инструментом Бога, и видел в своей работе выражение своей веры и его замыслов. «Если людям нравится моя работа, — сказала она однажды Эли, — это значит, что любовь Иисуса Христа все еще сияет в том, что я делаю».

Рози Ли Томпкинс в своем доме в Ричмонде, Калифорния. , 1997. Эли Леон

На фотографиях Рози Ли выглядит высокой, с царственной осанкой. Преданность Эли своей работе сделала его просителем, готовым на все — принести ей ткани и книги по искусству — чтобы помочь ей в работе. Он также хотел продвигать его, придумав Рози Ли Томпкинс в качестве своего «художественного» имени, чтобы сохранить ее частную жизнь. Некоторые думали, что ее может и не быть, что Эли сам сшил одеяла.

Его усилия по продвижению, однако, не включали больших продаж: Эли был почти врожденно неспособен расстаться ни с одним из своих лоскутных одеял или чем-либо еще, что он накопил.Но в течение года он начал составлять резюме статей, выставок и лекций о важности афроамериканских лоскутных одеял, а также их частом акценте на импровизацию и их связях с африканским текстилем. При этом он способствовал повышению осведомленности афроамериканцев о всевозможных стеганых одеялах, которые все чаще изучаются и выставляются примерно с 1980 года благодаря сочетанному влиянию движения за гражданские права, феминизма и мультикультурализма.

Эли Леон в пристройке, которую он построил в своем коттедже в Окленде для своих одеял.Он встретил Рози Ли Томпкинс на блошином рынке и стал ее поклонником, в конце концов завещав свою коллекцию Художественному музею Беркли. Рэнди Малкин Стейнбергер

В его шоу 1987 года «Кто бы мог подумать: импровизация в афроамериканском квилтинге» наряду с его собственным эссе известный африканист Роберт Феррис Томпсон включил в каталог эссе. Он открылся в Музее ремесел и народного искусства Сан-Франциско в 1987 году и в течение следующего десятилетия посетил 25 музеев, включая Американский музей ремесел в Нью-Йорке в 1989 году.(Об этом писали в домашнем разделе The New York Times, но не на страницах искусства.)

Эли совершил три поездки на юг — в одном случае на грант Гуггенхайма — чтобы встретиться с родственниками лоскутных одеял, которых он знал и собирал в Окленде. В Арканзасе он навестил мать Рози Ли, Сэди Ли Дейл, и купил одно из ее стеганых одеял.

г.Преобразование Риндера в Рози Ли Томпкинс произошло на выставке черно-белых лоскутных одеял афроамериканцев, которую Эли организовал в 1996 году в Центре искусств Ричмонда. Ее ткань, которая бросилась в глаза мистеру Риндеру, впечатляет даже на фотографиях. Сделанный из семейства бархатных, он напоминает оп-арт, только более мягкий, менее механический и в целом более привлекательный.

Не терпится узнать больше о художнике, Mr.Риндер позвонил Эли, и тот ответил: «Тебе нравится эта работа? Вы бы видели, что она делает с цветом!»

Прочное стеганое одеяло с аппликацией, начатое в 1968 году и завершенное в 1996 году, прославляет Калифорнию, приемный штат Томпкинса, с туристическими безделушками, достойной звездочки отделкой стразами, вышивкой бисером и в правом нижнем углу что-то, что кажется задней частью куртки, вышитой образ коренных американцев. Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Хотя я никогда не встречался с Томпкинс, ее одеяла застревали в моей памяти, иногда на переднем плане, иногда в углу. Я упоминал ее работу в своих письмах, когда мог. Первоначально казалось, что она принадлежит к первому разряду художников-аутсайдеров, которые начали перекраивать канон американского искусства примерно в 1980 году, таких гениев, как Мартин Рамирес, Билл Трейлор и Джозеф Йоакум.Как и Рози Ли, они были художниками цвета. (Другие, такие как Генри Дарджер и Джеймс Кастл, были белыми.) Она была единственной женщиной-художницей, которую я знал, которая казалась их ростом — возможно, выше его, — что вдвойне возбуждало.

Но ярлыки «самоучка» или «аутсайдер» были неверны для квилтеров. Эффи Мэй Мартин выросла подмастерьем у своей матери в своего рода ателье: маленьком городке, полном подруг и родственниц, которые занимались стеганием, причем старшие показывали и рассказывали младшим, как это делается. Я все больше и больше видел в ней великую американскую художницу, никакие уточнения не нужны.

Она напомнила мне Джорджа Ора, непревзойденного гончара рубежа веков из Билокси, штат Миссисипи, чьи работы были заново открыты в начале 1970-х годов. Ненадежно тонкостенные сосуды Ора, неправдоподобные формы и вдохновенная глазурь разделяли своего рода бравурность с работами Томпкинса. Они оба обладали экстраординарным мастерством и своеобразной самоотверженностью, которые создают новое ощущение возможностей руки, визуального остроумия и красоты в любой среде.

Хлопок, хлопчатобумажная фланель и шелковый креп с бисером и пайетками — вот те ткани, которые превращают это маленькое одеяло 2002 года в почти кубистский пейзаж со стоячими и плавающими крестами, сопровождаемыми вышитыми именами четырех евангелистов. Обрывки шелкового крепа, достойные праздничного платья, украшают ангелов из страз вверху и Елеонскую гору внизу.Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Как и в случае с Ором, работа Томпкинса вызвала своего рода радость при первом знакомстве. Вы могли услышать это в обзорах Биеннале Уитни 2002 года, которую г-н Риндер организовал во время своего пребывания там в качестве куратора современного искусства. Он выставил на показ три ее лоскутных одеяла, одно из которых приобрела Уитни.

После последнего десятилетия, которое было почти вертикальной траекторией движения к мировой славе в искусстве, Рози Ли Томпкинс внезапно скончалась в возрасте 70 лет в декабре 2006 года в своем доме.Некрологи были опубликованы в The New York Times, Los Angeles Times, The Washington Post, The San Francisco Chronicle и The Boston Globe.

Потом, в 2013 году, Эли начал оставлять мне срочные телефонные сообщения: «Вы должны выйти сюда. Мне нужна помощь, — сказал его тонкий пронзительный голос. Ему поставили диагноз слабоумие, и он беспокоился о том, что станет с его коллекцией, которую он хотел сохранить в целости. Она переполняла не только его дом, но и небольшую пристройку с климат-контролем, которую он построил за ним.

Столовая Эли Леона в 2013 году содержала всевозможные предметы коллекционирования народного искусства, особенно если они были оттенка нефритового зеленого. Здесь пододеяльник, сложенный пополам, удерживается зажимами-бульдогами, прикрепленными к молдингу. Джон Стори

Я навестил его той осенью и снова был ошеломлен, когда Эли и Дженни Херт — его образцовый друг, помощница, коллега-любительница лоскутных одеял, а после 2011 года и его самый постоянный опекун — представили несколько бархатных одеял Томпкинса, пристегнув их к молдинг над двойными дверями между его гостиной и столовой. Я слушал, как Эли говорил о Томпкинсе, ее жизни и работе, а также о его. (Эли не стеснялся своего значительного блеска.) Протискиваясь в узкие щели между полками со сложенными одеялами в пристройке, я догадывался, как много я еще не видел.

Во время этого визита я присоединился к разрозненной группе людей, которые были очарованы самоотверженностью Эли, но в основном его коллекцией, и теперь были обеспокоены ее судьбой.Помимо г-на Риндера и г-жи Херт, в нее входила Эльза Лонгхаузер, в то время директор Художественного музея Санта-Моники (недавно переименованного в Институт современного искусства в Лос-Анджелесе).

Никто точно не знал истинных размеров его владений — Эли назвал лишь самые расплывчатые цифры, когда его спросили, — но они казались огромными, судя по стопкам одеял высотой в два и три фута, которые нужно было перемещать, чтобы пройти через его владения. затемненная гостиная.

Я снова увидел Эли в 2016 году, когда поехал в Беркли на церемонию открытия нового здания музея. Его слабоумие было намного дальше, но он улыбался, когда мисс Херт познакомила меня с другим измерением творчества Томпкинса: словами и числами, которые она неуклюже пришивала к своим лоскутным одеялам, добавляя слой личного значения паутинным шрифтом, который иногда напоминал граффити, сделанные с помощью рапидограф.Она подписывала почти все своим настоящим именем, Эффи, или какой-то комбинацией Эффи Мэй Мартин Ховард, и часто добавляла свою почти палиндромную дату рождения, 9.6.36, или даты рождения ее сыновей, ее родителей и других родственников, которых она хотела. честь.

Некоторые стеганые одеяла Томпкинса захватывают вас мгновенно; другие, как этот маленький примерно в 2005 году, подкрадываются к вам, но так же крепко держат. В нем есть рыхлость рисунка, но края кромки придают крестам оттенок солидности и легкости. Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Иногда вышивка отражала ее ежедневное чтение Библии, в том числе Евангелий, как и добавление аппликаций крестами. Время от времени она вышивала адреса мест, где жила, и дома Эли. Информация предполагала талисманные свойства, возможно, молитвы. Она также сказала, что они предназначены для улучшения отношений между людьми, которых вызывают числа.В своих одеялах «Три шестерки», вдохновленных шестерками в датах рождения трех членов семьи, она признала их, ограничив свою палитру тремя цветами: оранжевым, желтым и фиолетовым.

Эли умер 6 марта 2018 года в возрасте 82 лет в доме престарелых. Чтобы собрать деньги на его уход, мисс Херт курировала несколько дворовых распродаж содержимого его дома, за исключением стеганых одеял. Вопрос об их судьбе тревожно повис в воздухе.

В этой смеси синих джинсов Томпкинс отдает дань уважения своему деду, фермеру, и ее сыновьям, используя обрывки изношенного комбинезона, карманы и этикетки джинсов более позднего выпуска. Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Затем, несколько месяцев спустя, пришла удивительная новость: Эли завещал всю свою коллекцию лоскутных одеял Художественному музею Беркли, в знак уважения к ранней защите интересов мистера Уилсона.Риндер. Окончательный подсчет завещания Эли Леона составил 3100 стеганых одеял, созданных более чем 400 художниками.

Томпкинс, представленный более чем 680 стегаными одеялами, пододеяльниками, аппликациями, одеждой и предметами, несомненно, является звездой. Лаверн Бракенс, известная мастерица стеганых одеял в четвертом поколении из Техаса, занимает второе место, имея в коллекции около 300 стеганых одеял.

Несмотря на обязательства по уходу, хранению, демонстрации и доступу, которые возьмут на себя немногие музеи, большие или малые, завещание автоматически превращает музей Беркли и его родительское учреждение, Калифорнийский университет в Беркли, в беспрецедентный центр изучение афроамериканских лоскутных одеял.Появляются интерес и поддержка: музей уже получил грант в размере 500 000 долларов от Фонда Люса для последующего исследования всего дара Эли в 2022 году, что должно быть столь же удивительным, как и это.

В галерее «Рози Ли Томпкинс: ретроспектива» в Художественном музее Беркли стеганое одеяло, сделанное в основном из полиэстера двойного переплетения (крайний слева), выгодно отличается от стеганого одеяла с похожим «домовым» мотивом из различных видов бархата. Джонна Арнольд / Impart Photography

В феврале, летя в Сан-Франциско, я прочитал каталог выставки от корки до корки. Отличные эссе организаторов включали в себя мистера Риндера, живо связывающего использование Томпкинсом импровизации с новшествами Орнетта Коулмана и его «беспрепятственной чувствительностью к фри-джазу». (Хотя он отмечает, что она была фанаткой оперы и во время работы слушала диско.)

Мисс.Яу дает фундаментальный отчет о жизни Томпкинс, ее методах работы и роли семейных уз и религии. А Гораций Д. Баллард, бывший студент богословия, а ныне куратор и историк искусства в Уильямс-колледже и его музее, пишет, что Томпкинс «жила в служении высшему призванию», связывая свои усилия с духовной музыкой, текстами и архитектурой.

Но даже они не смогли подготовить меня к визуальной силе 62 стеганых одеял и пяти кувшинов памяти, похожих на сборку, датируемых 1970-ми по 2004 год. Раскинутая в освещенных небоскребами галереях музея, красота этой работы более настойчива, чем когда-либо.

Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Из-за импровизации Томпкинса при ближайшем рассмотрении не видно изящества или механической техники — мастерство ради мастерства.Он показывает небольшие индивидуальные корректировки и допущенные вольности, почти детализированное выражение воображения и свободы. Кроме того, ткани — разнообразные нарядные, повседневные и эрзац-много несут с собой не только цвет и фактуру, но и технологии изготовления, и социальный подтекст. Как вы думаете, стеганое одеяло из двойного трикотажа из полиэстера может выглядеть дешево? Подумайте еще раз. Хлопковая фланель и шелковый креп, расшитый бисером и блестками, может быть, не выигрышная комбинация? Так же. Такого физического реализма практически невозможно достичь с помощью краски.

Мерой амбиций Томпкинс является то, что она предпочитала концентрироваться на «фри-джазовом» аспекте своей работы: сшивании лоскутных одеял. Другие женщины заканчивали одеяла, добавляя слой ваты и изнанку, что является стандартной практикой. Большинство изделий для этой выставки были созданы Айрин Бэнкхед, чьи работы Эли также коллекционировал.

Шоу начинается с демонстрации необычного ассортимента и универсальности Томпкинс, сочетающей стеганые одеяла из тлеющего бархата с мешаниной найденных джинсов — дань уважения ее дедушке и другим фермерам в ее семье.

Замечательное раннее лоскутное одеяло 1970-х почти полностью сшито из блоков найденной ткани, вышитых цветами — старых и новых, машинной и ручной работы. Они кланяются древнему ремеслу и в центре лоскутного одеяла запасному образу благословляющего воскресшего Христа. Сверху и справа круг из скрученных лент и листьев напоминает как терновый венец, так и лавровый венок. Знал ли Томпкинс об этом возможном прочтении? Возможно, но главное в том, что ее работы открыты для зрительской реакции и интерпретации.

Это раннее стеганое одеяло Рози Ли Томпкинс 70-х годов представляет собой экуменическую выборку найденных вышивок из цветов — старых, новых, сделанных вручную и машинным способом, — которые служат подношением центральному медальону, изображающему воскресшего Христа с ранами от стигматов на его руки. Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Бен Блэквелл

Как художник, Томпкинс, возможно, продвинулся в импровизации дальше, чем другие квилтеры.Она почти отказалась от шаблона ради вдохновенной случайности с упором на серийные нарушения, которые постоянно отвлекают или пугают глаз — как значок калифорнийского тюремного охранника, пришитый к обычному сумасшедшему одеялу. Другое повествовательное одеяло больше похоже на настенный или, может быть, уличное панно, состоящее из крупных фрагментов черно-белой ткани и футболок с изображениями афроамериканских спортсменов и политических лидеров. Ряды крестов, сделанных из мужских галстуков, напоминают о необходимости добиться успеха, будучи черными в Америке.

Ее большие бархатные стеганые одеяла — ликующее сердце шоу — чаще всего искажаются резкими изменениями цвета и масштаба. В одном из них несколько блоков четких черно-белых треугольников прорываются сквозь пространство насыщенных цветов, словно айсберги в темном море. В противоположном углу есть отличительный прием Томпкинса: небольшая область в рамке, состоящая из крошечных квадратов, которая создает стеганое одеяло внутри стеганого одеяла, что читается как остроумная ссылка на процесс стегания и вовлекает нас в интимность создания.

Одно из самых эффектных бархатных изделий Томпкинса обрамлено этими мини-стегаными одеялами в рамках, которые окружают огромное поле из синего бархата, создающее нечто вроде ночного неба Ван Гога; их можно прочитать как небольшие раскрашенные боковые панели на алтаре. На некоторых изображены примыкающие друг к другу треугольники, напоминающие пустынные пейзажи и пирамиды, возможно, Бегство в Египет. (В каталоге г-н Баллард звучно сравнивает синее поле со сводом собора, а бордюры с окнами фонаря. )

В этом шедевре из бархата, вельвета, искусственного меха и панбархата Рози Ли Томпкинс изображает ночное небо в центре алтаря, посвященного самому небу. Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Тихоокеанский киноархив, Эли Леон Беквест; Шэрон Риседорф

В настоящее время в Соединенных Штатах закрыто много музейных выставок. Они закрылись в одном мире и вновь откроются в совершенно другом, и актуальность «Рози Ли Томпкинс: ретроспектива» за этот перерыв только возросла.Явную радость от ее лучших стеганых одеял невозможно переоценить. Они идут к нам с силой и изощренностью так называемого высокого искусства, но более демократичны, без какого-либо устрашающего фактора.

Ее работа — просто еще одно свидетельство выдающихся достижений афроамериканцев, которые пронизывают культуру этой страны. Более глубокое понимание и знание этого, особенно в том, что касается искусства, должно быть частью необходимого исправления и исцеления, с которым сталкивается Америка.

Томпкинс, кажется, был художником необычайного величия, но кто знает, какие дальнейшие откровения, включая предстоящее исследование завещания Эли Леона, ждут его впереди. Область импровизационного квилтинга афроамериканских женщин не мала, но, если не считать великих квилтеров из Джис-Бенд, штат Алабама, и некоторых других, их работы не получили широкой известности. Версия Рози Ли Томпкинс о том, что Эли Леон назвал «гибким формированием паттернов», возможно, была более экстремальной, чем у кого-либо еще.Или, возможно, нет. Было бы приятно узнать, что она действовала не одна.

Роберта Смит, один из главных арт-критиков, регулярно делает обзоры музейных выставок, арт-ярмарок и галерейных выставок в Нью-Йорке, Северной Америке и за рубежом. Ее особые интересы включают керамический текстиль, народное и чужеземное искусство, дизайн и видеоарт. @robertasmithnyt

Изображение сетки предоставлено: Художественный музей Калифорнийского университета в Беркли и Pacific Film Archive, Эли Леон Беквест; Шэрон Риседорф и Бен Блэквелл

Продюсеры: Алисия ДеСантис, Габриэль Джанордоли, Лора О’Нил и Жозефина Седжвик.

American Patchwork Quartet [Виртуальное мероприятие]

Musco Center представляет:
American Patchwork Quartet
ВИРТУАЛЬНОЕ СОБЫТИЕ Прямая трансляция

Среда, 21 апреля 2021 г.  | 19:00м. ПДТ

Присоединяйтесь к четырем разным голосам American Patchwork Quartet (APQ), которые вдохнут новую жизнь в многовековые американские песни. Вокалист Фалу Шах, гитарист и вокалист Клэй Росс, барабанщик Кларенс Пенн и басист Ясуси Накамура переосмысливают традиционные американские народные песни через призму четырех граждан США с разным культурным происхождением, подчеркивая закономерности и вызывая разговоры о расе и иммиграции. APQ — это музыкальное повествование во всей красе, заставляющее аудиторию задуматься о том, чем мы все отличаемся, и чем мы одинаковы, независимо от границ, культуры или цвета кожи.

О художниках

Фалгуни Шах, известный как Фалу, названный Vogue «редким брендом вневременной элегантности и авангардного очарования», является всемирно признанным вокальным исполнителем, номинированным на премию «Грэмми», обучавшимся в Джайпуре в Бомбее, Индия. После переезда в Соединенные Штаты в 2000 году она смогла красиво и эффектно сочетать современные западные стили с классическими индийскими музыкальными традициями.

Клэй Росс — гитарист, вокалист и композитор, обладатель премии Грэмми.The Wall Street Journal похвалил его как «очень ловкого гитариста с богатым словарным запасом фолка, блюза и джаза». Росс познакомился с джазом и музыкой блюграсс, когда рос в Южной Каролине, и познакомился с латинскими стилями музыки, такими как бразильский хориньо, когда он переехал в Нью-Йорк в 2002 году. Позже это повлияло на его фирменное смешение музыкальных жанров.

Кларенс Пенн — барабанщик, композитор, продюсер и педагог, обладатель трех премий «Грэмми».Обладая острыми интерпретациями мировых стилей, он является востребованным и «неисчерпаемо творческим» барабанщиком во всем мире (New York Times).

Басист Yasushi Nakamura, названный Jazz-Blues.com «одним из самых влиятельных басистов современности», известен во всем мире своими творческими мелодиями и прочной блюзовой основой. Накамура родился в Токио, Япония, и в детстве переехал в Соединенные Штаты. В детстве он научился играть на кларнете, тенор-саксофоне и басу, и его вдохновляли рок, фанк и джазовые музыканты, такие как Чарли Паркер, Рэй Браун и Майлз Дэвис.

Исполнитель, дата, время и программа могут быть изменены.


Сейчас мы живем в лоскутной пандемии

Должен был быть пик. Но резкого поворотного момента, когда число ежедневных случаев заболевания COVID-19 в США, наконец, достигло пика и начало резко снижаться, так и не произошло. Вместо этого Америка провела большую часть апреля на тревожном плато, каждый день принося около 30 000 новых случаев и около 2000 новых смертей. Графики были больше похожи на плоскогорье, чем на Маттерхорне — с плоской вершиной, а не с острыми вершинами.Только в этом месяце склон начал плавно снижаться.

Чтобы узнать больше тематических статей, скачайте приложение Audm для iPhone.

Эта закономерность существует потому, что разные штаты по-разному пережили пандемию коронавируса. В наиболее сильно пострадавших местах, таких как Нью-Йорк и Нью-Джерси, COVID-19 идет на убыль. В Техасе и Северной Каролине он все еще набирает обороты. В Орегоне и Южной Каролине он держится стабильно. Эти тенденции усредняются по национальному плато, но модель каждого штата отличается.В настоящее время Гавайи выглядят как детский рисунок горы. Миннесота выглядит как кончик хоккейной клюшки. Мэн похож на (двугорбого) верблюда. США столкнулись с лоскутной пандемией.

Пэчворк не статичен. Горячие точки следующего месяца не будут такими же, как в прошлом месяце. Коронавирус SARS-CoV-2 уже перемещается из крупных прибрежных городов, где он впервые оставил свой след, в сельские районы, которые ранее оставались невредимыми. Люди, которые только слышали о болезни из вторых рук из новостей, начнут узнавать о ней из первых рук от своей семьи.«Ничто не заставляет меня думать, что пригороды будут пощажены — они просто будут добираться туда медленнее», — говорит Ашиш Джа, эксперт по общественному здравоохранению из Гарварда.

Читайте: Грузинский эксперимент по человеческим жертвоприношениям

Тем временем большинство штатов начали снимать ограничения на социальное дистанцирование, которые временно замедлили темпы пандемии, создав больше возможностей для распространения вируса. Его потенциальных хозяев по-прежнему много: даже в самых крупных горячих точках большинство людей не были инфицированы и остаются восприимчивыми.Вероятны дальнейшие вспышки, хотя они могут произойти не сразу. Вирус не лежит в кустах, ожидая, чтобы наброситься на тех, кто снова выйдет из дома. Наоборот, оно лежит внутри людей. Его способность прыгать между хостами зависит от близости, плотности и мобильности, а также от людей, которые снова встречаются, собираются и перемещаются. И люди: в первую неделю мая на 25 миллионов американцев больше рискнули выйти из дома в любой день, чем за предыдущие шесть недель.

Я говорил с двумя десятками экспертов, которые сошлись во мнении, что в отсутствие вакцины лоскутное одеяло продолжится.Города, которые думали, что худшее уже позади, могут снова пострадать. Государства, которым повезло спастись, могут оказаться менее удачливыми. Будущее туманно, но американцам не следует ожидать ни быстрого возвращения к нормальной жизни, ни единого национального опыта с первоначальной весенней волной, летним затишьем и осенним возрождением. «Разговоры о второй волне, как будто мы вышли из первой, не отражают того, что происходит на самом деле», — говорит Кейтлин Риверс, эпидемиолог из Центра безопасности здоровья Джона Хопкинса.

Происходит не один кризис, а множество взаимосвязанных.Как мы увидим, смириться с таким кризисом будет труднее. Сложнее будет привести его в порядок. И будет труднее бороться с историческим наследием, которое сформировало сегодняшнее лоскутное одеяло.

I. Опыт лоскутного шитья

Пандемия лоскутного шитья психологически опасна. Меры, которые наиболее успешно сдерживают вирус — тестирование людей, отслеживание любых контактов, которые они могли заразить, изоляция их от других — зависят от того, «насколько вовлечено и заинтересовано население», — говорит Джастин Лесслер, эпидемиолог из Университета Джона Хопкинса.«Если у вас есть все ресурсы мира и антагонистические отношения с людьми, вы потерпите неудачу». Тестирование имеет значение только в том случае, если люди согласны пройти тестирование. Отслеживание успешно только в том случае, если люди берут трубку. И если они не сработают, крайняя мера — социальное дистанцирование — сработает только в том случае, если люди согласятся пожертвовать частью личной свободы ради блага других. Таким коллективным действиям помогает коллективный опыт. Что происходит, когда этот опыт раскрывается?

«У нас было сильное чувство общей цели, когда все началось впервые», — говорит Даниэль Аллен, политолог из Гарварда.Но это коллективное мышление может рассеяться, когда вирус поражает одно сообщество и щадит другое, и когда одни люди отправляются на пляж, а другие застревают дома. Комбинация рисков и ответных мер «будет очень трудным для общественности получить четкое представление о том, что происходит», — говорит Риверс.

В одном сценарии будущего нация распадается. Когда национальные новости расходятся с местной реальностью, «подозрения о том, была ли эпидемия мистификацией, найдут благодатную почву в местах с более неоднозначным опытом болезни», — говорит Марта Линкольн, медицинский антрополог из Университета штата Сан-Франциско. Сбитые с толку люди отступят к комфорту ранее существовавших идеологий. Беспочвенные попытки Белого дома претендовать на победу еще больше разделят и без того раздробленные штаты Америки. «В условиях медицинской неопределенности люди принимают решения, возвращаясь в свои группы, которые очень поляризованы», — говорит Элейн Эрнандес, социолог из Университета Индианы в Блумингтоне. «Они захотят избежать стигматизации, поэтому они будут следить за тем, что делают люди в их сетях, [даже если] они на самом деле не хотят выходить на улицу.

Прочтите: Почему коронавирус поражает детей и взрослых по-разному

Профилактика приносит физическое удовлетворение в долгосрочной перспективе, но не приносит эмоционального удовлетворения в краткосрочной перспективе. Люди, которые остаются дома, не почувствуют приятного выброса дофамина от своего здоровья. Те, кто собираются вместе, почувствуют объятия и солнечный свет. Первый будет склонен присоединиться ко второму. Средства массовой информации могли бы усилить это искушение, предложив то, что Линкольн называет «неравным зрелищем». Крайние исключения, такие как протесты против блокировки и переполненные рестораны, говорит она, более драматичны и телегеничны, чем люди, ответственно остающиеся дома, и поэтому с большей вероятностью будут охвачены.Риск заключается в том, что редкие проявления неосторожности будут казаться нормальным поведением.

«Существует естественная точка насыщения для изображений кризисных систем здравоохранения», — добавляет Линкольн, и недавно перегруженные больницы можно игнорировать в пользу более свежих повествований. Местные СМИ лучше улавливают нюансы лоскутной истории, но из округов, в которых к началу апреля были зарегистрированы случаи COVID-19, 37 процентов потеряли свои местные газеты за последние 15 лет. Если вирус действительно возродится и штатам снова придется закрыться, люди могут не подчиниться, потому что они будут дезинформированы и недоверчивы.

Возможно и второе будущее. «Когда в Китае началась эта вспышка, все говорили: Слава богу, ее здесь нет », — говорит Джа. «Он переехал в Западную Европу, и люди говорили: У них государственное здравоохранение; здесь этого не произойдет . Затем он ударил по Нью-Йорку и Сиэтлу, и люди сказали: , это побережье . В каждый момент более заманчиво определить другого, кто страдает, а не видеть общие черты, которые мы все разделяем». Но по мере распространения вируса у американцев может закончиться число других, кого можно дискриминировать.«Кризисы являются политическими только до тех пор, пока они не станут личными», — написала журналист Элейн Плотт в статье о женщине из Луизианы, которая убедила своих консервативных друзей серьезно относиться к коронавирусу после того, как заболел ее собственный муж. Точно так же утверждения президента Дональда Трампа о том, что вирус исчезнет сам по себе, покажутся ложными сторонникам, которые знают кого-то, кто борется за дыхание.

Есть признаки того, что это происходит. В то время как популярность Трампа предсказуемо выросла во время кризиса, его рост «сплочения вокруг флага» был незначительным по сравнению с продолжительными пиками других лидеров.Опросы также показали, что сторонники пандемии сужаются, а демократы и республиканцы более едины в том, насколько серьезно они относятся к угрозе. Бет Редберд, социолог из Северо-Западного университета, с середины марта опрашивает 200 человек в день, и «от 70 до 75 процентов людей поддерживают большинство мер по социальному дистанцированию», — говорит она. «Это действительно большие цифры в обществе, где 52 процента часто рассматриваются как огромная поддержка. Мы редко видим это вне авторитарных опросов. Американцы в целом читают информацию очень похожим образом.”

Экономические показатели поддерживают эту точку зрения. Даже в консервативных штатах активность резко упала до того, как лидеры закрыли предприятия, и не восстановилась после снятия ограничений. Таким образом, Redbird не разделяет широко распространенного страха, что американцы привыкли к социальному дистанцированию и откажутся снова от него страдать. По ее словам, больший риск заключается в том, что деморализующие приступы закрытий и повторных открытий сведут на нет любую перспективу восстановления экономики. «Ты можешь произнести только один раз, поверь мне, », — говорит она.— Во второй раз тебе не поверят.

Оба возможных варианта будущего смешиваются с тремя аспектами COVID-19, которые затрудняют понимание пандемии и усиливаются эффектом лоскутного одеяла. Во-первых, болезнь прогрессирует медленно. Кажется, что в среднем требуется четыре или пять дней, максимум 14, чтобы у инфицированного человека проявились симптомы. Эти симптомы могут занять еще больше времени, чтобы стать достаточно серьезными для пребывания в больнице, и еще больше времени, чтобы стать смертельным. Это означает, что новые случаи заражения могут проявиться в региональной статистике только через несколько недель.Снижение заболеваемости в мае является результатом физического дистанцирования в апреле, а последствия возобновления работы в мае не будут ощущаться до июня. Этот длинный разрыв между действиями и их последствиями позволяет легко усвоить неверные уроки.

Прочтите: Почему одни люди болеют тяжелее, чем другие

Во-вторых, на пандемию влияет множество факторов. Социальное дистанцирование имеет значение, но не менее важны возможности тестирования, плотность населения, возрастная структура, богатство, социальный коллективизм и удача. Многие страны, которые успешно контролировали коронавирус, использовали маски; Новая Зеландия этого не сделала.У многих были решительные лидеры; Гонконг не сделал. Легко смотреть на лоскутное одеяло и создавать простые истории о том, почему одно место уступило, а другое одержало победу. Но ни один фактор не может объяснить различия между странами или регионами.

В-третьих, болезнь распространяется неравномерно. Некоторые случаи не заражают никого, а другие заражают многих. В штате Вашингтон член хора заразил 51 коллегу-певца за несколько часов репетиции. В Гане рабочий рыбного завода заразил 533 коллег. Эти «события суперраспространения», которые случаются редко, но имеют ключевое значение, становятся особенно важными, когда число случаев заболевания снижается.Они имеют в виду, что в спокойном регионе может продолжаться такое состояние в течение некоторого времени, но как только случаи начнут расти, они могут действительно расти.

Если штат вновь открывается и не наблюдается немедленного всплеска заболеваемости, это происходит из-за того, что это было оправдано, потому что прошло недостаточно времени, потому что другие вещи шли правильно, или потому, что неудачные события суперраспространения еще не произошли? В лоскутном одеяле эти вопросы будут заданы миллионы раз, и многие ответы будут неправильными.

Пандемия COVID-19 — это не ураган или какое-либо другое стихийное бедствие, которое приходит и уходит, обозначая очевидный момент, когда можно начать восстановление.Это не похоже на эпидемии в художественной литературе, которые ухудшаются до тех пор, пока после какого-то медицинского прорыва не наступают улучшения. Он более беспорядочный, неоднородный, и поэтому его труднее предсказать, контролировать или понять. «Мы находимся в той зоне, о которой не снимают фильмов», — говорит Линдсей Уайли, профессор права общественного здравоохранения в Американском университете.

II. The Patchwork Response

Лоскутная работа была неизбежна, особенно когда пандемия разворачивается в такой большой стране, как США. Но Белый дом усилил ее, передав ответственность штатам.В этом есть какой-то смысл. Американское общественное здравоохранение работает на местном уровне и осуществляется более чем 3000 департаментами, которые обслуживают определенные города, округа, племена и штаты. Эта децентрализованная система является сильной стороной: эпидемиолог из сельской Миннесоты знает потребности и уязвимости своего сообщества лучше, чем федеральный чиновник в Вашингтоне, округ Колумбия

. Но в условиях пандемии действия 50 нескоординированных штатов будут меньше, чем сумма их части. Только у федерального правительства есть карманы, достаточно глубокие, чтобы финансировать чрезвычайные усилия в области общественного здравоохранения, которые сейчас необходимы.Только он может координировать производство предметов медицинского назначения, чтобы избежать узких мест в местных цепочках поставок, а затем гарантировать, что указанные предметы будут распределяться в соответствии с потребностями, а не влиянием. Вместо этого Трамп неоднократно призывал губернаторов закупать собственные тесты и медикаменты.

Читайте: Трамп подвергает себя риску заражения COVID-19

Майкл Килкенни из Департамента здравоохранения Кэбелл-Хантингтон в Западной Вирджинии говорит, что в его штате не хватает тампонов, дезинфицирующих средств и средств защиты; неспособность конкурировать на мировом рынке; и заброшенным Белым домом.«Это было ужасно, — говорит он. «Мы делали домашние маски или использовали растворы отбеливателя. Мы должны были постоять за себя». Сообщая о пандемиях в Демократической Республике Конго в 2018 году, я слышал, как медицинские работники неоднократно шутили, что 15-я статья конституции страны называется « Débrouillez-vous » — по-французски «Разберись сам». Это забавная отставка, что, когда ресурсов мало, правительство не решит ваши проблемы, и вы должны сделать это. США, страна, которая более чем в 400 раз богаче, похоже, приняла « Débrouillez-vous » в качестве национальной политики.

Даже чиновники здравоохранения в благополучных штатах недовольны ситуацией, в которой готовность больше связана с богатством и связями, чем с необходимостью. «У нас есть все, что нам нужно», — говорит Анджела Данн, эпидемиолог штата Юта, где губернатор Гэри Герберт быстро закупил и обеспечил тесты и расходные материалы. «Но мы сделали это очень капиталистически, и это не лучший способ справиться с пандемией». Государства пытались уравнять правила игры самостоятельно. По словам Данна, в Вайоминге было несколько случаев, но было избыток реагентов для тестирования, которые он предоставил Колорадо и Юте, когда в этих штатах наблюдались всплески. «Существует небольшая бартерная система, но она неустойчива и не работает в больших масштабах», — говорит она. «Я не знаю, не хватает ли Колорадо припасов. Если у них будет огромный всплеск, это повлияет на Юту. В наших интересах убедиться, что все защищены, а без федеральной координации это трудно сделать».

В некоторых случаях федеральное правительство активно подрывало штаты. Чарли Бейкер, республиканский губернатор штата Массачусетс, пытался купить защитное снаряжение, но федеральное правительство трижды перебило его предложение; в итоге он использовал реактивный самолет New England Patriots, чтобы летать 1.2 миллиона масок из Китая, многие из которых оказались бракованными. Когда Ларри Хоган, республиканский губернатор Мэриленда, закупил 500 000 тестов в Южной Корее, он держал их под охраной в неизвестном месте, чтобы федералы не конфисковали их. Это не федерализм, работающий по назначению, когда разные уровни правительства работают вместе. Вместо того чтобы передать контроль штатам, администрация Трампа уступила США вирусу.

Сейчас США вступают в лето лишь немного более подготовленными к борьбе с пандемией, которая так дорого обошлась им весной.Согласно Проекту отслеживания COVID по адресу The Atlantic , в настоящее время в США ежедневно тестируют 366 000 человек — рекордно высокий показатель. Но по оценкам экспертов, стране требуется от 500 000 до нескольких миллионов тестов в день. Здесь тоже наблюдается лоскутное шитье. Анализ, проведенный NPR и Гарвардским институтом глобального здравоохранения, показал, что в начале мая только девять штатов проводили достаточное тестирование, а еще 31 не были даже на полпути к требуемому порогу.

«Я надеялась на большее, учитывая стоимость того времени», — говорит Натали Дин, статистик из Университета Флориды.Приказы оставаться дома были необходимы, но губительны как с экономической, так и с эмоциональной точки зрения. Их цель состояла в том, чтобы выиграть время для того, чтобы страна отдышалась, укрепила свои больницы и развернула план общественного здравоохранения, способный подавить вирус. Таких планов существует много. Бесчисленное количество аналитических центров и ученых разработали свои собственные дорожные карты для поддержки общества. Они различаются по своим деталям, но объединены, по крайней мере, некоторыми из них. Напротив, рекомендации администрации Трампа по «снова открыть Америку» настолько лишены оперативных особенностей, что напоминают рецепт торта, который просто гласит: «Сделай торт.”

Центры по контролю и профилактике заболеваний подготовили более подробное руководство, но Белый дом заблокировал его выпуск, согласно сообщению Associated Press. Руководство, выпущенное , похоже, тщательно сформулировано, чтобы избежать использования термина , как будто оно «пытается остаться незамеченным», — говорит Уайли. «Снятие с себя федеральной ответственности не оставило штатам иного выбора, кроме как ослабить самые разрушительные меры физического дистанцирования без данных тестирования, которые сделали бы нас более уверенными в том, что случаи не будут быстро расти. (Во вторник CDC, наконец, тихо выпустила немного сокращенную версию своего более полного отчета.) поэтому мы никогда не будем полностью в это верить», — говорит Килкенни из Западной Вирджинии. «Мы в значительной степени управляли своим собственным государством здесь». На момент написания этой статьи только пять штатов и округ Колумбия все еще находятся в той или иной форме блокировки. Некоторые из них, такие как Аляска, Гавайи и Монтана, ослабили ограничения после того, как их количество дел упало до низких однозначных цифр.Айдахо осторожно открывается, несмотря на то, что он является одним из менее пострадавших штатов.

Грузия пошла ва-банк 24 апреля, вновь открыв тренажерные залы, рестораны, театры, салоны и боулинг в тот момент, когда в ней было пять из 10 округов с самым высоким уровнем смертности от COVID-19 в стране, и только пятая часть тестировалась. столько людей, сколько нужно. Напротив, Юта оживила бизнес неделю спустя, когда у нее было более чем достаточно тестов для всех с симптомами, всех их контактов, групп высокого риска и даже случайных слоев населения. Тем не менее Данн, государственный эпидемиолог, нервничает. «Если бы мы могли продержаться еще пару месяцев более строгого социального дистанцирования, это принесло бы нам огромную пользу», — говорит она. «Повсюду тлеющие угли, и они могут загореться в любой момент». Некоторые штаты вообще никогда не тушили пожары: Техас, Алабама, Канзас, Аризона, Миссисипи, Северная Каролина, Висконсин и другие вновь открылись, пока количество случаев заболевания все еще росло.

«Неизбежно, что в ближайшие недели мы увидим резкий рост числа инфекций», — говорит Оскар Аллейн из Национальной ассоциации окружных и городских чиновников здравоохранения.Опыт других стран подтверждает эту точку зрения. Истории успеха, такие как Южная Корея, Китай, Сингапур и Ливан, должны были возобновить или расширить меры социального дистанцирования, чтобы справиться с новыми всплесками случаев. И все они сдерживали вирус в гораздо большей степени, чем США, на которые, несмотря на то, что в них проживает всего 4 процента населения мира, приходится 31 процент подтвержденных случаев COVID-19 (1,5 миллиона) и 28 процентов подтвержденных смертей ( 92 000).

В подключенной стране вспышки, начавшиеся в безрассудных состояниях, могут легко перерасти в более осторожные.Данные мобильных телефонов, например, показывают, что после того, как предприятия Джорджии возобновили работу, каждый день сюда прибывало более 60 000 дополнительных посетителей из соседних штатов. Генетические исследования показывают риски таких перемещений. Используя образцы мутаций для реконструкции пути пандемии, исследователи показали, что большинство случаев в Нью-Йорке, вероятно, были связаны с одной интродукцией из Европы в середине февраля. Большинство случаев заболевания в Луизиане возникло в результате всего нескольких завозов из США. Всего несколько путешественников могут вызвать серьезные вспышки в новых местах.

Чтобы снизить такие риски, около двух десятков штатов попросили прибывающих из других городов отправиться на 14-дневный карантин. Но ужесточение ограничений было бы логистическим и юридическим кошмаром. Государства могут регулировать то, что происходит в пределах их границ, но имеют ограниченные полномочия по контролю за пересечением их границ. Конгресс потенциально может это сделать, но неясно, поддержат ли суды какие-либо ограничения. Право на поездки поддерживается прецедентами Верховного суда, но в 1965 году суд постановил, что указанное право «не означает, что районы, опустошенные наводнением, пожаром или чумой, не могут быть помещены в карантин», если неограниченное перемещение поставит под угрозу безопасность нации.

Энн Эпплбаум: Весь остальной мир смеется над Трампом

Помимо законности, запреты на внутренние поездки имеют ограниченное применение. Даже чрезвычайный карантин Китая в Ухане просто задержал распространение вируса в других частях материка на три-пять дней. Подобно социальному дистанцированию, такие меры только выигрывают время. Лучшая стратегия состоит не в том, чтобы пытаться предотвратить распространение вируса, а в том, чтобы создать систему общественного здравоохранения, достаточно гибкую, чтобы поймать его, когда он появится. Не стройте одну большую стену; вместо этого приготовьте тысячу сетей.

В этом США тоже отстают. Предотвращенные угрозы здоровью менее заметны, чем существующие, а это означает, что успешные департаменты общественного здравоохранения трагически приводят доводы в пользу собственного упадка. С 2008 года недофинансированные местные департаменты потеряли более 50 000 рабочих мест. Даже сейчас отдел здравоохранения Цинциннати уволил 36 процентов своих сотрудников. «Как у вас может быть система, которая должна быть на передовой линии обороны, в то время как она теряет персонал, в котором она нуждается?» — спрашивает Аллейн.

Некоторые штаты пытаются компенсировать эти потери, нанимая батальоны слежения за контактами. Эти люди будут звонить каждому инфицированному, рассказывать о его потребностях, спрашивать имена всех, с кем у них был тесный или продолжительный контакт за последние два дня, а также звонить этим контактам. Процесс не сложный, но трудоемкий. По оценкам экспертов, США требуется от 100 000 до 300 000 специалистов по отслеживанию контактов, и страна не спешит их набирать. Селена Симмонс-Даффин из NPR сообщила, что по состоянию на 7 мая только Северная Дакота набрала достаточное количество человек, хотя это было запланировано еще в шести штатах и ​​​​округе Колумбия.

Однако дела идут лучше. Когда в середине апреля Даниэль Аллен из Гарварда опросила нескольких мэров, они не относились серьезно к отслеживанию контактов. Когда она снова разговаривала с ними в мае, «они были в восторге», — говорит она. «Меня поразило, как много изменилось за три недели». Только штат Нью-Йорк планирует нанять от 6 000 до 17 000 специалистов по отслеживанию контактов, а Калифорния — 20 000 человек. «Это действительно лучший инструмент, который у нас есть для борьбы с пандемией, пока у нас не будет безопасной и эффективной вакцины», — говорит Кристал Уотсон из Центра безопасности здоровья Джона Хопкинса.

Будет ли этой системы в сочетании с ношением масок и мытьем рук достаточно, чтобы сдержать лоскутную пандемию? Ситуация осложняется тем, что люди с COVID-19 могут распространять коронавирус до того, как у них появятся симптомы. И тем не менее, это не смутило другие страны. Южную Корею справедливо хвалили за ее успех, и хотя один посетитель ночного клуба недавно спровоцировал всплеск по крайней мере 168 случаев, страна, похоже, также сдержала эту новую вспышку. Основные меры общественного здравоохранения одинаково сработали в таких разных странах, как Исландия, Иордания, Сингапур, Германия и Новая Зеландия.И они подавляли эпидемии прошлого, от оспы в 19 веке до лихорадки Эбола в 2014 году. «Серебряная пуля нас не спасет. Мы можем спасти себя», — говорит Грегг Гонсалвес, эпидемиолог из Йельского университета. «У нас есть очень старые инструменты, которые побеждают чертову оспу».

Дерек Томпсон: Технология, которая может освободить Америку от карантина

Но эти очень старые инструменты должны также бороться с проблемами старой школы, которые трудно распознать, не говоря уже о том, чтобы победить.

III.Лоскутное наследие

Текущее лоскутное одеяло не случайное. И это не только следствие действий Америки в 2020 году. Оно возникло из гораздо более старого и глубокого лоскутного одеяла.

Политика США, направленная на выселение коренных американцев с их собственных земель, уже давно оставила коренные народы без крова, воды и ресурсов, что сделало их уязвимыми для инфекционных заболеваний, таких как оспа, холера, малярия, дизентерия, а теперь и COVID-19. До 40 процентов населения навахо (дине), насчитывающего 170 000 человек, не имеют водопровода; они не могут эффективно мыть руки.Около 30 процентов не имеют власти; они сжигают уголь или дрова для обогрева, что приводит к раздражению легких, которые становятся уязвимыми для респираторной пандемии — проблемы, усугубляемой добычей урана на их землях. Хроническое недофинансирование обременяет их скученными условиями жизни, через которые вирус легко распространяется, рассредоточенными медицинскими учреждениями, в которых не хватает коек и аппаратов ИВЛ, и высоким уровнем хронических заболеваний, которые увеличивают шансы умереть от COVID-19. «Отсутствие основных услуг в резервации связано не с тем, что мы решили жить таким образом», — написала Валеа Джонс, женщина из Дине, в The New York Times .«Это потому, что договоры и федеральная политика диктуют, как нам жить».

Благодаря травмам, накопленным в течение поколений, и стрессовым факторам, накапливающимся в течение жизни отдельных людей, у народа навахо больше случаев COVID-19 на душу населения, чем в любом другом штате США, и в девять раз больше смертей на душу населения, чем в соседней Аризоне. В то время как Аризона ослабила ограничения на дистанцирование, нация навахо была вынуждена ужесточить свои правила.

У чернокожих американцев дела обстоят немногим лучше. После Гражданской войны белые лидеры намеренно держали медицинские услуги подальше от черных общин.На протяжении десятилетий бывшие рабовладельческие штаты обладали политическим влиянием, чтобы исключить чернокожих рабочих из системы социальной защиты или обеспечить, чтобы новая волна южных больниц избегала черных сообществ, отвергала черных врачей и изолировала черных пациентов. «Федеральная политика в области здравоохранения была разработана, прямо и косвенно, для исключения чернокожих американцев», — написала журналист Дженин Интерланди для The New York Times ’ 1619 Project.

Ибрам Х. Кенди: перестаньте обвинять чернокожих в смерти от коронавируса

Это одна из причин, по которой США.С. по-прежнему полагается на страховку от работодателя, доступ к которой у чернокожих всегда был затруднен. Такая система «была единственно подходящей для модернизирующегося общества, которое не могло мириться с тем, чтобы чернокожие граждане разделяли общественные блага», — писал мой коллега Ванн Ньюкирк II. За последнее столетие каждое движение к всеобщему здравоохранению и, следовательно, к уменьшению расового неравенства встречало ожесточенное сопротивление. Закон о доступном медицинском обслуживании, который почти вдвое сократил долю незастрахованных чернокожих американцев в возрасте до 65 лет, вызвал наиболее ожесточенную борьбу со стороны нескольких штатов с большой долей чернокожих граждан.

В прошлом году, когда Глобальный индекс безопасности здоровья оценивал каждую страну по ее готовности к пандемии, Соединенные Штаты получили самый высокий общий балл — 83,5. Но конкретно по доступу к медицинскому обслуживанию он набрал всего 25,3 балла. (Из 195 стран она разделила с Гамбией 175-е место.) Это, по крайней мере, частично является следствием того, что сегрегационистские принципы повлияли на распределение медицинской помощи. «Получившаяся в результате договоренность почти гарантирует неадекватную национальную реакцию на национальный кризис», — писали Эми Капчински и Грегг Гонсалвес из Йельского университета.

Почти в каждом штате COVID-19 непропорционально заражает и убивает цветных — закономерность, которую Ибрам Х. Кенди назвал «расовой пандемией внутри вирусной пандемии». Эксперты поспешили обвинить плохое здоровье или небезопасный выбор, не принимая во внимание причины того и другого. Расизм в полиции означает, что многие чернокожие не чувствуют себя в безопасности в масках, которые защитили бы их соседей. Расизм в медицине означает, что чернокожие пациенты получают худшее медицинское обслуживание, чем белые. Расизм в политике привел к тому, что в чернокожих кварталах стало меньше здоровой пищи и больше загрязнения, а среди чернокожих — более высокий уровень диабета, сердечных заболеваний, стресса и того, что демограф Арлин Джеронимус называет «выветриванием» — плохое здоровье, являющееся результатом дискриминации и дискриминации на протяжении всей жизни. недостаток.«Когда Америка простужается, чернокожие заболевают гриппом, — говорит Рашон Рэй, социолог из Мэрилендского университета. «В 2020 году, когда Америка заразится COVID-19, умрут чернокожие».

Это неравенство, вероятно, увеличится. Еще до пандемии неравенство в бедности и доступе к здравоохранению «было сосредоточено в южных частях страны и в политически «красных» штатах», — говорит Тиффани Джозеф, социолог из Северо-восточного университета. По ее словам, не случайно те же самые штаты, как правило, менее серьезно относятся к мерам социального дистанцирования и открываются раньше. Цена этих решений будет непропорционально оплачена чернокожими людьми.

Адам Сервер: коронавирус был чрезвычайной ситуацией, пока Трамп не узнал, кто умирает

Уязвимость к COVID-19 связана не только с часто обсуждаемыми биологическими факторами, такими как возраст; речь идет и о редко обсуждаемых социальных. Если у людей нет медицинской страховки или они могут позволить себе жить только в районах с плохо финансируемыми больницами, они не могут бороться с вирусом, как это могут делать те, у кого больше преимуществ.Если люди работают на низкооплачиваемой работе, которую нельзя выполнять удаленно, вынуждены добираться до работы на общественном транспорте или живут в переполненных домах, они не могут защитить себя от инфекции, как это могут сделать те, у кого больше привилегий.

Эти социальные факторы объясняют, почему идея «заключить в кокон» уязвимые слои населения, в то время как остальная часть общества живет в обычном режиме, является поверхностной. Этот кокон уже существует, и это ошибка системы, а не функция. Целые группы людей были вытеснены на обочину общества и зажаты в потенциально горячих зонах.Из 100 крупнейших кластеров COVID-19 в США почти все произошли в тюрьмах, мясокомбинатах, домах престарелых и психиатрических учреждениях или учреждениях по уходу за развитием. (Единственными исключениями являются военный корабль и три электростанции; печально известный круизный корабль «Великая принцесса» занимает лишь 148-е место в списке.)

Эти места, наряду с приютами для бездомных и центрами содержания иммигрантов, являются очагами вспышек, которые могут легко распространяться. к окружающим общинам. В тюрьмах и домах престарелых есть персонал и посетители, которые живут в близлежащих городах.В частности, крупные тюрьмы обычно расположены в сельской местности с небольшими общественными больницами, которые могут быть легко разрушены в случае вспышки. А многие сотрудники домов престарелых и мясокомбинатов — иммигранты, которые ухаживают за пожилыми людьми страны и перерабатывают их стейки, в то же время отрезанные от здравоохранения политикой администрации Трампа. Они оба чаще болеют и реже выздоравливают.

Этот момент невозможно переоценить: лоскутное одеяло пандемии существует потому, что США.S. является лоскутным одеялом по своей сути. Новые вспышки будут продолжать вспыхивать и гноиться, если страна не предпримет серьезных усилий для защиты своих наиболее уязвимых граждан, признавая, что их риск является результатом социальных, а не личных неудач. «Говорят, что систему здравоохранения США нельзя исправить за одну ночь, но если мы не решим эти основные проблемы, мы не выберемся из этого», — говорит Шейла Дэвис из Partners in Health. «Мы просто будем продолжать получать всплывающие окна».

Лидеры могут специально размещать испытательные полигоны в бедных, черных и коричневых сообществах, а не в богатых белых районах, где они, как правило, сосредоточены.Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо, например, превращает 24 церкви в районах с низким доходом в центры тестирования, а губернатор Мэриленда Ларри Хоган разместил центр тестирования в самом сердце преимущественно чернокожего округа Принс-Джордж. Чиновники могут удалять людей из опасной среды: Линн Берч, руководитель Департамента исправительных учреждений Северной Дакоты, утверждает, что заключенных следует освобождать, если они старше 50 лет, имеют серьезные заболевания или находятся в пределах двух лет до условно-досрочного освобождения или освобождения. Двухпартийная группа из 14 сенаторов выступила с аналогичным призывом к обезвреживанию.

Политика также может помочь людям защитить себя. Основные работники получают низкую почасовую оплату и не могут позволить себе пропустить смену, даже если у них есть симптомы. «Единственный способ помешать им выйти на работу — дать им оплачиваемый отпуск по болезни», — говорит Рэй. То же самое касается минимального прожиточного минимума, выплаты за работу в опасных условиях, всеобщего медицинского обслуживания, пособий для людей, которые самоизолируются, мораториев на долги, замораживания арендной платы, продовольственной помощи и услуг, позволяющих связывать людей с существующей поддержкой.

В дискурсе пандемии преобладали медицинские контрмеры, такие как тесты на антитела (которые в настоящее время слишком ненадежны), лекарства (которые не являются панацеей) и вакцины (которые почти наверняка появятся не раньше, чем через год).Но социальные решения, такие как оплачиваемый отпуск по болезни, которого нет у двух из трех низкооплачиваемых работников, могут быть реализованы немедленно. Представьте, если бы энергия, затраченная на обсуждение достоинств гидроксихлорохина, пошла бы на обеспечение выплаты за работу в опасных условиях, или если бы президент вместо того, чтобы вслух задаваться вопросом, можно ли вводить дезинфицирующее средство в организм, выступал за всеобщее здравоохранение? «У нас есть десятилетия социальных исследований, которые говорят нам, что эти вещи работают», — говорит Кортни Боэн, социолог из Пенсильванского университета.«Это вопрос политической воли, а не научных открытий».

И хотя вакцина защитит только от COVID-19 (если люди вообще согласятся ее принять), социальные вмешательства защитят от бесчисленных болезней, которые могут возникнуть в будущем, наряду с хроническими заболеваниями, материнской смертностью и другими причинами слабого здоровья. «Эта пандемия не будет последним кризисом в области здравоохранения, с которым столкнутся США», — говорит Боэн. «Если мы хотим быть в лучшем положении в следующий раз, мы хотим уменьшить количество вещей, которые подвергают людей риску.

Из всех известных нам угроз пандемия COVID-19 больше всего похожа на очень быструю версию изменения климата — глобальную по своим масштабам, неравномерную по своему развитию и неравномерную по своему распространению. Как и в случае с изменением климата, здесь нет простого решения. Наш выбор состоит в том, чтобы переделать общество или позволить ему быть переделанным, сгладить старые и новые лоскутные одеяла или позволить им изнашиваться еще больше.

Centenary Stage Company представляет американский пэчворк-квартет 22 января

НОВОСТИ | ХАРАКТЕРИСТИКИ | ПРЕДПРОСМОТР | СОБЫТИЯ

первоначально опубликовано: 30 декабря 2021 г.

(ХАКЕТТСТАУН, Нью-Джерси) — Компания Centenary Stage начинает Новый год с музыкального фестиваля «Январская оттепель», на котором 22 января в 20:00 выступит American Patchwork Quartet . American Patchwork Quartet демонстрирует динамическое разнообразие современной культуры, переосмысливая вечные песни из прошлого Америки. Спектакль состоится в Театре Ситник Центра исполнительских искусств Лэкленда. Спектакль также будет доступен в прямом эфире.

В состав American Patchwork Quartet входят известные исполнители Фалу Шах (вокал), Клэй Росс (гитара/вокал), Кларенс Пенн (ударные) и Ясуши Накамура (бас). Компания Centenary Stage Company также проведет разговор с американским квартетом Patchwork 22 января 2022 года в 15:00.Это мероприятие можно посетить бесплатно при условии предварительного бронирования. Это стало возможным благодаря программе ArtsCONNECT Фонда искусств Средней Атлантики при поддержке Национального фонда искусств. Посетители, принявшие участие в этой информационно-просветительской программе, также получат скидку в размере 10 долларов США на билеты на концерт American Patchwork Quartet. Чтобы сделать заказ на «Разговор с американским квартетом пэчворк», позвоните в кассу Centenary Stage Company по телефону (908) 979-0900.

Билеты на американский пэчворк квартет стоят от 15 долларов.от 00 до 22,50 долларов США, а участие в «Беседе с американским квартетом пэчворка» бесплатно. Те, кто посетит A Conversation with American Patchwork Quartet , получат скидку в размере 10 долларов США на билеты на представление American Patchwork Quartet. Все цены на билеты увеличиваются на 5 долларов в день представления. Каждое из этих событий также будет транслироваться в прямом эфире, а ссылки доступны по цене 10 долларов США за каждое.

Музыкальный фестиваль «Январская оттепель» компании Centenary Stage Company завершится выступлением Best of the Eagles 29 января 2022 года в 20:00.Билеты стоят 30 долларов каждый и увеличиваются на 5 долларов в день представления. Выступление Best of the Eagles также будет транслироваться в прямом эфире, а ссылки доступны за 10 долларов США.

Чтобы получить дополнительную информацию и приобрести билеты, посетите сайт centenarystageco. org org или позвоните в кассу Centenary Stage Company по телефону (908) 979 – 0900. Касса Centenary Stage Company работает с понедельника по пятницу с 13 до 17 часов и за два часа до на все выступления Centenary Stage Company также можно найти в социальных сетях; Facebook, Twitter, TikTok и Instagram.Поставьте лайк и подпишитесь, чтобы получать последние новости и специальные предложения CSC.

 

Рекламируйте с New Jersey Stage за 50-100 долларов в месяц, нажмите здесь для получения информации Штат Нью-Джерси. Для получения дополнительной информации о политиках CSC в отношении COVID-19 и обновлениях политики посетите сайт centenarystageco.org/faq.

Сезон мероприятий исполнительского искусства 2021-22 годов в Centenary Stage Company стал возможен благодаря щедрой поддержке Geraldine R.Фонд Доджа, Государственный совет штата Нью-Джерси по делам искусств, Фонд Шуберта, Фонд Бланш и Ирвинга Лори, Фонд Сандры Купперман, Фонд Джона и Маргарет Пост и корпоративные спонсоры CSC, в том числе спонсор платинового сезона The House of the Good Shepherd, Серебряные спонсоры Hackettstown Medical Center Atlantic Health System, Home Within Senior Care (Вашингтон) и Fulton Bank, а также члены и сторонники Centenary Stage Company.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.